Сергей Седов. СКАЗКИ ПРО ЛЯГУШКУ ПИПУ
NEW-СКАЗКА

 

Сергей Седов
Сказки про лягушку Пипу

 

Пипа и банкир

Жил на свете один банкир. У него был банк - так себе банк, маленький.
      Но банкир упорно работал и кропотливо трудился..Его банк всё рос и рос. Пока не стал самым крупным банком в целом мире, а банкир - самым богатым на свете. И тут у него отнялись ноги! Сначала он внимания не обратил: ну зачем банкиру ноги? Сиди себе в кабинете, принимай важных посетителей, а если поехать нужно, то вот тебе и кадиллак у подъезда и вертолёт на крыше. Одним словом, без ног даже лучше. Тем более, вокруг куча телохранителей. Куда надо отнесут, где надо посадят.
      Всё бы хорошо, но влюбился банкир в одну девушку. А девушка эта любила бегать по лесным тропинкам. И были эти тропинки такие узкие, что не только кадиллак, но даже юркий фольксваген проехать не мог.
      И никак не мог банкир свою любимую девушку догнать и признаться ей в любви.
      Тогда решил он серьёзно заняться своим здоровьем, вылечить наконец свои ноги. Созвал врачей-лекарей со всей земли, заплатил им деньги немалые. Стали они его лечить. И таблетками кормили, и иголками кололи, и ножами резали - ничего не помогло. Три года лечили - всё напрасно. Развели врачи руками, пожали плечами да и разъехались по своим странам-континентам.
      А банкир остался. Он сидел в своём роскошном кабинете на сто восемьдесят шестом этаже и горько плакал.
      - Неужели я никогда не встану на ноги? - восклицал он. - Неужели никогда не догоню свою любимую девушку?
      А лягушка Пипа тут как тут.
      - Не плачь, - говорит, - я тебя вылечу!
      - Куда тебе! - замахал руками несчастный банкир. - Меня лучшие американские профессора лечили, лучшие бразильские хирурги!!! Даже филиппинский хиллер меня на ноги не поставил - ты и подавно не вылечишь.
      - А вот и вылечу! - заквакала Пипа. - Ведь я не обыкновенный врач, а самый главный на свете!
      - И сколько стоят твои услуги?
      - Мои услуги стоят очень дорого. За лечение я возьму весь твой банк с процентами.
      Жалко стало банкиру своего банка, тем более с процентами, но потом он посмотрел в окно и увидел в лесу на узкой тропинке свою бегущую девушку. И так ему захотелось бежать рядом с ней, что он махнул рукой и согласился на Пипины условия.
      Вскочила Пипа на банкирский стол, взяла в лапу ручку с золотым пером и начиркала что-то на бумажке. А потом говорит:
      - Вот тебе древний секретный рецепт. Три раза в день после еды - сразу поправишься. Только знай, лекарство это - самое редкое на свете. Оно есть только в одной аптеке на всём земном шаре. Но где эта аптека - неизвестно!!!
      - Это ничего! - отвечает банкир. - Я все аптеки обойду, а лекарство достану.
      Приказал телохранителям отнести его в свой кадиллак, простился с ними и поехал в ближайшую аптеку.
      А Пипа принялась банком управлять... День управляет, второй командует, третий руководит… В первый день банк прогорел, на второй день - обанкротился, а на третий из него все сбежали - и вкладчики, и работники. Одна Пипа осталась. Скучно ей в своём кабинете на сто восемьдесят шестом этаже. Вот она прыг-прыг по лестнице, прыг-прыг по улице - в лес густой ускакала, в пруд прохладный нырнула...
      А банкир по аптекам разъезжает. Аптекари на чудной рецепт удивляются: нет у них такого лекарства. Год ездит банкир по аптекам, во все города, во все деревни заворачивает, даже самые маленькие. Один кадиллак сломался, банкир второй купил. Второй износился - банкир на третий пересел... А как третьему срок вышел, так на четвёртый уже и денег не осталось..Сел банкир в инвалидную коляску и поехал по Европе... По Бельгии прокатился, по Голландии. И в немецких аптеках побывал, и в английских. Но по-прежнему нигде такого лекарства не видно, никто о нём и не слышал... Отправился банкир в Америку, оттуда - в Африку, потом - в Индию, Китай, в Австралию. Тридцать три коляски износил, а лекарства нужного так и не нашёл.
      Наконец на всей Земле осталась только одна последняя аптека - в Антарктиде, на Южном полюсе. Туда банкира с парашютом сбросили. Взял последний аптекарь Пипин рецепт, повертел бумажку в разные стороны и говорит:
      - Да это не рецепт вовсе, а какие-то каракули!
      И тут раздался в ледяной белоснежной тишине страшный крик несчастного банкира:
      - Каракули?!?!?! Семь лет я по всему миру ездил, искал чудесное средство, а она мне, оказывается, каракули подсунула!!!
      С этими словами он покинул ледяной континент и полетел на родину.
      А тем временем Пипа в пруду наплавалась, на берег выскочила, смотрит: выбежала из леса красивая девушка, та самая, что по тропинкам бегать любила. Вот её Пипа и спрашивает:
      - Что же ты, в лесу бегаешь, а в пруду не плаваешь?
      - Да не умею я плавать, - скромно отвечает прекрасная девушка.
      - Это не беда, - заквакала Пипа, - я тебя в два счёта научу. Ведь я самый лучший в мире тренер по плаванью! Повторяй за мной! - и бултых в воду.
      Послушалась прекрасная девушка, прыгнула вслед за тренером в глубокий пруд.
      А Пипа лапами дрыгает, показывает технику. Пузыри пускает, стремительно ныряет. Ныряла-ныряла, оглянулась назад, а девушки прекрасной не видно - утонула, прямо около берега.
      Лягушка на сушу выскочила.
      - Ква-ква-ква! Ква-ква-ква!
      И вдруг смотрит, несётся прямо на неё банкир разъярённый в инвалидной коляске.
      - Убью!!! - кричит. - Уничтожу!!!
      Еле успела Пипа в сторону отскочить. Коляска бултых в воду с крутого берега. Банкир камнем на дно пошёл. Смотрит, а там, на дне, его любимая девушка лежит. Мигом забыл банкир про свою злость-ненависть, вспомнил про любовь, схватил девушку в крепкие руки и вытащил её на берег. Уж как он её вытащил? - просто чудом!
      Потом сделал ей искусственное дыхание, очнулась любимая.
      - Что же ты, - спрашивает банкир, - в пруд-то полезла?
      - Меня тренер по плаванью уговорил!
      - Какой такой тренер?
      - Самый лучший! Да вот же он! - воскликнула девушка и показала на лягушку Пипу.
      Увидел банкир своего злейшего врага, и опять поднялась в его груди злоба-ненависть, да такая огромная, что забыл он про то, что ноги не ходят, помчался за лягушкой сломя голову.
      - Убью!!! - кричит. - Уничтожу!!! - А сам ногами топает, норовит лягушку придавить.
      Вот занёс он ботинок прямо над Пипиной головой и неминуема, кажется, гибель злополучной лягушки. Ещё секунда - и останется от неё мокрое место. Но вдруг поворачивает Пипа к банкиру своё доброе лицо и говорит:
      - Зачем меня убиваешь? Ведь я тебя вылечила и даже устроила твоё семейное счастье.
      Замер банкир, задумался.
      - А ведь и в самом деле, ноги-то ходят и девушка любимая со мной!!!
      Долго он стоял, подняв ногу, словно громом поражённый. Потом взял бережно лягушку на руки и поцеловал в холодный нос.
      - Спасибо, - говорит, - тебе, Пипа, за всё, что ты для нас сделала. Прошу, окажи нам честь, будь на нашей свадьбе посажёной матерью.
      - Не знаю, не знаю, - задрыгала Пипа лапами, - у меня слишком много важных дел и международных отношений!
      Подошла девушка прекрасная, погладила лягушку.
      - Милая Пипа, - говорит, - без тебя какая свадьба? Одно название!
      В общем, уговорили Пипу, посадили на самое почётное место. Прямо на стол между женихом и невестой. Вот так она и стала посажёной матерью - настоящей, безо всякого обмана...

 

Пипа и президент

Жил-был президент. День и ночь управлял государством, не жалея себя, а как выдавалась свободная минутка, хватал ружьё и бежал в лес охотиться. Была у него такая страсть. И пока длился его президентский срок, успел он настрелять великое множество всякого зверья: и тушканчиков прыгучих, и крокодилов ползучих, и кабанов с клыками, и оленей с рогами. Это не считая птицы разной и жуков майских. Очень президент гордился таким разнообразием своих трофеев и их большим числом. Только одно его огорчало: не было среди них ни одного медведя. Никак не удавалось президенту подстрелить косолапого! Уж сколько раз, бывало, подкрадывался к этому крупному зверю, стрелял, можно сказать, в упор, а всё не получалось: то рука задрожит, то коленки подогнутся, то ружьё осечку даст, а то и патрон отсыреет или пуля отскочит.
      А срок президентский уже кончается! Чернее тучи президент. Советников распекает, министров в отставку посылает, а сам думает: "Что же обо мне люди потом скажут? Был, мол, у нас президент, стрелял всяких мелких животных да беззащитных насекомых, а крупного зверя за весь президентский срок так и не одолел. Срок же президентский немалый - четыре года! Плохой президент, зря только выбирали всенародным голосованием".
      И вот с такими чёрными мыслями отправился президент в Германию. С официальным, конечно, визитом. И повстречался он в этой Германии с самим германским канцлером. Германский же канцлер, даром что занятой государственный муж, а заметил настроение президента. Вот стали они договор подписывать, на торговую тему, канцлер германский нашего президента и спрашивает:
      - Что, друг мой любезный, брови нахмурил да нос повесил? Признавайся, какая такая печаль у тебя на сердце?
      - Что ты, что ты! - отвечает наш президент. - Нету никакой печали, одна радость!
      - Э, нет, - покачал головой германский канцлер, - меня не проведёшь! Давай-ка лучше выпьем по кружке нашего германского пива и поговорим по душам без утайки!
      Выпил президент германского пива, ну и, конечно, язык у него развязался.
      - Так, мол, и так, - говорит, - никак не могу подстрелить медведя! То рука задрожит, то коленки подогнутся, то ружьё осечку даст, а то патрон отсыреет или вообще пуля отскочит!
      Ничего ему не ответил на это германский канцлер. Только головой покачал, допил свою кружку и обнял президента. На том и расстались.
      Вот окончился официальный визит и пришла пора нашему президенту домой лететь. Вышел он на взлётную полосу, а там его уже германский канцлер дожидается.
      - Хочу, - говорит, - друг мой любезный, сделать тебе один подарок.
      И протягивает президенту патрон серебряный с пулей золотой.
      - Это, - говорит, - не простой патрон и не обыкновенная пуля, а последнее достижение нашей германской мысли. На всём свете не сыщешь такого надёжного патрона и такой убойной пули. Этот патрон никогда не отсыреет, а пуля - никогда не отскочит! Я бы тебе и ружьё подарил, но в этом деле японцы нас обогнали: ихние ружья человеческий язык понимают, сами прицеливаются, сами стреляют и никогда не промахиваются.
      Поблагодарил президент канцлера за ценный подарок и полетел в родную столицу.
      Долго ли, коротко, а пришла пора президенту в Японию лететь. С дружественным, конечно, визитом.
      А там его японский император уже ждёт не дождётся, чтобы договор подписать на тему взаимной помощи.
      Подписали.
      - Ну, дорогой президент, - говорит император, - рассказывай про свою главную беду, я тебе сразу помогу, согласно договору.
      Не стал наш президент тень на плетень наводить, тут же признался:
      - Так мол и так, не могу медведя подстрелить. То рука задрожит, то коленки подогнутся, то ружьё осечку даст или мимо стрельнёт - прямо беда! Помогите, чем можете.
      Ничего не ответил японский император. Только головой покачал и бороду погладил да ещё отхлебнул традиционного японского напитка - сакэ называется. Президент наш тоже отхлебнул - и тут же забыл про свою печаль. Так до конца визита и ходил весёлый, не вспоминал про злополучных медведей. А когда собрался на родину лететь, подошёл к нему японский император и говорит:
      - Дорогой президент, я и все остальные японцы хотим сделать вам подарок.
      И протягивает президенту ружьё.
      - Это не простое ружьё, - говорит, - а последнее достижение нашей японской мысли. Такому ружью нужно только сказать, в кого стрелять, а уж оно не промахнётся! Раньше ружья только японский язык понимали. Но пока вы у нас гостили, наши инженеры одно ружьё русскому обучили. Так что можете приказывать ему на своём родном языке!.. А что у вас руки дрожат и коленки подгибаются, так мы бы вам и с этой бедой справиться помогли, но признаемся, что тут индийский народ нас, японцев, превосходит. Слышал я, что есть у индийского махараджи заветный кинжал. Кто его в руку возьмёт, тот страха не чувствует, а наоборот, великое мужество обретает!
      Поблагодарил президент японского императора и весь японский народ за ценный подарок, за важные сведенья да и отбыл восвояси.
      Долго ли, коротко, а пришла пора президенту в Индию ехать. С деловым, конечно, визитом.
      Ну, всё как обычно: прилетел, поздоровался - и давай договор подписывать, на тему вечной дружбы и бесконечной любви. Подписал, а сам думает: "Ну, сейчас индийский махараджа со своей стороны договор подпишет и начнёт спрашивать меня про мою грусть-печаль. Я, конечно, всё ему расскажу, а потом выпьем с ним индийского вина, забудем о печали, возрадуемся и начнём танцевать индийские танцы!"
      Но не тут-то было! Договор махараджа подписал, а спрашивать ни о чём не спрашивает. И вина не наливает. Вместо этого внимательно смотрит в глаза президенту пронзительным взглядом... Сначала президент испугался и хотел убежать, а потом чувствует: нету страха в сердце, только радость беспричинная и счастье какое-то. Такое огромное, что ни в сказке сказать ни пером описать! Вскочил он со стула и давай плясать-танцевать! Пляшет русские танцы, а танцует индийские. И где какой - не разобрать: так ловко их президент переплетает! Три дня и три ночи плясал-танцевал, много индийских девушек покорил, завоевал любовь всего индийского народа.
      Но пришла пора домой возвращаться. Идёт президент по взлётной полосе к своему президентскому самолёту, на ходу приплясывает да пританцовывает, а навстречу ему махараджа.
      - Прими, - говорит, - дорогой гость, от всей нашей древней, таинственной культуры этот кинжал "Доблести и мужества"!
      И протягивает кинжал.
      - Как ты догадался? - спрашивает президент. - Ведь разговора промеж нас не было!
      - Да я же великий мистик и знаменитый маг, - отвечает махараджа, - умею и по воде ходить, и по воздуху летать, а уж чужие мысли прочитать - это для меня пара пустяков.
      - О великий маг! - взмолился президент. - Ответь мне ещё на один вопрос. Откуда взялась во мне та радость великая и счастье огромное? Ведь я, кажется, и не пил ничего: ни пива германского, ни сакэ японского, ни коньяка французского.
      - Дело в том, что радость эта безо всякой причины переполняет моё сердце днём и ночью. Вот я с тобой и поделился, подарил тебе маленький кусочек своего счастья.
      Обидно стало президенту. Подумал про себя: "Ну вот, маленьким кусочком поделился, а большого жалко стало!"
      Прочитал махараджа эти его мысли и рассмеялся.
      - Да если бы я тебе крупный кусок счастья подарил, твоё сердце не вынесло бы такого блаженства и разорвалось от радости на мелкие кусочки!
      - Ну надо же! - покачал головой президент, сел в самолёт и полетел домой, прижимая к груди заветный кинжал.
      А когда прилетел в столицу и посмотрел на календарь, то понял, что от его президентского срока остался всего один день.
      - Если я не убью медведя сегодня, то навсегда останусь в народной памяти жалким и ничтожным государственным деятелем, - сказал сам себе президент, взял японское ружьё, зарядил его немецкой пулей, заткнул за пояс индийский кинжал и пошёл на охоту.
      Он был готов убить любого медведя (хотелось, конечно, крупного), но, как назло, медведи будто попрятались. Целый день бродил президент по лесу - и всё зря. И вот когда уже солнце собиралось закатиться за горизонт, а от последнего дня президентского срока осталась лишь одна, последняя, минута, президент вдруг увидел лягушку Пипу. Она весело подскочила к главе государства и сказала:
      - Давайте познакомимся. Я медведь!
      - К-к-к-круп-п-пный? - страшно волнуясь, спросил президент.
      - Ещё бы! - ответила лягушка и надула щёки.
      "Теперь главное - не спугнуть!" - подумал президент, нажал кнопочку на ружье и тихо произнёс:
      - Убей медведя!
      В тот же миг ружьё повернулось дулом к лягушке и выстрелило.
      Если бы Пипа была такая же большая как медведь, немецкая пуля попала бы ей точно в сердце, но Пипа была маленькая, и золотая пуля пролетела мимо. Президент страшно расстроился.
      - Что же ты мимо-то стреляешь? - закричал он на ружьё. - А ещё называешься последним словом японской мысли! Из-за тебя и последнее достижение германской мысли зря пропало. И зачем я только понадеялся на заграницу? Наши мысли и то лучше!
      В сердцах выбросил президент японское ружьё и остался безоружным. Тут руки у него задрожали, а коленки подогнулись, потому что неубитый медведь стоял совсем рядом и запросто мог съесть президента.
      К счастью, президент вовремя вспомнил про заветный кинжал и выхватил его из-за пояса. В тот же миг он почувствовал в голове безрассудную смелость, а в сердце великое мужество. Коленки больше не гнулись, а руки не дрожали. Президент шёл на медведя с кинжалом. Только самые безрассудные и мужественные охотники отваживались на такое.
      Вот взмахнул президент кинжалом и собрался уже пронзить насквозь лягушачье тело. Взмолилась тут Пипа:
      - Не убивай меня, пожалуйста!
      - Понимаешь, - тяжело вздохнул президент, - если я тебя не убью, люди будут обо мне плохо говорить!
      - Подумаешь! - запрыгала лягушка. - Зато мы, звери, будем о тебе хорошо говорить!
      - Как это? - удивился президент. - Разве вы, звери, разговариваете?
      - Ещё бы, - заквакала Пипа. - Я, например, свободно владею русским разговорным, немецким разговорным, японским разговорным, индийским разговорным...
      Тут из-за деревьев выскочили разные звери и давай рычать, пищать, хрюкать.
      Ничего президент не понял.
      - Я, - говорит, - в иностранных языках не силён. Переведи-ка!
      - Они хотят, чтобы ты остался с нами в лесу. Мы все будем тебя любить и уважать. Только кинжал этот опасный выкини!
      - Кинжал, говоришь, выкинуть?.. Разоружиться? - нахмурил брови глава государства. - Мы, президенты, такие важные решения с бухты-барахты не принимаем, мы прежде до-о-олго думаем!
      - Зачем тебе думать? - заквакала Пипа. - Ведь ты больше не президент.
      Не поверил президент лягушке, посмотрел на часы и видит: срок-то его действительно кончился. Почесал он тогда голову да и выкинул заветный кинжал, не стал долго думать.
      - Ладно, - говорит лягушке, - остаюсь с вами. Всё равно на работу больше не ходить, указы не подписывать!
      С тех пор прошло много-много лет. Множество народных избранников сменило друг друга на президентском посту. Про того нашего президента все давно забыли. А он живёт до сих пор. В хижине, что стоит в самой глухой чаще самого непроходимого леса нашего государства. Птицы вьют гнёзда в его бороде, медведи и косули трутся о его колени. На той поляне, где стоит президентская избушка, царит вечная весна. Даже в лютые зимы здесь цветут цветы и поют птицы. Президент понимает язык зверей, птиц и деревьев. Сам он всегда молчит, но и звери, и птицы, и деревья тоже его понимают...

 

[начало] [в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2011