Евгения Ярцева. НОВАЯ ЖИЗНЬ
ИСТОРИИ

 

Евгения Ярцева
Новая жизнь

 

Незваный гость хуже...

Мы с Наташей сидели в нашем новеньком шалаше и ели сухарики "Три корочки". С беконом. Наташа набила рот сухариками так, что они торчали, как усы у сома, и неразборчиво говорит:
      - А я в газете читала, что в "Трёх корочках", именно в этих, с беконом, нашли печёную крысу!
      Ой. Я сразу принялась ворошить остатки сухариков. Вдруг под ними, в тёмных недрах упаковки, затаилась печёная крыса! Крысы не нашлось, но сухарики доедать расхотелось. А захотелось их куда-нибудь побыстрей сбагрить. Глядь, бежит собака Стёпа - прогуливает по полю свою хозяйку тётю Клаву. Вот ему, Стёпе, и отдам. Он же не знает про крысу. И потом, он всё подряд ест. Хоть травинки, хоть гнилые палки, хоть зелёных навозных мух.
      Стёпа набросился на сухарики и больше половины уронил на землю. Но подбирать не стал и зачем-то устремился в шалаш. А Наташа положила там свою белую вязаную кофту - ей всегда эту кофту всучивают, даже когда пятьдесят градусов жары, - и Стёпа наследил на кофте песком. И так старательно обнюхивал шалаш, что чуть не свалил. Мы пробовали его выгнать, а он на нас ноль внимания и ещё ногу поднял!
      Тётя Клава подошла.
      - Зря вы его позвали. Хуже этой собаки гостя не придумаешь. Наглый, всюду нос суёт, всё крушит!
      Когда Стёпу вытолкали, Наташа сказала:
      - Да, Стёпа, конечно, неподходящий гость. Давай пригласим подходящих гостей! Всех удивим нашим шалашом.
      А тут гости сами явились, без приглашения. Тата с Настей. Вышли из Настиной калитки - и давай удивляться шалашу.
      - Когда это вы успели? - с завистью спросила Тата.
      - Ничего шалашик, - оценила Настя.
      - А сколько в нём народу помещается? - Тата сунула в шалаш голову, а потом и вся целиком вошла.
      - А можно посидеть? - Настя на четвереньках вползла в шалаш, потому что вверху было тесно из-за Таты.
      - Давайте здесь в карты поиграем. - Тата вынула из кармана колоду карт.
      - Ага, в дурака, подкидного и переводного. - Настя по-турецки, как какой-нибудь эскимос, расселась на Наташиной кофте.
      Вот так гости! Явились без приглашения и собираются в карты резаться в чужом шалаше! А хозяева должны сбоку припёку ютиться!
      Мы им всё это тут же выложили, без утайки.
      - Ну и обойдёмся без вашего шалаша, - уходя, сказала Настя.
      - У нас свой шалаш есть, лучше, - уходя за Настей, сказала Тата.
      - Чем это он лучше? - равнодушно поинтересовались мы с Наташей.
      - Тем, - отвечают, - что в нём нет таких жадин, как вы!
      И ушли в Настину калитку.
      - Надо же, девчонки - а такие наглые! - удивлялась Наташа.
      - Это потому что они старше нас, - говорю. - Люди чем старше, тем наглей становятся.
      - Вот Миша с Саньком хоть и мальчишки, а совсем не такие наглые, - продолжала Наташа.
      - Это потому что они младше нас. Ещё не успели как следует обнаглеть.
      - Да, они ещё маленькие, - согласилась Наташа.
      Глядь - Миша с Саньком, легки на помине, несутся по полю с палками, которые у них ручные пулемёты, и на бегу стреляют по клеверу.
      - О, блиндаж! - Миша бросился к шалашу. - Саня, сюда! Врежем по гадам из блиндажа!
      Они без спросу ворвались в наш шалаш и по пути чуть нас не растоптали.
      - Во сколько тут дырок! - обрадовался Миша. - Это бойницы будут!
      Миша с Саньком мигом просунули свои ручные пулемёты сквозь стены и, голосами изображая пальбу, так затрясли шалаш, что он едва не рассыпался.
      - Вон! Вон отсюда! - кричали мы с Наташей, безуспешно пытаясь перекрыть звуки пальбы.
      Наконец выставили их из шалаша.
      - Даже пострелять не дали! - крикнул Миша. - Жадины!
      - Да! - сказал Санёк.
      Все как сговорились нас жадинами обзывать!
      - Не дружим с вами больше!
      - Да! - сказал Санёк.
      - И я тебе, Машка, в Москве мой самокат не буду давать! - разорялся Миша.
      - Да! - подтвердил Санёк.
      Они ушли, и Наташа заключила:
      - Не такие уж они и маленькие...
      - Ага, - говорю, - когда-то уже успели обнаглеть.
      - Только совсем маленькие дети ещё не наглые, - решила Наташа.
      - Такие, как наш Паша, - добавила я, потому что Паша как раз вышел из калитки. - Он очень интеллигентный. Он бы, небось, подумал, прежде чем шалаш трясти...
      А Паша - шасть! - в шалаш! Мы - за ним.
      - Нельзя в чужой шалаш без спросу забегать!
      Тут Паша недолго думая схватился за одну из опор да ка-ак шатнёт! И вырвал её из земли. Шалаш покривился, вот-вот завалится.
      - Ах ты противный мальчишка! - закричала я, выволокла интеллигентного Пашу из шалаша и дёрнула за волосы. - Зачем ломаешь?!
      Паша заревел, как будто это его обидели, а не он сломал шалаш. И сквозь рёв нагло заявил:
      - Ты плохая!
      И убежал обратно на участок.
      Ужас, кто нас окружает! Сплошные наглецы!
      Мы, беззащитные жертвы окружающих наглецов, принялись чинить шалаш. Вставили на место прочную опору, и шалаш приобрёл прежний, некривой, вид.
      - Что-то мы со всеми сегодня поссорились, - вздохнула Наташа.
      - Это, наверное, потому, что незваный гость хуже... - я вспомнила первого из незваных гостей, - хуже собаки!

 

Новая жизнь

Наконец-то дожди закончились и наступила жара. Тропинки на участке просохли, только на дороге держались лужи. Мы с Наташей на радостях весь день сновали через тёти-Тамарин участок от Наташи ко мне, от меня к Наташе. "Угомонитесь, наконец!" - взмолилась под вечер Наташина бабушка. И мы угомонились - сели на диванчик перед телевизором, у Наташи на кухне. И Миша с нами. По телевизору выступала женщина в висячих одеждах. Причёска - как буря. Серьги - до плеч. Она выпучила глаза и взвизгивала: - Современный человек живёт омерзительной, нездоровой жизнью! Сколько времени он проводит лёжа на диване, перед телевизором! И что он смотрит?! Включите любую программу - и вы увидите какие-то ужасы, всяких монстров, чудовищ. - Она угрожающе потрясла своей страшной причёской. - Я уж не говорю о питании. Еда - это для организма вообще стресс! И что мы едим?! Что пьём?! Чипсы, хот-доги, кока-кола! А на самом деле нашему организму ничего не нужно - ни копчёностей, ни кетчупов, ни майонезов! Ни кока-колы, этой гадости!! Она так разошлась - того и гляди выскочит из телевизора и сгонит нас с дивана.
      - Бабушка, кто это? - спросила Наташа боязливо.
      - Целительница какая-то, - ответила бабушка.
      Тем временем целительница немного отдышалась и продолжала:
      - Тому, кто хочет вести здоровый образ жизни, я дам несколько простых рекомендаций. Не сидите часами перед телевизором, не лежите на диване! Ходите, занимайтесь физической работой, копайте землю! Не носите одежду из синтетических тканей! Ешьте натуральную еду! Запивать еду нельзя ни в коем случае! Это опасно для здоровья! А главное, чаще думайте о добром и светлом! И жизнь ваша преобразится! Вы почувствуете интерес к жизни, это я вам обещаю!
      На следующее утро смотрю - Миша чистит зубы! Обычно его не заставишь.
      - Ты чего это? - спрашиваю.
      - Я решил начать новую жизнь! - отвечает. - Приучаться делать то, что я больше всего ненавижу! Сейчас русским сяду заниматься.
      Он сел за письменный стол и переписал из учебника для второго класса одно упражнение. Красиво-красиво, без единой помарки.
      Во как - и вправду начал новую жизнь. Мне даже завидно стало. А может, и мне начать? Чем я хуже?
      Я тут же побежала к Наташе. Чтобы предложить ей со мной за компанию начать новую жизнь.
      Наташа очень оживилась.
      - Точно! Давай вести здоровый образ жизни - помнишь, как целительница говорила?
      Гениальная идея! Мы покончим с омерзительным, нездоровым образом жизни. Чтоб не быть как современный человек, который лежит на диване, разодетый в синтетику, смотрит в телевизор на всяких монстров, ест копчёности и запивает их кока-колой. И при этом думать не думает ни о чём добром и светлом!
      Итак, с чего начать?
      - Во-первых, мы должны заниматься физической работой, - сказала Наташа.
      Мы стояли посреди участка и озирались в поисках какой-нибудь физической работы. Заняться стиркой? Нет, Наташина бабушка уже развесила на верёвках чистое бельё. Помочь дедушке перетаскивать кирпичи за сарай? Он только что унёс последний кирпич. Тогда, может быть, покопать землю? Но на участке везде клумбы и грядки, ничего не вскопаешь...
      - Что-то я устала стоять на солнцепёке, давай в тенёчке посидим, - и я села под яблоней.
      Наташа села рядом со мной, а потом прилегла на травку.
      - Да, жара какая-то утомительная, - сказала она.
      Я тоже прилегла. Так мы лежали в тенёчке и смотрели на мелкие маргаритки в траве, на чёрный корявый забор, на редкие, похожие на скопления пушинок, облачка...
      Тут Наташа спохватилась:
      - Да, а во что мы с тобой одеты? Это не из синтетической ткани случайно? - она ткнула в мою безрукавку.
      - Не знаю... Может, из синтетической. А вот у тебя шорты - наверняка из синтетической!
      Наташа вскочила.
      - Пошли у меня в шкафу пороемся, найдём что-нибудь натуральное, несинтетическое. У меня здесь одежды - во! - она показала выше головы.
      Мы побежали рыться в Наташином шкафу. Там обнаружилось много интересного.
      - О, класс какой! - Я нашла золотой плащик, довольно длинный, мне по колено.
      - Ух ты, что это у меня тут? - Наташа вытащила из-под маек маленький чёрный топик с вышитой бисерной розочкой. - Не помню такого...
      - А какие у тебя леггинсы здоровские! - я сняла с вешалки блестящие чёрные леггинсы.
      Ещё на дне шкафа завалялся прямоугольный кусок серебряной ткани. Наташа обернула его вокруг себя, и получилось, будто она в вечернем платье до полу.
      - А давай знаешь что? Эльфами нарядимся! Ты в этом серебряном будешь королевой эльфов, а я - королём, я надену топик, леггинсы и золотой плащ.
      - И будем порхать по цветочкам! - подхватила Наташа.
      Мы быстро переоделись в эльфов. Наташа заколола серебряную ткань мамиными брошками.
      Мы уже вовсю порхали по цветочкам, когда мимо прошла Наташина мама и сказала недовольно:
      - Такая жара, а они в сплошную синтетику вырядились!
      Мы переглянулись.
      - Ничего страшного, - успокоила меня Наташа. - Немного поиграем в эльфов - и снимем синтетику. Зато мы не сидим перед телевизором и не смотрим на всяких...
      - Девочки, "Корпорация монстров" начинается! - позвала бабушка с крыльца. - Будете смотреть?
      - Ура! - закричали мы в один голос и бросились в дом. И устроились поудобнее на диване перед телевизором.
      Мультфильм закончился. Мы с Наташей вышли из дому.
      - Ой, как есть хочется! - сказала я.
      - И мне тоже... Только надо натуральную еду, помнишь?
      Мы направились к грядкам, чтобы найти какую-нибудь натуральную еду. Но задержались возле стола под яблоней. На столе стояла плетёнка с нарезанным хлебом, банка маринованных огурцов, пакетики с кетчупом и майонезом и целое блюдо поджаренных сосисок. Выглядели они аппетитно.
      - Давай возьмём по сосисочке, - предложила Наташа. - Ты свою чем намажешь? Я майонезом.
      - А я кетчупом.
      - Вообще-то, я кетчупом тоже хочу...
      - А я и майонезом тоже...
      И мы намазали наши сосиски и тем и другим. До чего же вкусно! Теперь запить бы.
      - А помнишь, целительница говорила, что запивать нельзя, вредно для здоровья? - сказала Наташа.
      - Да, но после сосисок всегда очень хочется пить! - возразила я. - Умереть от жажды - это тоже вредно для здоровья!
      Наташа ушла на кухню и вернулась с двухлитровой бутылкой кока-колы. На столике стояли кружки. Наташа налила кока-колу в одну из них.
      - А помнишь, целительница говорила, что кока-кола - это гадость? - сказала я.
      - Да, но ничего другого нет... Я же немножко, всего полкружки.
      А кружка огромная, целая бадья! Я взяла себе такую же.
      - Налей и мне этой... гадости. Лей, лей, побольше, побольше...
      Мы залпом выпили свою кока-колу.
      Тут Наташа опять спохватилась:
      - Мы же сегодня не думали ни о чём добром и светлом! Целительница говорила, что это самое главное!
      И мы принялись напряжённо соображать, о чём бы таком добром и светлом нам подумать.
      - О, вон Светка идёт, - я показала за забор.
      - У-у, дура...
      - Вот именно... Помнишь, как она на нас орала?
      - Ага. А помнишь, как она тебе говорит, когда ты ей джинсы случайно забрызгала: "Из-за тебя меня домой не пустят!"
      - Да, и главное, всё врала, её мама даже не заметила, что они забрызганы!
      - А помнишь, она наши запасы веником?.. Ей просто нравится нам гадости делать!
      Мы погрузились в воспоминания о разнообразных гадостях, которые причинила нам Светка. И в светлые, прекрасные мечты о том, как подстроим ей какую-нибудь каверзу, чтобы проучить. Например, подпилим доски у мостика, она пойдёт по нему и - хрясь! - в канаву! Или седло у велика клеем вымажем, когда она соберётся за мороженым в Татариново, а туда ехать пятнадцать минут. Подъедет к палатке, захочет спрыгнуть с велосипеда - не тут-то было!
      Пока мы изощрялись в изобретении каверз для Светки, наступили сумерки. Пора мне домой. Наташа пошла меня проводить.
      - Здорово сегодня было, правда? - сказала она.
      Правда! До чего весело мы провели день! Мы точно почувствовали интерес к жизни, как целительница и обещала!
      Вот только пожить новой жизнью нам так и не удалось...

 

Художник Елена Ремизова

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2014