Маша Вайсман. ЛУЧШИЙ ДРУГ МЕДУЗ
ИСТОРИИ

 

Маша Вайсман
Лучший друг медуз
(из книги "Правда, весело?")

 

 

Правда, весело?

Как-то раз в дождливый майский день приходим мы с Верой из школы, а мама говорит:
      - Дети! Через неделю мы едем в Крым, и с нами Аня, Кира и маленькая Лизочка!
      - Без родителей?! - воскликнула Вера
      - Нет, почему? С родителями, конечно.
      - А Крым это что? - спросил я.
      - Крым - это на Чёрном море, - сказала мама.
      - А Чёрное море тёплое?
      - Очень тёплое!
      "На тёплое Чёрное море с Кирой и Аней, - подумал я, - вот это да"... И тихо сказал:
      - Ура!
      Неделя пролетела, как будто я нажал кнопку перемотки на видео. Вот мы уже собрали рюкзаки, сели в машину, потом в самолёт... Скорее, скорее, на море, с друзьями...
      Наконец мы приземлились, выходим из самолёта и нас окатывает тёплым южным ветром и запахом крымских растений. Это, наверное, сон.
      - Аня, где Кира? Кира, где Аня? - послышался голос мамы Ани и Киры.
      Значит, всё это происходит наяву и Кира и Аня с нами.
      - Правда, весело? - сказала Аня.
      - Правда, - согласился я.
      Из аэропорта в пансионат "Крымское приморье" мы ехали на машине. Мама восхищалась красотой степного Крыма. Я всё ждал, когда же появится море, а оно всё не появлялось. Мне стало скучно. Водитель показал нам место, где снимали "Всадника без головы"; после этого мы уснули.
      Проснулся я от странного запаха. "Это море", - подумал я и открыл глаза.
      - Правда, весело? - услышал я голос Ани.
      - Правда, - сказал я и увидел море.
      Оно оказалось гораздо больше, чем я ожидал. Я думал, взрослые всегда преувеличивают, говоря, что у моря не видно другого берега. Я был уверен, что всё-таки увижу хотя бы тоненькую его полосочку. Но я всматривался и ничего похожего на берег не видел. Только крошечный кораблик далеко-далеко.
      Самое удивительное, что Чёрное море было совсем не чёрное. Море было голубое, а волны зелёные. А слева в море тихо сползала гора...
      - Это гора Карадаг, - с восхищением сказала мама.
      - Какая же это гора, - сказал папа, - это дракон пришёл на водопой и никак не может напиться.
      - Никакой это не дракон, - сказал Кира.
      - Дракон-дракон, - убеждённо сказал папа. - Видишь волны? Это он пьёт и круги бегут по воде.
      - Так он живой? - спросил я.
      - Конечно, живой, - сказал папа.
      Мы посмотрели на Карадаг. Он действительно был похож на дракона, правда, не живого, а слегка окаменевшего. Всё-таки время от времени мы поглядывали на него с опаской.
      Справа берег был не такой высокий, как Карадаг. Там были жёлто-зелёные холмы и сиреневые горы. Казалось, до них рукой подать, и хотелось отправиться туда прямо сейчас.
      По набережной прогуливалась лошадь с хозяином. Мы спросили у них:
      - Что там за холмы?
      - Это Лисья Бухта, - ответил хозяин лошади, улыбаясь узкими глазами, - там песок и красивые камешки.
      - Там живут лисы? - спросил я.
      - Лис уже мало. Там дикари живут.
      - Там живут несчастные люди-дикари! - запел я от радости. - Давайте пойдём туда сейчас же.
      Но уже темнело, все хотели спать. К тому же мама Ани и Киры вспомнила, что Аня сегодня ещё не играла на скрипке, и они пошли домой. Я посмотрел им вслед и сказал про себя Аниным голосом: "Правда, весело?"

 

Лучший друг медуз

      У моря бывает разное настроение. Мы с Верой научились узнавать его по цвету. Это очень просто. Если море нежных оттенков - голубого, розового и зелёного, значит, оно сонное и играть с нами сегодня не будет. Если краски более яркие, значит, настроение у моря хорошее, игривое, скоро появятся волны и - верхом на них - барашки. А вот когда море действительно становится чёрным, значит, море рассердилось, штормит и купаться нельзя.
      Должен заметить, я не большой любитель купаться. Первые две недели я вообще не залезал в воду. Нет, я был совершенно здоров. Причина была другая. Сначала камешки. Они, конечно, красивые, но заходить по ним в воду... Сами попробуйте... Потом в море нагнало тысячи крылатых муравьёв. Откуда они взялись? Я долго ломал голову и пришёл к выводу, что где-то размыло небольшой остров с огромным муравейником.
      Но самой главной причиной моего некупания были медузы. Нет, они, конечно, мне нравились, эти прозрачные загадочные медузы, но только издалека. Встречаться с ними в воде мне совсем не хотелось.
      - Филя, иди искупайся, - говорила Вера.
      - Не хочу, медузы жгутся.
      - Они не жгутся, они маленькие и милые, - говорила Вера, похлопывая ладошкой маленькую медузку.
      - Они скользкие и противные, - говорил я и был сам себе противен, потому что считал себя другом всех зверей.
      - И совсем они не противные, они гладенькие, - говорила Вера, поглаживая медузку на ладони.
      - Их просто очень много, - сказал я и решил, что никогда не буду купаться.
      Как-то раз я сидел на берегу, читал книгу о морских животных и мечтал встретиться с ними в море. Рядом копошился в воде какой-то мальчишка и громко орал. Я сначала никак не мог понять, чем он занят. Оказалось, он вылавливает медуз, подносит их ко рту и громко кричит. Я не выдержал и спросил:
      - Что ты орёшь?
      - Я медузам ору в самое ухо, чтобы они сдохли от страха, - сказал мальчишка.
      Этого ему показалось мало. Он стал зарывать медуз в горячие камни. Тут уж я заорал:
      - Ты что делаешь?! Прекрати сейчас же!
      - А чего? - не поворачиваясь, буркнул мальчишка.
      - А то! Они живые! Им больно!
      - Они плохие, они склизкие.
      - Они гладкие, им так легче плавать, - сказал я и почувствовал, что начинаю любить медуз.
      - Они не гладкие, а гадкие, - продолжал мальчишка.
      - Сам ты гадкий, а медузы очень красивые, они - морские бабочки, - сказал я, пытаясь разгрести камни и выбросить медузу в море.
      - Да ладно тебе, их там и так полно, они купаться мешают. И никакие они не бабочки. Бабочки вот так летают, а эти вот так: бэ-э-э, - и он, растопырив руки-ноги, показал, как плавают медузы.
      - Вовсе не так. Они красиво плавают. И тебя не трогают. А ты вообще плавать не умеешь, - сказал я.
      - Я-то умею плавать. А вот ты не умеешь, потому что сам медуз боишься, - сказал мальчишка, противно ухмыляясь.
      Мне было ужасно неприятно это слышать. Слишком уж было похоже на правду.
      - Это я-то боюсь? Сейчас посмотрим, кто чего боится! - Я со всей силы толкнул его в воду.
      Он быстро поднялся и стал злобно на меня надвигаться. Я не стал его ждать и с разбегу плюхнулся в море. Я стал грести руками, как краб, а ногами, как лягушка. И вдруг почувствовал, что плыву! Это оказалось так просто. И очень помогли мне медузы, тем, что совсем не мешали. Как будто чувствовали, что теперь я их лучший друг.

 

В поисках жабы

      Однажды к нам прибежал наш приятель Сашка в большом волнении.
      - Филя! Филя! У нас гигантская жаба завелась! Говорят, величиной с добермана! Она всю ночь квакала. Никто не мог спать. Она квакала, как динозавр...
      - Да-а-а? Интересно. Никогда ещё не слышал, как квакает динозавр.
      - Да, как динозавр! Утром мы побежали туда, где квакало, и нашли там следы... Огромные... Знаешь, какие? Как у страуса!
      - Да-а-а... Это очень интересно. - Я мысленно пролистывал свою любимую энциклопедию по зоологии, которая осталась в Москве. Как бы она мне сейчас пригодилась! - Значит, говоришь, жаба. Ростом с добермана. Квакает, как динозавр, и следы у неё, как у страуса. Что-то ничего похожего я ни в одной книге не видел. Это, наверное, какой-то новый вид жабы, мутант какой-то, - заключил я.
      - Да-да, мутант! Точно мутант! - радостно запрыгал Сашка.
      - Хотелось бы её увидеть, - сказал я и почувствовал, что стою на пороге великого открытия.
      - А побежали, - с готовностью сказал Сашка, и мы побежали. И Вера, конечно, с нами.
      Сашка отдыхал в вагончиках на горе. Он привёл нас к вагончику, откуда доносилось кваканье динозавровой жабы. Место было пустынное и мрачноватое. В ржавом вагончике уже давно никто не жил. Он весь зарос травой. На ступенях, в окнах и на крыше буйно росла трава и какие-то цветочки. Это показалось мне крайне подозрительным. Видимо, земля вокруг вагончика была чем-то особенным посыпана. Это и могло привести к возникновению нового вида жабы.
      - Точно-точно, - радостно закивал Сашка.
      Он показал нам несколько толстых стеблей, сломанных на высоте моего пупка и сказал:
      - Это жаба скакала и траву помяла.
      Мне стало не по себе. Если жаба примяла траву на высоте моего пупка, то что же это за жаба...
      Мы обошли вокруг вагончика. Тут и там попадалась примятая трава и сломанные стебли тростника.
      - А вот эти цветы она схапала, - гордо сказал Сашка и показал на куст золотых шаров. Золотых шаров на нём не было, остались одни стебли. Зрелище было жуткое.
      - Вера, почеши мне спинку, - сказал я, потому что по спине у меня поползли мелкие… эти, как их, мурашки. А Вера, будто не слыша меня, стала грызть ворот своей майки.
      - А где же следы? - спросил я, пытаясь самостоятельно почесать себе спину.
      - Сейчас покажу, - ответил Сашка, и лицо его стало серьёзным. - Только осторожно идите, а то следы затопчете.
      Между вагончиками была небольшая песочная площадка величиной с пляжное полотенце. Сашка ткнул в неё пальцем и сказал:
      - Вот, даже больше, чем у страуса.
      Следы и вправду были похожи на лягушачьи, хотя мне, честно говоря, давно не приходилось встречать.лягушачьи следы. Величиной же они были со слоновью ступню и только по форме отдалённо напоминали страусиные.
      Не успел я почувствовать, что ноги мои становятся ватными, как вдруг совсем рядом раздалось удивительно мерзкое кваканье. Жаба-мутант была совсем близко. Мы с Верой быстро переглянулись, и я понял, что она совершенно не хочет встретиться с жабой, так же, как и я.
      Со всех ног бросились мы с горы, подальше от этого вагончика. Я даже забыл, что у меня ватные ноги и что я стоял на пороге великого открытия. К тому же я ещё не всё прочёл о жабах. Может быть, эта жаба уже давно открыта. А впрочем, ни в одной книге не услышишь крика жабы-мутанта, да ещё так близко. Это счастье для настоящего учёного. Остаётся только один вопрос: что делала жаба на горе, вдалеке от воды, которую обычно жабы так любят.
      Все эти мысли не давали уснуть, и я долго ворочался в кровати.
      Проснулся я от громкого шёпота:
      - Филя! Филя! - шептал под нашим окном Сашка. - К нам сегодня ночью огромная летучая мышь залетела и форточку сломала! Побежали, посмотрим!
      "Не такой я дурак, чтобы бегать по всяким пустякам", - подумал я и притворился спящим.

 

Золотая рыбка

      Мама сказала, что на волнорезе надо вести себя хорошо, а то можно упасть в море. Получается, надо просто стоять посреди этой железобетонной плиты и не двигаться. Тогда и ходить на волнорез незачем. А хочется посмотреть, как там рыбы и крабы.
      Один мальчик, Игорь, удил рыбу. У него была отличная удочка и очень хорошие червяки. Я ходил вокруг него и громко вздыхал, хотел попросить подержать удочку и всё не решался.
      - Везёт же тебе, - сказал я, - у тебя и удочка, и червяки...
      - Удочку бабушка подарила, а червяков сам накопал. Долго копал, земля сухая, они глубоко заползли, ещё выниматься не хотели. Я их прямо руками выковыривал, - с гордостью сказал Игорь.
      - Здорово, - сказал я.
      Конечно, жаль червяков. Не знаю, смог бы я вытаскивать их из земли руками, а вот о такой удочке я давно мечтал.
      - Да, везёт тебе, - опять сказал я.
      - Чего везёт? - не понял Игорь. - Вон только одну поймал. Другие только червяков объедают.
      Маленькая серебряная рыбка плавала в пластмассовой коробке. Интересно, как же объедают червяков другие рыбки?
      Я лёг на волнорез и свесил голову вниз... Вот, оказывается, как надо вести себя на волнорезе! Совсем не опасно, и всё прекрасно видно.
      Я увидел множество мальков. Они стайками носились туда-сюда, как школьники на перемене. Вон первый класс выплыл на прогулку, это совсем маленькие. А вон второй, покрупнее и поменьше числом. В третьем классе всего несколько толстеньких малёчков.Чем они старше, тем самостоятельнее. Ой... ой, а это ясли! Целая куча мальков, похожих на мелкие гвоздики, ринулась куда-то. А где же воспитатель? Вот он, еле поспевает за ними. Какая красивая рыбка-воспитатель! Чешуйки так и сверкают... Да ведь это же золотая рыбка, самая настоящая! Она плыла медленно и вдруг остановилась прямо подо мной. Может быть, она хочет выполнить какое-нибудь скромное желание одного хорошего мальчика или девочки? Рыбка вильнула хвостиком и спряталась за камень. Я загадал: если она выплывет снова, то выполнит все мои желания.
      Прибежали Кира, Аня и Вера. Они тоже легли на живот и увидели рыбку. Рыбка была рада с ними познакомиться. Она то и дело выплывала из-за камня и выслушивала наши желания. Желания у нас были очень простые.
      Например, Кира хотел, чтобы у него была змея, ну, можно даже не ядовитая. Ещё игуана, ну, можно даже не очень большая. И ещё скат, можно даже не электрический, а простой морской скат.
      Игорь, у которого рыбки съели всех червяков, лёг рядом с нами и сказал:
      - Хочу, чтобы бабушка подарила мне удочку-донку, чтобы из проруби ловить. А то я в Новособирске живу. У нас всё время зима. Лето маленькое. Или пусть я сюда к бабушке перееду, в Феодосию. Здесь лето большое.
      - Я бы тоже переехала, - сказала Вера, - но вообще-то у меня уже сбылось желание, у меня уже есть собака Ватсон. Я пока не знаю, чего хочу.
      - А вот моё желание никогда не сбудется, - уверенно сказала Аня. - Я хочу настоящую лошадь, но мама никак не разрешает её завести. - Аня стала очень грустной и чуть не заплакала.
      - Смотрите, смотрите! - закричала Вера. - Рыбка вильнула хвостиком... Значит, всё сбудется!
      Аня посмотрела на рыбку, раздумала плакать и стала надеяться.
      Теперь была моя очередь загадывать желание, и я сказал:
      - На Новый год я загадал желание - научиться летать. Так и не сбылось. Может, ты мне поможешь, рыбка? Я очень хотел бы летать, я готов даже стать для этого бабочкой. На некоторое время. Ещё я хочу быть героем-одиночкой и всех спасать, но не адвокатом, как хочет мама, а просто властелином мира, и отменить все войны. Ещё я хочу изобрести таблетку, чтобы навсегда остаться маленьким. Она будет состоять из детской крови, детского плювка и детского дыхка...
      Все задумались. Рыбка изумлённо таращила золотые глазки. Она не ожидала, что будет столько желаний. И это было ещё не всё.
      - А я хочу стать врачом, - сказала Вера. - И не просто врачом, а ветеринаром.
      - Я тоже хочу стать ветеринаром, но не просто, а лечить только лошадей, - сказала Аня.
      - А я буду моряком, только в южных морях плавать, - сказал Игорь.
      - А я буду холостяком, - тихо сказал Кира.
      С берега послышался пронзительный крик мамы Ани и Киры:
      - Аня, где Кира? Кира, где Аня? Идём обедать!
      Рыбка махнула нам хвостиком и уплыла. Наверное, тоже обедать. Но я знаю, она к нам ещё приплывёт...

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2014