УТРЕННИЙ СПЕКТАКЛЬ

 

Александр Солодовников
Пенаты, или Похвала бабушкам

Святочное представление

 

Действующие лица:

Б а б у ш к а
В н у ч к а
Н о т а р и у с
Д у х   д и в а н а
Д у ш а   б у ф е т а
Д у ш а   р о я л я
Д у х   к н и ж н о г о   ш к а ф а
Г е н и й   р о ж д е с т в е н с к о й   ё л к и

 

Отовсюду: из камней очага, из камина, из часов, из трубки, из чайника и колыбели, из буфета, из каждой вещи - отовсюду явилось множество волшебниц…
Ч. Диккенс, "Сверчок на печи".

 

      Комната в доме бабушки. Налево кроватка девочки. Рядом, у изголовья, кресло бабушки. Обстановка: диван, рояль, книжный шкаф.
      На низенькой скамеечке сидит девочка и баюкает куклу. Девочка поёт.

Д е в о ч к а.

За фонариком фонарик
Зажигает огонёк
Спят вороны на бульваре
Их баюкает снежок.

Динь-дон, динь-дон,
Прилетай, весёлый сон. (2 раза)

Посидим с тобой потише, -
Заскребутся в норках мыши.
Мышки хитрые не спят,
Хлебных корочек хотят!

Динь-дон, динь-дон,
Прилетай, весёлый сон. (2 раза)

Книжный шкаф в углу скрипит,
Он с диваном говорит,
И приятелю в ответ
Хрусталём звенит буфет!

Динь-дон, динь-дон,
Прилетай, весёлый сон. (2 раза)

Б а б у ш к а (входит). Ну, внученька, куколку уложила, теперь и самой пора.

В н у ч к а. Сейчас ложусь, бабушка, а ты мне песенку спой.

Б а б у ш к а. (Укладывает девочку, садится в кресло. Тень её с шевелящимся чепцом колышется на стене. Она поёт.)

Баллада о траве

Жил-был дедушка Мороз,
Дед Мороз Красный Нос,
Он поссорился с травой
И вступил с нею в бой

Снегом искристым, холодным
Всё засыпал, запушил,
Краем мёртвым и бесплодным
Сделал край, что цвёл и жил.

Но растаял снег едва,
Глядь, опять растёт трава.
Растёт трава, растёт трава.

Тут он ветер стал просить
Травку слабую сломить.
Ветер дул, дул, дул,
До земли её пригнул.

Но улёгся он едва,
Глядь, опять растёт трава.
Растёт трава, растёт трава.

Дед спросил тогда: "Трава,
Чем ты, слабая, жива?"
Говорит трава в ответ:
"Да меня сильнее нет.

Ты со мною не шали,
Силой древнею земли
Я живуча и сильна
И свежа и зелена!"

      Бабушка опускает голову и засыпает в своём кресле. Свет постепенно гаснет. Затемнение. В музыке раздаётся какое-то бормотание. В окне поднимается лунный диск. Полоса лунного света ложится на полу. Комната оказывается наполненной существами. На диване сидит старичок в халате и ночном колпаке. В углублении рояля, словно приготовилась петь, девушка в вечернем платье. Перед буфетом другая девушка в кокетливом фартучке с цветком в руках. Книжный шкаф открыт. Возле него стоит молодой человек в костюме пушкинской эпохи. Он держит раскрытую книгу и любовно рассматривает её страницы. Это - духи дома - пенаты.

Х о р   д у х о в.

Мы - духи дома,
Мы - души вещей.
Окутала дрёма
Нам милых людей.

Д и в а н н ы й    с т а р и ч о к   (поёт).

На этом диване, души не тая,
Любят сидеть и болтать друзья.
Девчонка с ногами влезает сюда
И сказки читает свои всегда.
А ночью хозяин при свете луны
Ложится и видит весёлые сны.
Протёрт и просижен старый диван,
В нём запах духов и табачный туман,
Признанья и тайны, и слёзы и смех, -
Ведь он простодушный приятель всех.
На этом диване, души не тая,
Любят сидеть и болтать друзья.
Протёрт и просижен старый диван,
В нём запах духов и табачный туман.

Д е в у ш к а    у   б у ф е т а   (звякает чашками, поёт).

Душа буфета -
Душа поэта.
Вся жизнь согрета
Его душой:

Утро смеётся -
И кофе льётся,
Душисто льётся
Чёрной струей.

Больших салфетки,
И фартук детки,
И чашка детки -
В нём все живут.

Лежат бриошки,
И хлеба крошки,
Ножи и ложки,
Варенья пуд.

Стоят бокалы -
Торжеств и бала
Они сигналы,
Весёлый звон.

В день обрученья
И в день рожденья,
В час угощенья
Струится он.

Семья вся в сборе
И в стройном хоре
В большом мажоре
Звенит хрусталь.

И горе тает,
И улетает,
И исчезает
Из душ печаль.

Д е в у ш к а    у   р о я л я   (поёт).

На ёлке под звуки рояля
Мы в детстве ещё танцевали,
И мамины руки играли,
И папа устраивал пляс.

А в юности мерные гаммы
Сменялись романсом упрямо,
Мечтой о Прекрасной Даме
В вечерний томительный час.
И всё, что сказать невозможно,
Что радостно, тайно, тревожно,
Что в жизни одно лишь не ложно,
О том пропоёт рояль.
Всё выразят дивные звуки, -
Всё горе, надежды и муки,
И счастливы быстрые руки,
Которым не чужд рояль.

М о л о д о й   ч е л о в е к
у   к н и ж н о г о    ш к а ф а
   (поёт).

День и ночь хранится мной
Книг любимых тесный строй
От мышей, от людей
От ненужных мне вещей.
Драгоценный книжный шкаф!
Ум учён и кроток нрав.
Мудрый ласковый старик
Полон книг.
В нём сказки Андерсена
И сказки братьев Гримм,
И книжки Марка Твена
С Шекспиром дорогим.
В нём Диккенс - друг прелестный,
И милый Вальтер Скотт,
Гомеровские песни
И славный Дон Кихот!
В нём Пушкин - светлый гений,
И Гоголь и Толстой,
И Чехов и Тургенев
Хранятся зорко мной.
Когда сидишь скучая,
Ты, милый мой, не прав,
Налей ты чашку чая,
Открой ты книжный шкаф.
И снизойдут виденья
На душу в тот же миг,
Как ложечка варенья
На высохший язык.

      Лунный луч освещает живописный портрет старика в овальной раме.

С т а р и ч о к    н а   д и в а н е   (обратившись к портрету).

Прапрадедовский портрет
Бережётся много лет,
В лучшей комнате висит,
Не заброшен, не забыт.

М о л о д о й   ч е л о в е к
у   к н и ж н о г о    ш к а ф а.


С прошлым благостная связь
В этом доме не рвалась.
На минувшие века
Не смотрели свысока.

С т а р и ч о к    н а   д и в а н е.

В вечном - знать бы всем пора -
Нет ни завтра, ни вчера,
И любовь давнишних дней
Чем старее, тем сильней.

Д е в у ш к а    у   р о я л я.

То, что "нынче", - всё пройдет,
Но совсем не всё умрёт.
В царстве вечного добра
Нет ни завтра, ни вчера.

Х о р   д у х о в   (поют).

Гимн дому

Дом, человеческий дом,
Вечен он в круге земном.
Древен и молод, как мир.
Изливает он в сердце мир.
Всё умирает кругом -
Жив человеческий дом.

Слава дому, где смеются дети,
Где хранятся дедушкины чашки в буфете,
Где звенят по праздникам семейные бокалы,
Где сидят за ужином и старый и малый,
Где хранятся книжки тесно-претесно,
Где рояль заветный поёт чудесно,
Где любовь не знает себе преград,
Где цветёт и сердце, как старый сад.

Дом, человеческий дом!
Вечен он в круге земном.
Древен и молод, как мир.
Изливает он в сердце мир.
Всё умирает кругом -
Жив человеческий дом!

      Раздаётся стук в дверь. Духи встревожены.

Д у х и. Слышите? Кто-то стучится в дверь.
              Чужой пришёл. Прячьтесь, духи!
              Скрывайтесь, духи! Исчезайте, духи!

(Исчезают.)

      Бабушка просыпается. Зевает, слышит стук. Зажигает лампу. Идёт отпирать дверь.

Б а б у ш к а. Нечего сказать, выбрали времечко! Принесло кого-то в такую пору. (Открывает дверь и в удивлении отступает. Перед ней стоит почтенный старик - нотариус.) Как, мсье нотариус?

Н о т а р и у с. (Важно входит. Бабушка перед ним пятится и опускается в своё кресло.)

Пришёл я в этот поздний час,
Чтобы одну увидеть вас.
Суров и праведен закон -
Не знает состраданья он,
Но сердце! Ах, оно порой,
С юристом начинает бой.
И вот явился я сюда
Сказать, что вам грозит беда:
Не жулики и не враги -
Но за старинные долги,
Которым срок давно истёк,
Ваш дом, державшийся века,
Он будет продан с молотка.
Я получил приказ вчера
Начать описывать с утра.
Пока успеет рассвести
Ещё сумеете спасти
Кой-что из вашего добра -
Даю вам сроку до утра!

Б а б у ш к а. Ах, да, да, да… старинный долг! Это, видите ли, долг моего покойного мужа. То есть, собственно, не его долг. Он поручился за своего друга. Выдал гарантийный вексель. Но вексель не шутка. Совсем не шутка! Да, да, да… (Мечется по комнате, словно ища чего-то. Потом принимает какое-то решение. Подходит к нотариусу.)

Ах, господин нотариус,
Я благодарна Вам,
Но я ли, бабка старая,
Тоске себя предам?
Умела жить в довольстве я,
Сумею и в нужде,
Со мной моё спокойствие
Останется везде.
Богатство в сердце, милый друг, -
Преображает всё вокруг,
И за столом, где тишь и мир,
Из хлебной корки выйдет пир!
Но ночь, мой милый, велика,
Ложитесь тут уснуть пока,
А завтра с раннего утра
Займётесь описью добра.

      Бабушка садится в кресло и засыпает.

Н о т а р и у с   (бормочет последние слова бабушки).

Богатство в сердце, милый друг, -
Преображает всё вокруг,
И за столом, где тишь и мир,
Из хлебной корки выйдет пир!

      Снимает сапоги, растягивается на диване и тоже засыпает.
      В музыке раздаются звуки, предшествующие появлению духов. Духи появляются и поют.

Д у х и.

Вы слышали, духи, печальное слово?
Мы завтра лишимся дома родного…
Нет, мы не лишимся его никогда -
Мы с бабушкой будем везде и всегда!

Д и в а н н ы й   с т а р и ч о к    (поёт на тот же мотив, что и раньше).

Отправлюсь в лачугу за бабушкой я,
Диван не диван, а простая скамья.
Девчонка на лавочку будет влезать
И снова любимые сказки читать.

Потом подрастёт через несколько лет
И будет ходить к ней весёлый сосед,
И будут садиться на лавку рядком,
И будут они целоваться тайком.

И вновь я услышу на радость для всех
Признанья и тайны, и слёзы и смех,
По-прежнему буду с бабушкой я,
Диван не диван, а простая скамья.
И снова услышу на радость для всех
Признанья и тайны, и слёзы и смех.

Д е в у ш к а   у   б у ф е т а    (поёт на свой мотив).

Из грозных толков
Не будет толку -
В простую полку я превращусь.
С глиняной плошкой,
С липовой ложкой,
С белым лукошком
Я подружусь.
Не будет хуже
Обед и ужин.
Всё также дружен
Семейный хор.
Простое пиво,
Пенясь ретиво,
Задаст на диво
Большой мажор.

Д е в у ш к а   у   р о я л я    (поёт на мотив первой своей песни).

Я сделаюсь гитарой
И звоном нежных струн
Утешу сердце старых,
Зажгу у тех, кто юн.
И лентой разноцветной
Глаза развеселю,
И песенкой заветной
Я пляску распалю.

М о л о д о й   ч е л о в е к
у   к н и ж н о г о   ш к а ф а
   (поёт).

Если книжки продадут,
Я всегда найду приют -
Где-нибудь под сенником
Сохраню заветный том.
И, засев в трубе каминной,
Расскажу я сказки Гримма,
В ярком пламене полена
Вспомню сказки Андерсена
И наслышусь небылиц
В тихом скрипе половиц.

Д у х и   (попеременно).

Но какова бабушка! Духом не пала!
Молодец - бабушка!
Прелесть - бабушка!
Споёмте песенку про бабушку!
Споём! Споём!

Песенка о бабушке

Бабушка, бабушка, бабушка!
Славное имя, друзья!
Щёчки - печёное яблочко,
Сказочка - говор ручья!
Ходит она - не торопится
И не шумит никогда.
В сумочке бабушки копятся
Внукам подарки всегда.

Мама порою рассердится,
Папа усталый придёт,
К бабушке влезешь на креслице -
Всё огорченье пройдет.

Бабушка, бабушка, бабушка!
Славное имя, друзья!
Щёчки - печёное яблочко,
Сказочка - говор ручья!

      Нотариус чихает во сне. Духи исчезают.

Н о т а р и у с   (поднимается на диване и полусидя поёт).

Какое счастье - этот дом! -
Где я забылся светлым сном
И уж вернуться не могу
Домой, к пустому очагу,
Где я один, всегда один
Дожил до горестных седин.
Любил театр я, меломан,
Но ведь и опера - обман!

      (Встаёт, оживляется.)

Но вот безумная мечта!
Я снова молод! Ха-ха-ха!
Я здесь найду уют, тепло,
Всей нашей мэрии назло.
Пускай смеются надо мной -
И позавидует иной.

      (Приплясывает, потом на цыпочках подходит к бабушке и шумно грохается перед ней на колени.)

Б а б у ш к а   (просыпается).

Что за картина? Вот так чудо?
Месье нотариус, вам худо?
Сердечный приступ? Боль в желудке?
Скорее грелку! Бросьте шутки!

Н о т а р и у с.   (Стоит на коленях. Жестом упрашивает бабушку выслушать. Поёт на тему Ленского из оперы "Евгений Онегин".)

В вашем доме, где сны золотые
Усладили печали мои,
В вашем доме узнал я впервые
Сладость нежной и нежной любви.
В вашем доме за тихую дверцу
Не приникнет дыхание зла.
Предлагаю вам руку и сердце
И прошу хоть немного тепла.

Б а б у ш к а.

Да что ты, батюшка? Куда?
Стыдился бы в твои года!

Н о т а р и у с   (поёт на мотив Жермена из "Травиаты").

Я прожил жизнь, она прошла
Без дома, ласки и тепла.
В борьбе, в трудах, средь важных дел
Я весь замёрз и поседел.
И пуст, и холоден мой дом
С немым, безлюдным очагом.
И вот как нищий я молю -
Пустите жить меня в углу.
Я буду вам слуга и друг,
Перед лицом людей - супруг.
Ваш дом беру я на себя,
Всё заплачу, трудясь, любя.
А вы - любовь в вас велика -
Согрейте сердце старика!

Б а б у ш к а   (добродушно качает головой).

Ну, так и быть,
Ну, так и быть,
Тебя мы можем приютить,
С одним условием - не пить
И меньше табаку курить!

      Нотариус встаёт с колен и протягивает бабушке обе руки. Бабушка встаёт с кресла и кладёт свои пальцы в руки нотариуса. Оба танцуют что-то вроде старинного танца и поют.

Лучше поздно,
Чем никогда.
Друг друга можно
Любить всегда.
За нашу дверцу
Не входит зло.
Здесь только сердце
Струит тепло.

В н у ч к а (просыпается). Ах, бабушка! Зачем тут господин нотариус?

Н о т а р и у с   (танцует с бабушкой).

Нотариуса больше нет -
Я просто дедушка Альфред!

      Из всех углов появляются духи.

Х о р   д у х о в   (внучка подпевает им).

Мы всем весёлый гимн поём,
Кто входит гостем в этот дом.
Добро пожаловать, дружок,
На огонёк! На огонёк!
Мы всех приветим, приютим,
И как сумеем - угостим,
В семье, где тишь, любовь и мир,
Из хлебной корки выйдет пир!

      В окне появляется Гений рождественской ёлки. В руках у него небольшая зажжённая ёлка.

Г е н и й   р о ж д е с т в е н с к о й   ё л к и.

За суетой земной тревоги
Подходит тихо Рождество.
Оно уж близко, на пороге,
Встречайте радостно его.
Ведь если жизнь сердца калечит,
То Рождество сердца живит,
Когда потрескивают свечи
И ёлка весело горит!
И все становятся как дети,
Чистейшей радости полны,
И дедов старые портреты
С улыбкой смотрят со стены.
Так здравствуй, дом, уютный, мирный,
Гостеприимный и простой.
Будь многодетный и обширный,
Цветущий ясной красотой!

      Общий хор поёт гимн человеческому дому.

Дом, человеческий дом,
Вечен он в круге земном.
Древен и молод, как мир.
Изливает он в сердце мир.
Всё умирает кругом -
Жив человеческий дом.

Слава дому, где смеются дети,
Где хранятся дедушкины чашки в буфете,
Где звенят по праздникам семейные бокалы,
Где сидят за ужином и старый и малый,
Где хранятся книжки тесно-претесно,
Где рояль заветный поёт чудесно,
Где любовь не знает себе преград,
Где цветёт и сердце, как старый сад.

Дом, человеческий дом!
Вечен он в круге земном.
Древен и молод, как мир.
Изливает он в сердце мир.
Всё умирает кругом -
Жив человеческий дом!

 

З а н а в е с

 

Подготовка публикации: Евгений Данилов

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2006

Используются технологии uCoz