Людмила Уланова. ИЗ РАССКАЗОВ ДЕВОЧКИ ЛЁЛЬКИ
ИСТОРИИ

 

Людмила Уланова
Из рассказов девочки Лёльки

 

Про огуречного слоника и капризную козу

В наш зоопарк прислали восточноафриканского огуречного слоника. По обмену. А в Африку отправили козу Маньку. Она раньше в деревне жила у бабушки директора зоопарка. И совсем её замучила, такая эта коза была вредная и капризная. Баба Таня привезла Маньку прямо внуку на работу и взмолилась:
      - Костенька, забери ты себе эту негодницу, сил моих нет! Всё по-своему делает и меня все свои прихоти выполнять заставляет.
      Директор задумался, куда ему эту козу девать. А у него как раз в это время группа зоологов из восточной Африки по территории гуляла. Они приехали изучать праздники и обычаи речных бобров. Начальник группы увидел Маньку и разулыбался:
      - О, какое прекрасное парнокопытное! Господин директор, не желаете ли совершить обмен?
      В общем, козу увезли, а взамен наш зоопарк получил огуречного слоника. Слоник оказался очень красивым. Он был размером с крупного пуделя, ярко-зелёный, с фигурными ушами, хоботом в форме огурца и тонким загогулистым хвостиком. Но выяснилось, что характер у него в сто раз хуже, чем у Маньки!
      Никто из работников зоопарка не знал, к какому виду относится это удивительное животное. Слонику дали имя Габриэль, на которое тот, правда, и не думал отзываться. Разместили заморского гостя в вольере со слонами, и он их сразу начал обижать.
      - Эй вы, переростки! - кричал он, задрав вверх зелёную голову. - Какие вы огромные и неуклюжие! И вообще выглядите просто ужасно, даже кожа у вас серая - это всё от неправильного питания! Разве можно столько есть? Жалкие обжоры!
      Сам Габриэль отказывался от любой еды, которую предлагали сотрудники зоопарка. Ему ничего не нравилось. Зато воды пил столько, что бедным слонам стало негде купаться. Слоны тосковали, худели и жаловались посетителям на жизнь. А директор дядя Костя жаловался мне. Я так часто хожу в зоопарк, что мы с ним уже давно познакомились и подружились. И вот он мне рассказал, что огуречного африканца решили перевести в террариум к лягушкам. Раз уж он зелёный и так воду любит. Может, он их родственник, а вовсе никакой не слон.
      Но и лягушкам пришлось плохо с новым соседом. Он презрительно смотрел на них и говорил:
      - Земноводные, значит? Никак не определитесь, что вам нужно, земля или вода? Никаких принципов у вас! И не стыдно? Может, решите уже наконец, земные вы или водные?
      Лягушки испуганно метались между водой и сушей, жались по углам и даже, кажется, плакали.
      - К Гришке его, хулигана, подселить надо, - сказала уборщица тётя Наташа и погрозила Габриэлю шваброй. - Оба зелёные и сварливые, вот парочка хоть куда будет!
      Но поселить огуречного слоника к амазонскому попугаю Грише дядя Костя не решился. Он как представил, какой там шум подымется, так заранее в ужас пришёл.
      В общем, сделали скандалисту отдельный вольер. Тогда он стал придираться к посетителям. Я сама слышала, как он кричал какому-то мальчишке:
      - Стоишь? Смотришь? А уроки кто за тебя будет делать? За диктант опять трояк получил? Молчишь? Да я по глазам всё вижу! А замечание в дневнике подтёр? Думаешь, родители не заметят? Зря надеешься! А на столе своём когда последний раз порядок наводил? У тебя там уже кошка заблудиться может!
      Мальчишка хлопал глазами, потом начал пятиться, пятиться и наконец повернулся и бросился к воротам. Слоник громко засвистел ему вслед своим огуречным хоботом.
      Только со мной Габриэль иногда разговаривал более или менее нормально. Он, наверное, чувствовал, что у меня ангельское терпение и я всё равно не разозлюсь. Про ангельское терпение я не сама придумала, это папа так считает. И всё потому, что я с бабушкой не ссорюсь.
      - Ты вообще где водишься? - спросила я слоника.
      - Я вообще не вожусь! Ни с кем! С кем тут водиться, если все такие глупые?
      - Да нет, я хотела спросить, в какой ты стране водишься. Ну, жил где раньше?
      - А-а… в этой, как её… в Тарзании.
      - Может, в Танзании?
      - Сказал "в Тарзании", значит, в Тарзании. Будешь спорить, и с тобой водиться не стану. Нигде.
      А однажды утром слоник расцвёл. И сразу позвонил дяде Косте. Ему в вольер телефон провели, чтобы он мог директору звонить и ругаться. И чтобы этой ругани посетителям зоопарка меньше доставалось. Позвонил и закричал:
      - Константин Прометеевич! Константин Прометеевич! Зайдите скорее ко мне.
      Дядя Костя чуть с ума не сошёл от радости. Первый раз к нему Габриэль по имени-отчеству обратился. А то всё говорил: "Эй ты, в синем костюме!" Директор скорее побежал к слонику в вольер и увидел, что тот от макушки до пяток покрыт чудесными жёлтыми цветами.
      - Я вспомнил! Константин Прометеевич, я вспомнил! - радостно завопил огуречный слоник. - Я не слон и не земноводное! И вообще не животное! Я растение! Я вспомнил!
      Габриэля тут же переместили в оранжерею, где он с тех пор и живёт, довольный и счастливый. Характер у него совершенно переменился. Слоник ладит со всеми обитателями оранжереи, особенно подружился с японской сакурой и готов целыми днями слушать её рассказы про великую гору Фудзи, храбрых самураев и ядовитую рыбу фугу.
      А коза Манька, кстати, тоже довольна жизнью. Одно из племён Танзании признало её своим священным животным и выполняет все её капризы. И вообще, мне знаете что папа сказал? На латыни - это такой древний язык - "капра" значит "коза". А "каприз" - это козья выходка! И проявление козьего характера! Честно-честно. Так что пусть Манька капризничает, сколько хочет. Имеет право.

 

День рождения с коровой

У меня день рождения в июне. Я стала думать, кого пригласить, и вдруг оказалось, что приглашать-то некого! Моя подружка Розка закончила первый класс и уехала в лагерь, все ребята из нашего дома тоже разъехались кто куда.
      - Да, неправильное ты время выбрала, чтобы родиться, - покачал головой папа. - Вот пойдёшь в школу - в июне каникулы будут, никого не соберёшь. А в университет поступишь - там в это время тоже не до праздников! Сессия - пора тяжёлая…
      - Что ты ребёнку голову морочишь! - возмутилась бабушка. - Она ещё в школу не ходит, а ты её уже сессиями пугаешь. Лёля и не знает, что это такое.
      Но я, конечно, отлично знаю: это когда студенты экзамены сдают. У папы как раз сейчас сессия, только он экзамены не сдаёт, а принимает. Но в мой день рождения у него экзаменов нет.
      Вот он и предложил:
      - А давайте в лесу отметим? Устроим пикник! - И вопросительно посмотрел на маму.
      Мама сначала задумалась:
      - Не знаю… Работы много… - А потом махнула рукой: - Ладно! Вырвусь как-нибудь на денёк.
      Я запрыгала и завопила "Ура!" на всю квартиру. А вот бабушка прыгать явно не собиралась.
      - Ещё чего не хватало! И что вас вечно в лес тянет? Прямо про вас пословица: сколько волка ни корми, он всё в лес смотрит! А что там хорошего? Грязь одна! Пауки ядовитые! Во-от такие! - И бабушка показала размеры пауков - примерно с футбольный мяч.
      - Нет в нашей местности никаких ядовитых пауков, - категорически возразил папа.
      - Мышей в вашем лесу тоже нет? - спросила бабушка таким ехидным голосом, как будто один из во-от таких пауков успел поделиться с ней своим ядом. - А мыши, между прочим, разносят заразу!
      Я сразу представила, как мы подъезжаем на электричке к лесу. По вагонам, как обычно, ходят продавцы и разносят свои товары. Папа этих людей, которые в электричках торгуют, называет электрическими торговцами. Сначала мимо нас идёт тётенька и предлагает суперчистящие суперзубные суперщётки. Потом дяденька пытается всем навязать супервыводитель суперпятен. А за ними появляется мышь и тонким голосом кричит:
      - А вот кому заразу? Новейшую, суперсовременную, особо прочную, с гарантией! Изготовлена в суперсекретных лабораториях Японии!
      Но все старательно отворачиваются и не хотят ничего покупать. Щётки-то никто берёт, а заразу тем более. Мне становится жалко мышку, и я хочу достать из рюкзака бутерброд, чтобы хоть как-то её утешить. Рюкзака почему-то нет. Потеряла?!
      Я огляделась по сторонам, и тут до меня дошло, что никуда мы ещё не едем, а у меня, как обычно, разыгралось воображение - это так бабушка про меня всегда говорит. Но сейчас ей было не до меня, она была занята: спорила с родителями. Всё-таки удивительно, до чего у меня бабушки разные! То есть они, конечно, обе хорошие, но бабушка Зина, папина мама, больше всего на свете любит лес. Она как уедет в мае на свою дачу, так её оттуда до октября никакими плюшками не выманишь. А мамина мама, бабушка Дина, лес терпеть не может и не понимает, почему мы туда рвёмся. Каждый раз, когда я уезжаю на дачу, она меня провожает так, будто я в тридесятое царство еду к Змею Горынычу на съедение.
      А сейчас она сердито сказала:
      - Семь лет ребёнку исполняется, такая важная дата! Нет бы отметить по-людски, родственников пригласить - едут грязь на себя собирать.
      Маме кое-как удалось её успокоить, сказав, что родственников мы позовём в воскресенье, а в лесу всю грязь будем обходить стороной.
      И вот он наступил - мой день рождения! Я быстренько рассмотрела подарки, мы позавтракали и поехали.
      Лес похож на интернет. По нему тоже можно бродить бесконечно и каждый раз находить что-то новое. Только из интернета меня всегда выгоняют ровно через полчаса, а лес в этот день был весь мой. Ну и мамин и папин немножко. Я перебегала от муравейника к колокольчику, от сосны, до которой пытался достучаться дятел, к берёзе, украшенной огромным полосатым древесным грибом. Хотелось разглядеть всё!
      Ещё мы собирали землянику. А это всегда весело. Вот, например, черника - скучная ягода. Хорошо, что в июне её ещё нет. Как набредёшь на хороший черничник, так и застрянешь там на полдня. Искать ничего не надо, только собирать, как с грядки. Ну и что в этом интересного? И цвет у черники скучный. Потом ещё и руки не отмыть, и штаны все в фиолетовых пятнах! А землянички - каждая как яркий огонёк, на который бежишь издалека.
      Ходили мы, ходили и есть захотели. Значит, пора пикник устраивать! Мама начала разгружать большой папин рюкзак. Прежде всего она достала оттуда корову. Нет, не живую, конечно. И даже не игрушечную. Коровой у нас в семье называется старое бабушкино покрывало. Вообще-то на нём нарисован олень, но я, когда была маленькая, всё время показывала на него и упорно говорила: "Корова!" Так это название и прицепилось. Потом бабушка решила, что это покрывало старомодное, и перестала им пользоваться. Теперь мы его таскаем с собой и на пляж, и в лес - очень удобно. И продолжаем называть коровой.
      Вообще у нас много таких семейных названий, которым посторонние люди удивляются, если случайно услышат. Например, холодильник зовётся "слон". Раньше у нас холодильник был маленький, места в нём всё время не хватало, и наконец купили огромный, под потолок! Я как его увидела, только и смогла сказать:
      - Это не холодильник, это просто слон какой-то!
      Родители посмеялись и стали его слоном называть. Ещё у нас есть сумка по фамилии Пушкин. По телевизору часто говорят: "Пушкин - наше всё!". Я не очень понимаю, что это значит, но слышала сто раз. Так вот, когда мы с родителями отдыхать ездим, всегда берём с собой сумочку, в которую они кладут все деньги и важные документы. И постоянно её с собой таскают. И мама беспрерывно повторяет:
      - Только не потерять! Только не потерять! Это же наше всё!
      А папа ей в ответ:
      - Наше всё - это Пушкин!
      Так сумка стала Пушкиным. А мои тапочки называются "морды". С ними вот как получилось: когда-то мне подарили тапочки не то в виде зайцев, не то в виде собак, не то в виде кошек - мы их по-всякому крутили, но так и не смогли понять, кто там изображён.
      - Мда-а, - вздохнул папа, - ну и морды.
      С тех пор тапочки стали зваться мордами. А самое смешное случилось потом: я из этих котозайцев очень быстро выросла, мне купили другие тапочки, обычные, без всяких зверей, просто красные с помпошками. Но название перешло к ним по наследству. И те тапочки, которые я сейчас ношу, голубые с вышитыми снежинками, мы тоже называем мордами. Как-то у нас сидела мамина подруга тётя Вика. А я не могла найти одну из тапочек и спросила:
      - Мам, ты мою левую морду не видела?
      - Под диваном поищи, - ответила мама.
      Тётя Вика на нас та-ак посмотрела!! По-моему, она решила, что мы немножко с ума сошли. И когда я вытащила тапочку из-под дивана и радостно закричала: "Вот она!", тётя Вика, кажется, ни капельки не успокоилась и со словами "Вам, наверное, пора отдохнуть" засобиралась домой.
      Эти словечки обычно только наши - мамины, папины и мои. Бабушка всё это называет глупостями и говорит, что мама с папой впадают в детство и засоряют голову ребёнку. Но недавно я случайно услыхала, как бабушка говорила дедушке:
      - Сходи в магазин. Хотела омлет сделать, заглянула в слона, а в нём ни капли молока.
      Слышала бы её тётя Вика!
      Ну вот, я как всегда, отвлеклась. Я же про день рождения ещё недорассказала.
      Мы уселись по краям коровы, а в середину мама положила еду и поставила сок. Правда, оказалось, что она перепутала и вместо пакета с пирожками взяла из дома пакет с гречкой. Ещё она зачем-то прихватила банку с консервированными персиками, хотя её в лесу открывать нечем. Но это мелочи! Всё равно получился настоящий праздник, мы даже чокнулись пластиковыми стаканчиками. Их мама взять не забыла.
      А потом на нашу корову села бабочка. У неё были красно-коричневые крылья, а на них - четыре пёстрых кружочка.
      - Это павлиний глаз, - сообщил наш всезнающий папа. - Видите кружочки, похожие на глаза? Они напоминают узор павлиньего хвоста.
      - Ну и назвали бы "павлиний хвост", - сказала мама.
      А я только прошептала:
      - Какая красивая…
      - Нравится? - спросил папа так гордо, как будто он сам эту бабочку вырастил.- Я тебе её дарю на день рождения.
      - Как это? - не поняла я. - Она же сейчас улетит?
      - Конечно, улетит, - кивнул папа, - чего ей с нами сидеть? Бутерброды с колбасой она не ест. Но она будет летать и думать: "Я Лёлькина бабочка".
      Тут бабочка взмахнула своими глазастыми крыльями и улетела.
      А мы ещё долго пировали на корове, потом опять гуляли по лесу - тоже долго. Вернулись домой очень поздно, еле переставляя ноги. Бабушка сразу стала охать и гнать нас в ванную - как будто непонятно, что мы там всё равно одновременно все не поместимся. А вот кошка Булка нас почему-то не встречала. Наверное, обиделась, что мы на целый день уехали. Она очень не любит, когда меня нет дома. Я пошла в свою комнату. Булка сидела там. Выражение морды у неё было презрительное. Неужели действительно сердится?
      - Вот эта, - Булка мотнула головой куда-то в сторону стола, - утверждает, что она твоя. Что её тебе подарили. Врёт, конечно?
      Со стола поднялась бабочка и села мне на руку.

 

Художник Татьяна Костоусова

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2014