ИСТОРИИ

 

Галина Щекина
Чей клад?
Из книги "Бася-Басена"

 

- Делаем три шага по прямой - раз, два, три. Дальше по плану солнышко в круге и стрелка. Что это значит? А вот тут кругом забор. Мы пойдем вдоль него по кругу, пока на что-то не наткнемся...
      - На что? На что похоже солнышко в круге?
      - На колесо. Эй! Смотрите, тут колесо велосипедное, под ним камень. Подходит?
      - О... Очень даже. Копать надо.
      - Ур-ра! - Ларка первая докопалась до заветной коробочки. Внутри оказался шоколадный лом да еще горка двухцветных пастилок, печенье кофейное...
      - Вкуснота, - зажмурилась наивная Надюшка. - Век бы клады искала!
      - Разбежалась, - осадила ее Ларка, - мы же смотри сколько пыхтели, искали. Уж на что я проворная, и то не могла сообразить. Часа два промыкались, точно?
      - Неужели ты одна? Мы вместе искали, - Бася что-то медлила и клад не ела. - Вместе другое дело.
      - А ты, Бася, сама ни разу не отгадала, только путала Ларину, - сморщила Алка конопатый нос.
      - Ну уж не ты ли отгадывала! - насмешливо воскликнула сама Ларина. - Баська знаки толковала. А что сориентироваться трудно - так в очках же человек.
      - Бросьте, девчонки, - продолжала улыбаться и жмуриться Надюшка. - Баська не искала не потому, что не знала. А я знаю почему!
      - Ну, говори...
      - А потому что она сама это прятала!
      - Скажи, какая догадливая, - жеманилась Аллочка. - Бась, правда?
      - Так-так, - Ларка задумчиво глазела на Басю. - А я надеялась, что это Надюшка.
      - Куда мне! - замахала руками Надюшка. - За самим пустырем живу, да разве я ваши дворы знаю?
      - Да, это Баська, больше некому. Она всегда напридумывает... - Алка грозила пальцем. - Признавайся.
      - Сама признавайся. - Бася гордо протирала очки. - Мы ведь как договорились: неважно, кто что придумал, главное, чтоб интересно было.
      И спокойно съела свой шоколадный лом.
      - Но ведь записки приходят всем, кроме тебя. Тебе не приходят, значит, ты и посылаешь. И кто, кроме тебя, наши адреса знает? - Ларка продолжала рассуждать.
      Хотя что тут расследовать? И так все было ясно.
      - Кто? Да чужой, - ответила небрежно Бася. - Адреса ваши все есть в классном журнале. Тоже мне тайна. Пошли расходиться.
      Сначала провожали Алку Пестикову: мать училка, дочка пискля. Разноется, что ее бросили в сумерках. Потом Надюшку Сарычеву за пустырь, на котором шла долгая стройка. Ребята, которые там играли, уже раз провалились в траншею. Потом провожали Ларину Дыханову; ее всегда ругали сильно, если не вынесет ведро, не отвяжет собаку. Жила Ларка тоже далеко, в частных домах, не в центре, там вообще страшно. Ларка все выносила, запирала, отвязывала и махала с крыльца: мол, пока. А вот насчет Баси, что ей скажут дома, где тоже мать училка, никто не волновался. Считали - Бася находчивая, придумает что-нибудь, отболтается.
     
     
      Через пару дней компания опять встретилась на обычном месте, на бревнах. Город ревел улицами совсем рядом, но здесь, за садиком, где обрастали бурьяном детсадовские бревна, - здесь было интереснее, уютней.
      - Что делаем сегодня? - Алка быстро доедала свой хлеб с повидлом.
      Они раньше играли в казаки-разбойники, как и все. Но искать клады было интереснее. Кому-нибудь из подруг приходило письмо по почте, искать шли вместе... Вспоминались пираты, арабские пещеры, "Человек-амфибия", "Тайна двух океанов"...
      - Мне ничего не было, - улыбалась Надюшка. - А кому было?
      - Рань такая, солнце высоко, - рассудила Ларка, - можно бы три клада найти.
      Бася показала им новый план.
      - Видали? Наконец и мне пришел. Вот вместе и пойдем по знакам.
      - Погнали, - скомандовала Ларка. - Первый знак: ноги равно сто сорок. Значит, сто сорок шагов вроде бы на солнышко.
      - Да нет, это значит - на восток, - сообразила Алка, - но с какого места?
      - Нарисованы клеточки, решеточки. От них.
      - Да это милиция! - блеснула Надюшка.
      Но шаги на восток от милиции не получались - в одну сторону глухой забор, в другую - ржавые ворота на замке. Пришлось пройти через автобазу.
      - Смотри, Баська, вон нашей Михеевой брат. Говорят, в школу не ходит, а шоферам за бутылкой ходит.
      - Где, не вижу... Да он, наверное, не только за бутылкой. Он и за запчастями тоже ходит. Видишь, что у него в руках. Да что вы меня со счета сбиваете! Сколько теперь шагов?
      - А ты-то, Баська, понимаешь, какой это красивый пацан? Жаль, отец алкоголик.
      - Ты, Алка, жизни не знаешь, - вмешалась Ларина. - Человек деньги зашибает, наша Верка сама мне говорила, что он ей туфли на первое сентября купил.
      - Да ладно защищать, - вспылила Алка, - лох он и есть лох, хоть и красивый. Я не стала бы с таким ходить.
      Шаги кончались у Телячьего ручья. Это была городская замусоренная речка. Раньше большая, теперь маленькая. Там стеной стояли репейники.
      - Идея, скажу вам, дурацкая, - шипела Аллочка. - Пальто в репьях и дальше полный обрыв. Прыгать в обрыв?
      - Не психовать. Отдышаться дай. - Бася осмотрелась. - Надо дерево искать, а ты психуешь...
      - Да деревья все на той стороне, - приуныла Надюшка, - как туда?..
      - Переправы тут, конечно, не было и нет, - заключила Ларина, - но должно быть место, где помельче. Хотя бы вон там и перейдем, где камни. Потом берегом вернемся...
      - Вернемся-навернемся... - ворчала Алка.
      Махали руками как крыльями - камушки оказались скользкие. Обувка подмокла. Хватались друг за друга, только Ларка ни за кого не цеплялась, сама всех подбадривала. Прыгнув на бережок, Аллочка так затрещала кустами, что взлетели воробьи. Надюшка забрызгалась больше всех, но не выступала, а лентой из своей косы протирала Басины очки. Пошли обратно берегом. Где же то дерево?
      - Где дерево? - вопрошала Алка.- Сколько можно?
      - А вот оно, - блея ткнула в ободранный от коры ствол, на котором чиркнули мелом стрелку.
      - Стрелка вниз. В землю?
      - Вниз, значит, вниз...
     
     
      Ларка, как всегда, первая нашла низ и спрыгнула в траншею. Траншея оказалась немелкая, метра два в глубину. Бежать по ней было трудно, края осыпались. Шли до упора, до глухого перекрытия...
      - Опять ничего не понять. Чего в бумажке-то? - Алка норовила глянуть Ларине через плечо, будто что-то понимала.
      - В бумажке труба и дым. Котельная? Вон она. А еще - цветочки и кошка черная.
      - Это я знаю, девочки, - подала голос отставшая Бася, - это "Ландыши" и "Черный кот". Это я слышу каждый день - песни, которые крутят у нас на...
      - На танцплощадке! - нестройно закричали все.
      Добраться до котельной и повернуть лицом на танцплощадку было делом десяти минут. Добрались. Красные, растрепанные, у Баси бордовая царапина через щеку, у Надюшки коса расплелась до самого уха, Алка в глине...
      - Мне дальше неохота, - сказала она, выбирая из волос репей. - Я по правде устала и в боку колет. Давайте завтра доищем?
      - Не по правилам! - подскочила Надюшка. - Или иди, мы клад на троих разделим. Но потом не говори, что не веришь и все такое.
      - А мы уже пришли. - Это Лара. - Значков-то нету больше. Пусть идет.
      Аллочка сразу примолкла.
      - Думаешь, танцплощадка?
      - А тут и думать больше нечего. Только под танцплощадку две дыры, обе маленькие. А под эстраду всего одна. Кто первый? Айда.
      Под эстрадой пришлось пробираться на полусогнутых. Там было темно, страшно. Мимо порскнула кошка.
      - Как бы тут не влезть... - Лара зачиркала спичками.
      И откуда у нее вовремя спички? На столбике в этот момент мелькнула стрелка мелом.
      - Ой, мама!
      - Чего визжишь-то?
      - Тихо, девки, тихо... Сами себя дурим...
      - Да вон, огоньки...
      Лара еще посветила, Бася протянула руку... Там на цепке висело... Нет, честное слово! Тяжелые круглые часы. И светили зелеными цифрами. И под ними кирпич, прикрывавший крест-накрест перевязанный пакет. Вот оно...
     
     
      Они вылезли наружу, испуганные, перемазанные, счастливые. Глаза так и сверкали. Разделили клад.
      - Тебе, Алка, желтую рыбку, под цвет волос. Тебе, Ларка, синюю птицу за быстротую. Тебе, Надь, - красное сердечко, а мне шишку, еловую голову. И вот еще орешки... А кому часы?
      - Клад же тебе, значит, и часы тебе, - заговорили все.
      - И все-таки странно... - засомневалась Ларка. - То все сладости были, а то вдруг такая ценная вещь. Неужели, Баська, это на самом деле ты?
      - Ну что ты. Мне самой не по себе... Девчонки, если часы чьи-то ваши, то лучше признайтесь. Игра игрой, а как дойдет до ремня - не обрадуешься.
      - Еще чего! - закричала Аллочка. - Теперь ты начала разбираться. А сама что говорила?
      - Все, темнеть стало. Проводите меня, девки, за пустырь, - разохалась Надюшка. - Еще и настращали на ночь глядя. Поймите вы: может, это для Баськи специально... Один раз - и все... И хватит, и не будем больше клады искать.
      - Да что вы, девочки? - вмешалась Бася. - Да что вы так всполошились-то? Давайте играть в другое. Мы вот с Ларкой уж пробовали играть в принцессы-наследницы.
      - Как в принцессы?
      - Как в кино. Например, в глухом лесу, в домике лесоруба росли девочки, и лесорубова жена учила их рукоделию - ткать, прясть. Чтобы потом на рынке городском продавать. А случись - заболела она, так пришлось им самим ехать. Там понравились не только ковры, скажем, но и сами они. Богатые князья их стали выслеживать. Нашли старого слугу, он подтвердил, что они знатного рода, а вовсе не лесорубовы дочки, а опального графа, он полжизни в тюрьме просидел, вроде Железной маски...
      - А что такое опальный?
      - Неугодный, значит.
      - А сколько сестер?
      - А сколько захотим, столько и будет. Нас четверо и их будет четверо. И у каждой свой жених и все такое... Договоримся, какое у кого имя по игре. Ларке нравится Эвелина, я знаю. Мне Маргарита. А тебе, Надюшка, какое?
      - Ой, да я такие не знаю! Ты сама подскажи.
      - Лорелея. Надо Лорелею?
      - Надо, надо. Здорово.
      - Лорелея? С ума сойти. - Аллочка чуть не заплакала от зависти.- Все хорошие расхватали, мне ничего не осталось?
      - Не убивайся, - засмеялась Бася. - Давай ты будешь Луиза? Или Адель...
      - О, Адель. Это действительно... - Алка даже в ладоши захлопала.
      - Темно ведь, ну совсем обалдели... - Ларина опомнилась первая.
      - Прощайте, прекрасные незнахомки, - пропищала Аллочка, - мы все равно разыщем вас.
      - О, не трудитесь, храбрые рыцари, - пропела в ответ Бася, - наш след затерялся в глубине королевского леса...
      - Да хватит, хватит...
      - Ну, пока...
     
     
      Дома Бася прокралась на кухню, съела второпях холодную котлету, запила молоком. Потом так же тихо покралась в свою комнату... Но мать ее расслышала.
      - Эй, ты где это мотаешься? - издали повысила она голос.
      - Да гуляла с девчонками по Садовой.
      - Смотри, кто-нибудь стукнет по голове.
      - Не стукнет… - Басе хотелось ляпнуть про часы, но она понимала, что их сразу же отберут.
      - А московский мармелад и пастила куда из буфета пропали? - опять издали спросила мать.
      - Это я их пропала, мам... Ну девкам дала попробовать. Они тоже приносят...
      - Ладно, хоть не врешь. Все только девкам. Не забудь, что есть и брат, между прочим...
      Бася лихорадочно рылась в портфеле. Скорей, скорей, что там задали. Алгебра, физика, русский, лит-ра. Физики не будет, физички нет всю неделю. Придет историк, начнет баланду травить не по программе. По лит-ре готовиться к сочинению. А чего там готовиться? Напишем на свободную тему... Так, алгебра. Это уже хуже... Бася заскрипела ручкой.
      В одиннадцать мать заглянула к ней, опасаясь, что пробегала и долго будет сидеть. Нет, в комнате было уже темно. Что-то больно быстро уроки сделались. Да ладно, раз тянет без троек. Вот Антоша - тот уж три с лишним часа дрыхнет, и уроки его не волнуют.
      Мать ушла, а Антошка выспался и пошел пить молоко. У Баси вроде мигнул свет. Притворяется, надо же, лампу одеялом загораживает. Он подошел и откинул одеяло. А там Баська красная как рак в обнимку с настольной лампой.
      - Чего читаешь? Опять "Королеву Марго"? "Одиссея капитана Блада"… Вот так номер. Ладно бы "Баня", "Яма", а то... Зачем прячешь-то?
      - Так мне дали на два дня, а ма ругается, если ночь сидишь. А "Баню" и "Яму" - что, мне нельзя?
      - Нет, конечно, рановато. Ни к чему еще Мопассана.
      - Вот спасибо, что подсказал.
      - Но-но. Ты меня не лови, а то перестану с тобой дружить. И часы советую вернуть, как бы чего не вышло. Тому, кто их принес, как бы не нагорело.
      - А кому, интересно?
      - Ну кто тебя больше всех любит, как думаешь?
      - Ну, я думаю... Никто. Стой. А ты вообще откуда это?..
      - Ни оттуда, ни отсюда. Ты думаешь, ты там одна по канавам ползаешь. Да ладно. Выключай канделябры, а то донесу королеве. И капитану заодно.
     
     
      Потрясенной Басе стало не до королевы. Она лежала в темноте и хлопала глазами. Значит, действительно кто-то ползал за ней по траншеям. А она-то думала... Но так ведь вообще неинтересно! А когда она на другой день пришла в школу, к ней подошли возбужденные Алка и Надюшка. У них розами пылали раскаленные щеки, и переглядывались они как самые закоренелые шпионки.
      - Ой Бася, Бася, что деется?
      - Нам новые планы пришли, это что ж такое?
      - Причем одинаковые. Чтобы мы, значит, вместе пошли.
      - Знаки все новые, и район далекий, за Сушкой...
      - Потому что пруд и гора сушенская только там.
      - Бась, неужели все-таки ты? Признайся, а то страшно. Что это значит вообще?
      Бася покачала головой.
      - Я тут ни при чем. Просто с нами начал играть кто-то пятый...

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2004

Используются технологии uCoz