ИСТОРИИ

 

Станислав Востоков
Электричка

 

Дремота

Зашёл я в электричку на станции Баковка. Сел возле молодого солдатика и задремал. Только иногда глаза открываю, чтобы, значит, свою остановку не пропустить.
      На станции Немчиновка вагон тряхнуло и я открыл глаза.
      Смотрю, солдатик мой в мужика с усами превратился. Сидит строго, усами в разные стороны показывает.
      Я поудивлялся немного и опять прикорнул.
      Очнулся на Рабочем Посёлке, гляжу, мужик усатый женщиной с чемоданом обернулся.
      Я даже немного испугался и побыстрее закрыл глаза.
      А на Филях меня как дёрнет. Вскочил - моя станция!
      Смотрю, женщина соседняя уже бабушкой стала. А чемодан - сумкой-коляской, в каких черешню возят.
      - Выходите, бабуля?
      А она молчит. Дремлет.
      Выходя из вагона, я думал:
      "Проснётся, глядь, а я в дедушку-ветерана превратился. То-то удивится бабуля!"

 

Трёхгорка

Еду я в электричке, думаю, размышляю. Иногда между размышлениями слышу - мол, двери закрываются, следующая станция Немчиновка.
      "Ага, - думаю, - значит, за нею Трёхгорка".
      Точно. Проехали немного:
      - Станция Трёхгорка.
      Следующая Баковка. Моя.
      Подъезжаем к платформе:
      - Станция Четырёхгорка.
      Какая Четырёхгорка? Где Баковка?
      Смотрю на платформу, а там действительно табличка: "Четырёхгорка". Всё верно.
      И поехало! "Пятигорка"! "Шестигорка"! "Семигорка"!
      "Ужас, - думаю, - сколько в нашей стране горок".
      А за окном холмы, возвышенности.
      Я посчитал, сколько их. Получилось одиннадцать.
      - Одиннадцатигорка!
      Гляжу в окно на бесконечные горки, о доме думаю, хочу туда попасть, но не могу из-за огромного количества неровностей почвы.
      Вдруг местность успокоилась, легла равниной.
      - Баковка!
      - Слава Богу, - сказал я и вышел на платформу
      А позади объявляют:
      - Следующая станция Ямки!

 

Стекольщик

Еду я как-то в электричке, никого не трогаю. Вдруг подходит ко мне женщина с большой сумкой в клеточку и шёпотом спрашивает:
      - Вы откуда едете?
      - Из Голицыно, - отвечаю.
      - Шоколадники ещё не проходили?
      - Нет.
      - Хорошо!
      И вдруг как закричит:
      - Уважаемые пассажиры! Вашему вниманию предлагается шоколад от отечественных производителей! Белый-воздушный-пористый, чёрный-горький-с арахисом. Имеются сушёные бананы.
      - Извините, - говорю, - а меня вот интересует, мороженого у вас нет?
      - Нет, подождите мороженщиков.
      Ладно, думаю, подождём мороженщиков.
      Тут подходит какой-то дядька со стеклом.
      - Стекольщики не проходили?
      - Нет, - говорю, - шоколадники были. У вас мороженого нет?
      - Откуда же у меня мороженое? Стеклорез есть японский. В три раза дешевле, чем на лотках города. Смотрите: подкладываем под стекло спичку, проводим черту, надавливаем и готово. Справится даже ребёнок!
      Подумал я, подумал да и купил стеклорез. Вещь нужная, тем более - японский. А мороженщики, может, ещё и не придут. Или товар у них кончится. Да и не люблю я его, признаться, мороженое-то.

 

Золотые люди

Вместе с другими людьми я мёрз как-то вечером на станции Фили.
      Вдруг прибывающая электричка осветила людей на платформе мощной фарой и они стали золотыми.
      Собравшиеся сразу зашевелились и стали проходить в двери, подталкивая друг друга золочёными сумками и позолоченными рюкзаками.
      Но я и без того всегда знал, что люди у нас золотые.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2007

Используются технологии uCoz