ЛЯГУШАТНИК

 

Евгений Зыков
Сорок три Медвежки и Мидвидятина
(окончание)

 

Шепталка третья,
или Тырканосики и Медвежки

ырканосики не любили Медвежек. Как только какая-нибудь Медвежка подходила к их Желтой Поляне, все тырканосики тут же прятались. И затаившись в траве, начинали перешептываться между собой:
      - Смотри-ка, сюда направляется!
      - Лапами-то, лапами как машет! Бестолковая зверюшка!
      - Ага. И бесполезная! Ну какая от нее польза? Только суета и беспорядок.
      - Да-да! В прошлый раз, помнишь, они впятером пытались забраться на сосну, чтобы окрестности оглядеть.
      - Хи-хи-хи! А чем дело кончилось?
      - Тремя рваными шортами!
      - Ха-ха-ха!
      - Шшш! Остановилась! Прислушивается, наверное.
      Медвежка и в самом деле останавливалась под высоким дубом, мучительно раздумывая над тем, чего ей хочется больше: полежать в тени или пойти собирать чернику.
      Тырканосики подбирались поближе к Медвежке.
      - Ну что, уже пора? - шептали самые нетерпеливые.
      - Нет, еще рано, - отвечали более спокойные.
      Медвежка, выбрав самое верное решение: сначала полежать в тени, а потом пойти за черникой, удобно устраивалась под деревом.

      - Вот теперь пора!
      Тырканосиков на Желтой поляне жило великое множество. Это были маленькие, едва заметные букашки с длинными носиками.
      И вот как только Медвежка закрывала глаза, все тырканосики бросались к дереву, забирались на него и рассаживались по листьям. На одном дубовом листке могло поместиться сто или двести букашек. Они перепиливали острым прутиком ножку листа и летели вниз, трубя своими носиками:
      - Тыр-тыр-тыр! Тыр-тыр-тыр! Тыр-тыр-тыр!
      Поэтому их и прозвали тырканосиками.
      Медвежка, конечно, сразу же просыпалась, но было уже поздно. Через несколько мгновений под дубом шевелилась высокая гора листьев. А довольные тырканосики разбегались в разные стороны, торжествующе трубя:
      - Тыр-тыр-тыр!!!
      Медвежка выползала из-под листьев, с недоумением оглядывалась вокруг.
      - Странная какая-то поляна, - ворчала она, разыскивая среди листьев свою кружку. - Лежишь спокойно под деревом, ветра нет, землетрясения нет, и вдруг - «тыр-тыр-тыр» - и засыпана листьями по самую макушку. Ничего не понимаю. Если бы не черника, ни за что бы сюда не приходила.
      Озадаченная Медвежка шла к другому дереву, приговаривая: «Перед работой полезно отдохнуть». Но история с листьями повторялась снова и снова.
      Ничего не поделаешь - тырканосики очень любили летать.

 

Молочный коктейль,
или Чем болеют Медвежки

едведь! Ты вообще-то понимаешь всю серьезность ситуации? - Медвежка любила при случае ввернуть какое-нибудь необычное слово.
      - Нет. А что это такое - ситуация? - Медведь потянулся и сладко-сладко зевнул. Он очень хотел спать, но пока Медвежка у него в гостях, об этом не могло быть и речи. «И чего ей не спится? Прибежала рано утром, разбудила, назвала сонной мухой и сплюшкой. И уже целый час твердит про какую-то страшную болезнь», - подумал Медведь и снова зевнул.
      - Ситуация - это то, что с кем-нибудь происходит вдруг. Например, ты шел-шел, да и упал в лужу. Вот это и есть ситуация. Да перестань ты зевать!
      - Ну хорошо, хорошо. Но я все равно не понимаю, почему это «вдруг» происходит так рано утром. Неужели нельзя подождать хотя бы до обеда? И что это за болезнь такая ужасная с тобой приключилась? Вид у тебя совершенно здоровый. - Медведь снова зевнул и едва успел увернуться от тапка, брошенного в него Медвежкой. В ответ он кинул одну подушку и, схватив с кровати другую, с криком «Нечего кидаться моими тапками!» вступил в поединок с Медвежкой.

      - Уф-ф! - выдохнул он через пять минут, с изумлением разглядывая беспорядок в берлоге. Всюду были разбросаны перья из подушек, стулья, одежда. Вешалка покосилась и грозила рухнуть, а стол с середины комнаты был задвинут в угол.
      - В общем, так. Объясняю все сначала и в последний раз, - отдышавшись, Медвежка уселась на кровать. - Мы - Медвежки то есть - подвержены приступам ужасной болезни...
      - А как она называется?
      - Не перебивай! Никто не знает, как она называется. Но если ее не вылечить в первые три дня, то Медвежка перестает быть Медвежкой.
      - Как это? А кем же она становится?
      - Ну, это просто так говорится. С виду, конечно, это обыкновенная Медвежка, но характер, привычки и поступки совсем не медвежкинские. Понимаешь?
      - Да. Теперь я понимаю, почему ты примчалась ко мне рано-рано утром.
      - Наконец-то. Хочешь, чтобы так было каждый день?
      - Нет-нет. А чем лечить будем? - деловито спросил Медведь, поднимая с пола одежду и развешивая ее по стульям.
      - Молочным коктейлем, разумеется.
      - А ты умеешь его готовить? - удивился Медведь.
      - Не-а. Да это и не нужно. Главное, найти место, где его можно взять. Пойдем, я тебе все по дороге расскажу, - Медвежка открыла дверь берлоги, но вдруг, вспомнив что-то, остановилась на пороге. - Чуть не забыла - возьми с собой большую банку меда. Потом все объясню.
      Через пятнадцать минут они шагали по лесной тропке к соседней деревне. По пути Медведь хотел съесть семь-восемь ложек меда - он и ложку специально для этого взял - но Медвежка не позволила. На все расспросы, почему нельзя есть мед, который несешь собственными лапами, она отвечала уклончиво и туманно. Ей даже пришлось немного побегать от Медведя, но только немного, потому что бежать с полной банкой меда гораздо труднее, чем без этой самой банки! И зачем они взяли с собой мед?!
      Медведь вздыхал, а Медвежка рассказывала о своей странной болезни и о том, как в самый первый раз случилась настоящая эпидемия - заболели сразу тридцать семь Медвежек. Это же так ужасно - тридцать семь цветущих, энергичных и задорных созданий вдруг, за каких-то три дня, превратились в жалких, скучных, стеснительных и ноющих зверюшек. И это продолжалось до тех пор, пока она, как единственная умеющая читать, не нашла в энциклопедии - нет, ты послушай, послушай, и нечего на меня смотреть такими просительными глазами - лекарство, которым эта болезнь лечится. И почему она сразу не посмотрела букву «к», а стала читать с самого начала?!

      Они подошли к крайнему дому, на воротах которого висела какая-то табличка. Медвежка прочитала вслух: «Осторожно, злая собака спит» и спросила:
      - Скажи, ты хочешь, чтобы тебя называли «Сэр Благородный Рыцарь Медведь»?
      - Н-не знаю, - с сомнением ответил Медведь. - Смотря что для этого надо сделать. Звучит-то, конечно, неплохо, но как-то... по-старинному.
      - Это звание получал только тот, кто совершал какой-нибудь подвиг во имя дамы сердца, - торжественно объявила Медвежка.
      Медведь с изумлением посмотрел на нее.
      - Ты иногда говоришь так, как пчелы жужжат: ясно, что о меде, но неясно, где его искать. Расскажи, что надо делать, тогда я отвечу на твой вопрос.
      Медведь уселся на обочину дороги, поставил рядом банку и приготовился слушать. Медвежка устроилась рядом, на сорванном листе лопуха. Деревня уже проснулась - где-то гоготали гуси, кричали петухи, слышался лай собак и веселый детский смех. Но здесь, на окраине, было пока тихо.
      - Значит, так. В этом доме два дня жили родители с детьми. Вчера они уехали в город, а перед отъездом приготовили молочный коктейль. Но не смогли его весь выпить, представляешь? И остаток поставили в холодильник на веранде. Принеси, пожалуйста, его мне, а? А я за это иногда буду называть тебя «Сэр Благородный Рыцарь Медведь», - сказала тринадцатая Медвежка.
      - Но коктейль-то чужой? А Медведи чужое без разрешения не берут.
      - А давай поменяем мед на коктейль. Тогда мед будет чужим и его, конечно, брать ни в коем случае нельзя. А молочный напиток будет наш. А раз он наш, то нечего ему стоять в чужом холодильнике и портиться. Мы его возьмем и выпьем. Только чур, сначала буду пить я. Ну как?
      Медведь задумался.
      - Все вроде хорошо, если бы не мед. Получается, что я буду менять свой сладкий густой цветочный мед на что-то, чего еще ни разу в жизни не пробовал. Нет, с медом ты плохо придумала. Надо было брать для обмена что-нибудь другое. Пойдем домой, поищем.
      Медведь встал, отряхнул пыль и, подняв с земли драгоценную банку, направился обратно к лесу.
      - Да у тебя в берлоге, кроме мёда, ничего подходящего нет, - крикнула Медвежка ему вслед.
      - А у тебя? - спросил он, не останавливаясь.
      - И у меня тоже. Думаешь, я к тебе просто так пришла сегодня? Я же к тебе за помощью пришла.
      Медведь замедлил шаг, а Медвежка продолжала:
      - Послушай, Мидвидятина. Если ты достанешь мне молочный коктейль, то я буду звать тебя «Сэр Любимый Благородный Рыцарь Медведь». А? И потом - эта банка ведь не последняя у тебя. Неужто тебе жалко чуть-чуть меда для выздоровления Медвежки?
      - Ладно, убедила, - махнул лапой Медведь и подошел к дому. - Только - шшш.
      Он отворил дверь и шагнул во двор.
      За воротами было тихо. Невдалеке стояла собачья будка, из которой доносилось размеренное сопение. Медведь осторожно, на цыпочках прошел через двор, поднялся на крыльцо и открыл дверь веранды.
      Внутри действительно стоял холодильник. Найти коктейль было легко, потому что кроме него в холодильнике ничего не было. Поставив банку с медом на полку рядом с высоким стаканом, Медведь вдруг увидел, что обмен получается неправильный. Меда в банке было значительно больше, чем напитка в стакане. «Нет, так дело не пойдет», - решил Медведь и стал доставать ложку из кармана штанишек, чтобы съесть явно лишний мед. Но ложка выскользнула из лапы и упала на пол, звеня и подпрыгивая. Медведь замер.

      - Ррр! Гав! Гав! - раздалось за его спиной.
      Он быстро повернулся. В дверь веранды заглядывала сонная и удивленная собака.
      - Ты что здесь делаешь?
      - М-м-меняю, - ответил Медведь.
      - Что? - собака удивилась еще больше. - Что ты меняешь?
      - Меняю свой мед на ваш молочный коктейль.
      - Интересно. А ложка зачем?
      - Хотел съесть лишний мед, а то неравный обмен получается.
      Собака задумалась. И тут Медведю пришла в голову замечательная мысль.
      - Послушай, давай я лишний мед отдам тебе. Тогда все будет в порядке.
      Собака широко улыбнулась, показав острые зубы.
      - Отлично. Я очень люблю мед.
      - Я тоже, - вздохнул Медведь и стал выкладывать мед в собачью миску.
      Закончив с этим, он поставил банку в холодильник и взял стакан.
      - Спасибо. Я пошел.
      - Заходи еще, - облизываясь, ответила собака.
      Когда Медведь вышел из ворот, Медвежка сразу же отобрала у него стакан и стала расспрашивать, потихоньку отпивая коктейль:
      - Все нормально? Там собака проснулась, да? А звенело что - ложка?
      Но настроение у Медведя было почему-то плохое. А Медвежка отхлебывала из стакана и распевала новую песенку:

    Медвежки иногда бывают грустными,
    Бывают также мрачными и хмурыми.
    Но никогда нигде не быть Медвежкам
    Скучающими, сонными и глупыми.

      По дороге домой Медвежка часто называла его «Сэр Любимый Благородный Рыцарь Медведь» и поэтому настроение Медведя постепенно улучшалось. А совсем хорошим, даже замечательным, оно стало в берлоге, когда он открыл новую банку с медом, понюхал его, попробовал и сказал:
      - В следующий раз буду менять самую маленькую баночку меда на пять стаканов коктейля. Или даже на шесть.

 

Шепталка четвёртая,
или Про Любовь

овершенно внезапно тринадцатая Медвежка изменилась. Она перестала ходить по вторникам и пятницам на мышиную поляну, прекратила распевать веселые беззаботные песни по вечерам, а лишь сидела в своей берложке целые дни напролет и что-то бубнила. Любая Медвежка могла услышать эти «бу-бу-бу», если подходила близко к двери. А что толку? В этих странных звуках ничего нельзя было разобрать, и поэтому все разговоры других Медвежек об этом событии были такие:
      - Ну, как она?
      - Да все так же. Бедненькая. Уже вторую неделю бурчит.

      Но однажды днем тринадцатая Медвежка вышла из своего заточения, зажмурилась от яркого солнечного света и оглушительно чихнула. Все Медвежки, которые были поблизости - а их оказалось ровно двадцать восемь, - немедленно собрались возле ее берложки и стали молча разглядывать сильно похудевшую подругу.
      - Ну, что уставились? Медвежку никогда не видели?
      - Такую тощую - никогда. О чем ты там бубнила все эти дни?
      - Я сочиняла стихи!
      - Ха! - засмеялись и зафыркали Медвежки. - Любая из нас умеет сочинять стихи.
      - Да, - согласилась тринадцатая. - Но я сочиняла не простые стихи, а стихи про Любовь.
      Она обвела многозначительным взглядом мгновенно притихшую толпу Медвежек.
      - Хотите послушать?
      Все закивали головами и уселись полукругом прямо на траву перед берложкой.
      Тринадцатая Медвежка подождала, пока все успокоятся, и стала читать свои стихи:

    Медвежка решила Медведю признаться.
    Но в чем? Вот вопрос. Надо в нем разобраться.
    Припомнив все случаи в жизни, Медвежка
    Решила признаться, что съела орешки.

    Спустя полминуты подумала: «Дудки!
    Признаюсь-ка лучше в потерянной шубке».
    Но шубку она никогда не теряла,
    А в чем бы еще ей признаться - не знала.

    Промучившись день или два или три,
    Решила: «Признаюсь Медведю в любви!»

      - И что теперь? - спросила какая-то любопытная Медвежка.
      - По-моему, все ясно, - заявила тринадцатая. - Я сейчас иду к Медведю и читаю ему этот стих. Потом мы собираем его вещи и переносим их сюда, в мою берложку. Он будет жить у меня.
      - А что он умеет делать?
      - Ну-у, много чего. А если чего и не умеет - мы его научим. Медведи ведь очень хорошо обучаются. Но в любом случае - он умеет собирать малину и знает лучшие малинники в здешнем лесу.
      - Это хорошо! Пусть будет по-твоему, - одобрительно зашумели Медвежки.
      - А черничники? - спросила какая-то неугомонная Медвежка.
      - Всему свое время, - успокоили ее остальные и разошлись по своим делам.
      На следующее утро тринадцатая Медвежка проснулась в особенно хорошем настроении. Несмотря на то что предстоял обычный день, она чувствовала себя совершенно счастливой. Пытаясь сообразить, отчего же ей так хорошо, Медвежка случайно поглядела в окно. И сразу все поняла. Там ее поджидал любимый Медведь с полной кружкой спелой земляники!

      С этого дня жизнь Медвежки пошла совсем по-другому. Теперь она просыпалась рано-рано утром и до завтрака гуляла по окрестностям берложки, собирая цветы и сочиняя стихи. Правда, Медведь не очень-то одобрял эти походы. «Потому что, - говорил он назидательно, - вполне можно что-нибудь найти. А будет ли это что-нибудь нужным - неизвестно».
      Но Медвежка его не слушала и каждое утро отправлялась по полянам и оврагам. Так были найдены: старая калоша, дырявый самовар, сломанный градусник и немного лопнутый воздушный шарик. Градусник Медвежка тут же засунула себе под мышку и с тех пор с ним не расставалась. Самовар Медведь кое-как приспособил под умывальник. Калошу пришлось снова потерять, так как для нее на нашлось пары. И только воздушный шарик долго не могли пристроить. Медведь уже подумывал о том, не сделать ли из него заплату на штанишки, но позавчера...
      Позавчера Медвежка нашла Медвежонка. И шарик подарили ему.



Конец сказки про Медвежек

 

Рисовала Соня Полчок

[начало] [в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2002

Используются технологии uCoz