ЛЯГУШАТНИК

 

Татьяна Риздвенко
Карусель

 

Феде на день рождения подарили карусель. Кто подарил - этого мы вам не скажем, потому что каруселей все равно на всех не хватит.
      Карусель оказалась слишком большой даже для огромной (11 квадратных метров!) Фединой комнаты. Пришлось оставить ее внизу, на детской площадке.
      Федя обрадовался подарку, но немного беспокоился, что дети, которые не знают, что карусель подарена Феде, начнут кататься на ней. У них хватило бы ума залезть на нее грязными ногами!
      Во время праздничного обеда, который почему-то происходил прямо на полу, Федя несколько раз отлучался к окну. Он делал вид, будто хочет проведать золотых рыбок, живущих в маленьком аквариуме. На cамом деле Федя хотел убедиться, что на его карусели не крутится какой-нибудь ребенок.
      Пока все было спокойно.
      Федя даже на время отвлекся от мыслей о карусели, переключившись на малиновое желе. Он следил, чтобы Катя Сорока не ела медленнее, чем он. В вопросах малинового желе Федя был строг. Здесь спешка была ни к чему. Они ели желе с черепашьей скоростью, заглядывая друг другу в блюдце. Копуше Кате удалось прийти к финишу на 2 минуты 15 секунд позже стремительного Феди.
      Все хорошее рано или поздно кончается. Малиновое желе - не исключение. Отложив ложку, Федя сразу же вспомнил о карусели и метнулся к окну. Так и есть! Трое абсолютно незнакомых детей и одна совершенно посторонняя мама с белыми волосами кружились на детской площадке.
      Федя громко заплакал. Гости всполошились. Катя Сорока подумала, что зря она ела малиновое желе так медленно. Могла бы не отравлять человеку день рождения.
      Чуткая мама сразу поняла, в чем дело. Она сказала: а теперь пойдемте все во двор!
      Гости с радостью согласились, потому что была ранняя осень и сборы на улицу были легкими и приятными - не то что зимой.
     
     
      Все вышли во двор. Дети были с ведрами, лопатками и машинами. Федя не видел ничего, кроме своей новенькой карусели. Она сверкала свежей краской и совсем не выглядела грустной. Дети и чья-то белая мама все еще кружились на ней. Крупной маме карусель была явно мала и ей приходилось держать ноги на весу.
      Федина мама захлопала в ладоши.
      - Минутку внимания! - сказала она.
      Дети и мама перестали кружиться и приготовились слушать.
      - Эта карусель - подарок Феде на день рождения, - объявила Федина мама. - Она оранжевая, потому что это любимый Федин цвет. Кроме того, оранжевый сейчас в моде. Я показывала тебе мое оранжевое пальто? - обратилась она к маме Кати Сороки.
      - Мама! - взмолился Федя.
      - Кроме каруселей и оранжевого цвета, Федя очень любит сказки, - продолжила мама. - Каждый, кто хочет прокатиться на этой карусели, должен придумать и подарить Феде маленькую, но абсолютно волшебную историю. Мне кажется, это будет по справедливости.
      Феде было жалко, что на его оранжевой карусели будут резвиться посторонние дети и их крупные мамы. Но волшебные истории он любил даже больше конфет. Конфеты имели свойство быстро заканчиваться. Истории же хотя и не всегда были такими сладкими, как конфеты, но зато их хватало надолго.
      Пока Федя думал, все дети, несколько незнакомых мам и две смутно знакомые бабушка смотрели на него с волнением.
      - Я знаю! - крикнул вдруг один мальчик. - Я знаю историю про подушку, которая была сделана из облака.
      - И я, - подхватила одна девочка, - и я! Я знаю сказку про маленькую фею, которая жила в розовой бутылке и умела пускать мыльные пузыри.
      - А про муравьиного льва знаете? - спросила чья-то бабушка. Эта бабушка, видать, была не так проста.
      Все затарахтели наперебой. Федя даже облизнулся, как при виде корзины сладостей.
      Он подошел к карусели, погладил ее и что-то тихо прошептал. Потом прислушался, кивнул и, сделав приглашающий жест, сказал:
      - Угощайтесь, пожалуйста!
     
     
      В тот день волшебные истории сыпались как из рога изобилия.
      Оранжевая карусель набирала обороты.
      Муравьиной бабушке удалось прокатиться три раза. Большая белая мама придумала странную историю про утюг, который заболел гриппом. Рыжий мальчик в очках рассказал сказку про папу, который научился летать и вылетел с работы. Долговязая девочка рассказала сказку про банан, который укусил ее за палец. Палец у девочки был забинтован, и Федя сначала не хотел пускать ее на карусель, потому что получалось, что история не волшебная, а настоящая. Потом он вспомнил, что ему приходилось встречать кусающихся собак, комаров, слепней. Его маму однажды укусила шуба. Мама так и сказала: шуба кусается! Но кусающихся бананов Федя никогда не видел и даже слышал о них впервые.
      Когда карусель начала уже уставать, поток волшебных историй понемногу иссяк.
      Как все мудро устроено в природе, подумал Федя.
      Он подошел к карусели и что-то шепнул ей на прощанье.
      Незнакомые дети, мамы и бабушки, которые стали довольно-таки знакомыми, начали расходиться по домам. Все они говорили Феде спасибо. Федя говорил им в ответ: и вам спасибо, приходите еще.
     
     
      Во главе с Фединой мамой гости пошли домой пить чай. Дома мама сказала, что ей надоело праздновать на полу, и все уселись за стол. За столом и правда было намного удобнее. Большой желтый абажур отражался в каждой чашке. Девять маленьких желтых абажурчиков покачивались на столе.
      Принесли пирог с голубикой. Феде пришлось задуть несколько горящих свечек. Сколько - он точно не знал. Вроде бы три, а может, и все пять. Он еще не очень хорошо умел считать.
      Когда гости ушли и все подарки были разложены по их новым местам, мама отвела Федю в кроватку и поцеловала. От нее пахло сахарной пудрой. Федя закрыл глаза, а мама отправилась на кухню узнать у папы, как ему понравилась новая стрижка мамы Кати Сороки.
      Оставшись один, Федя встал и подошел к окну. Лиловые сумерки очень шли к его оранжевой карусели.
      Постояв так немного, Федя прошептал что-то и отправился складывать в заветное место новые волшебные истории.
      Их оказалось ровно 27.

 

Художник Людмила Журбицкая

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2004

Используются технологии uCoz