В РИФМУ!

 

Лев Рахлис
Нарисуй мне барашка
из книги посвящений

 

От автора

Есть люди, не совсем, может быть, обычные: немножко – взрослые,
немножко – дети.
Как волшебники.
Путешествуют себе во времени - из одного возраста в другой.
Туда-сюда – и обратно.
И знаете, кто это?
Детские Поэты.
Некоторые из них у меня до сих пор на книжной полке живут.
Им и посвящается эта моя, возможно, запоздалая признательность.
 
 
Эдварду Лиру,
который в один прекрасный день, а может быть, не в один, написал сто томов весёлой чепухи и раздарил её детям, потому что только дети умеют в любой маленькой бессмыслице находить большой смысл.

Эдвард Лир
Был весёлым
Поэтом
И прожил,
Веселясь,
Много лет он.
Каждый день
Эдвард Лир
Сам себя веселил,
Хохоча до упаду
При этом.
 
 
Чарлзу Лютвиджу Доджсону,
которого встретила однажды маленькая девочка по имени Алиса Плезенс Лиддел и совершенно незаметно превратила его, очень серьёзного человека, преподавателя математики, в сказочного волшебника и знаменитого писателя – Льюиса Кэрролла.
И он повёл её в Страну Чудес.

Кот высунул мордочку
Из-за куста –
Улыбка
Его украшала уста.
Потом неожиданно
Так оказалось,
Что Кот убежал,
А улыбка осталась...

Писатель придумал
Сто тысяч чудес
И вот, улыбнувшись,
Однажды исчез.
Потом неожиданно
Так оказалось –
Писатель исчез,
А улыбка осталась.
 
 
Алену Александру Милну,
который однажды познакомил всех-всех-всех своих друзей с одним неуклюжим, но очень живым плюшевым Медвежонком, который ничего на свете не боялся, кроме, может быть, этих... которые противно жужжат и жутко жалят, ежели случайно пожаловать к ним в гости. Ужасно невежливые. Ужжасно!

Медвежонок
Винни-Пух
Испугался
Стайки мух.
Он подумал -
Это пчёлы,
И пустился
Во весь дух.

Вот бежит он,
Медвежонок,
По дорожке,
Наобум,
Будто катится
Бочонок
Из-под мёда -
Бум-бум-бум.
 
 
Джанни Родари,
который ещё в раннем детстве всегда приставал ко всем взрослым с разными неправильными вопросами, на которые никто никогда не мог дать правильный ответ. Потом, когда маленький почемучка вырос и стал вдруг большим писателем, он по-прежнему продолжал задавать такие же неправильные вопросы, но только уже детям.
Может быть, ответите?

Почему
Не пишут
Писем облака?
Почему
Бежит не выбежит
Река?
Почему есть
У ботинок
Ноги,
А у ног –
Тропинки
И дороги?
Почему
У дырочек
Есть сети?
Почему есть
У вопросов
Дети?
 
 
Антуану де Сент-Экзюпери,
который однажды свалился с неба и приземлился в то самое место, куда по стечению обстоятельств тоже свалился и тоже с неба один Необыкновенный Малыш.
- Нарисуй мне барашка, - неожиданно попросил он.
И два совершенно незнакомых существа, затерянных где-то в песках пустыни, вдруг очень быстро нашли общий язык, потому что оба они оказались, как выяснилось... Поэтами.

Антуан де Сент-Экзюпери
Как-то встретил
Маленького Принца.
И мгновенье это
С той поры
В памяти моей,
Как сказка,
Длится.
 
 
Корнею Чуковскому,
который, как известно, был во-о-от такой вышины.
Самуилу Маршаку,
который, как тоже известно, был, напротив, во-о-от такой нижины...

Гуляли как-то вечерком
Корней Чуковский с Маршаком.

Корней Чуковский делал шаг –
Три шага – Самуил Маршак.

Корней Чуковский – снова шаг –
Три шага – Самуил Маршак.

Так и гуляли вечерком
Корней Чуковский с Маршаком.
 
 
Самуилу Маршаку,
который неоднократно утверждал, что «если пожелать как следует, то можно полететь». Кто знает, возможно, так оно и есть?

На даче,
Среди зелени,
Что от Москвы –
На шаг,
Жил человек
Рассеянный
По имени
Маршак.
Он путешествовать
Мечтал
С блокнотом
И пешком.
Но по рассеянности стал
Поэтом
Маршаком.
 
 
Даниилу Хармсу,
который испёк в один прекрасный день очень вкусный пирог для приглашённых на бал гостей, но, не дождавшись их прихода, с аппетитом и с превеликим удовольствием проглотил это вкуснейшее изделие кулинарии в одиночку.
Когда же гости подошли...
Нет, лучше я расскажу вам про что-нибудь другое...

Однажды
Знаменитый Хармс,
Который не был
Знаменитым,
Решил поехать
В Амстердам-с,
Чтоб отдохнуть
И побродить там.
А побродив немного там-с,
Домой вернулся
Вскоре Хармс
И сообщил
Своим друзьям-с,
Что не поедет больше
В китайский город
Амстердам-с,
Что расположен
В Польше.
 
 
Агнии Барто,
у которой когда-то, о-о-чень давно, я прочитал коротенький стишок про ма-а-ленького Бычка, который всё боялся, что упадёт с доски. Мне его всегда жалко было.
И стишок тоже такой жалостливый, до сих пор забыть не могу. Как же он там начинается?
А-а, вспомнил. Кажется, так:

Идёт доска,
Качается,
Вздыхает
На ходу.
Ой, Бычок
Кончается,
Я скоро
Упаду.
 
 
Борису Заходеру,
который, будучи замечательным поэтом и сказочником, оказался ещё и необыкновенным учёным, которому удалось однажды доказать, чем всё-таки отличается Бяка от Буки.

Чем отличается
Бяка от Буки,
Увы, до сих пор
Неизвестно науке.
И только писатель
Борис Заходер
Доподлинно всё
Разузнать захотел.
И он доказал –
И вот в этом вся штука –
Что Бяка есть Бяка,
А Бука есть Бука.
 
 
Роману Сефу,
который когда-то написал стихотворение, которое я перевёл на английский язык, потом подумал-подумал и перевёл его снова – с английского на русский. Это для того, чтобы вы представили, как оно звучит по-английски, если пересказать его по-русски.

Однажды некий таракан
Залез в бутылку, как в капкан.
Он молотил шестёркой ног,
Но выкарабкаться не смог.

Скончался он
В полдневный зной,
Прижав усы
К затылку.
Дружок,
Совет послушай мой –
Ни летом жарким,
Ни зимой,
Ни осенью
И ни весной
Не надо лезть
В бутылку.
 
 
Олегу Григорьеву,
который когда-то изобрёл "Витамин роста", уникальнейшее средство для тех, кто хочет поскорее вырасти. Я однажды попробовал. Результат превзошёл все мои ожидания. Настолько быстро стал расти, что даже не заметил, как пролетела весна, отшумело лето и тихо, на цыпочках, подкралась осень.

У поэта
Олега Григорьева
Что-то сельское есть,
От сохи.
Удивительно,
Но до сих пор его
Позабытые
Помню стихи.

"Вдоль реки бежал Аким,
Был Аким совсем сухим.
Побежал он поперёк –
Весь до ниточки промок".
 
 
Эдуарду Успенскому,
который, говорят, любил вечерами посиживать у своего волшебного Самовара и с интересом поглядывать, как тот, накаляясь и пыхтя, выпускал не только пар, но ещё и весёлые детские книжки.

Популярнейший писатель
Чебурашкин Эдуард
Пишет книги заниматель-
Ные очень, говорят.

Сценарист, поэт, издатель,
Детский классик, говорят,
Ребятишек почитатель –
Чебурашкин Эдуард.

С виду очень деревенский
И весёлый, говорят,
Простоквашино-Успенский-
Чебурашкин Эдуард.
 
 
Андрею Усачёву,
который переплюнул самого Колумба и открыл не только Америку, но и все другие части света, а также рассекретил имя своего лучшего друга-изобретателя – Ивана Петровича Петушкова, который изобрёл много чего хорошего, например, уникальнейший Шумофон для отпугивания мышей, соседей и всего живого, а ещё... Впрочем, это особый разговор.

Заслуженный изобретатель
Иван Петрович Петушков
Однажды лёжа на кровати
Вдруг изобрёл, впервые, кстати,
Свой Рифмодатчик для стишков.
Ты произносишь слово – день,
А Рифмодатчик – сам ты пень.
Ты произносишь слово – кто?
А Рифмодатчик – конь в пальто.
Хорошее изобретенье
Для пишущих стихотворенья.
Недаром Усачёв Андрей
Прибрал к рукам его скорей
И пользуется им тайком,
Чтоб стать при жизни
Клас-си-
Ком.
 
 
Григорию Остеру,
который когда-то, выпустив в свет свои "Вредные советы" и другие не менее вредоносные книги, как-то очень быстро вошёл в детскую литературу и теперь уже ни за что не хочет оттуда выходить обратно.

Говорят,
Григорий Остер
Вредным был
По моло-
Дости.

И теперь он,
Как конфеты,
Раздаёт всем
Из горсти
Свои
"Вредные советы"
Как рецепт
От вред-
Но-
Сти.
 
 
Ренате Мухе,
которая всё чего-то не договаривает. Не договаривает и не договаривает, будто намекает на что-то. Даже книжку такую придумала – "Недоговорки".
Чтобы вам понятнее стало, приведу несколько примеров:

Как-то раз у Короля
Не хватило денег для.

Или:

Как-то раз в одной Стране
Все решили больше не.

Чувствуете? Загадка на загадке. Но что удивительнее всего... Не знаю, как вам, а мне так очень...

Хочу
Сказать
Ренате Мухе –
Пусть
Продолжает
В том же
Духе
И сочиняет
Непрестанно,
С утра
До ночи,
Несмотря на...
 
 
Поэту Вадиму Левину и его "Глупой Лошади",
которые странствуют по белу свету уже не один год.
Что любопытно: хозяин понемножку старится, как и все люди, а его Глупая Лошадь – всё такая же озорная и весёлая. Правда, её любимые галоши за это время, думаю, изрядно поизносились.
Поэтому и решил написать ей письмецо из города Атланты в город не знаю какой. Надеюсь, что оно всё-таки не затеряется и дойдёт до адресата.

Уважаемая Лошадь!
Здесь у нас,
В Атланте,
Дождь.
Если вам нужны
Галоши,
Я готов
Отправить срочно
Авиационной
Почтой
Десять пар
Любых галош.
В дополнение
Примите
Шляпу, бантик
И жилет.
А хозяину скажите,
Что один
Атлантский житель
Шлёт ему
Большой
Привет.
 
 
Сергею Седову,
который однажды, заглянув в чебуречную, неожиданно встретил там Змея Горыныча, того самого – о трёх Головах. Тут эти головы меж собой и заспорили, кому первой съесть столь аппетитного гостя. До того переругались, что одна голова со злости съела вторую, вторая – третью, а третья – первую. Сам же Сергей Седов, к счастью, остался жив-здоров и на радостях написал об этом сказку, да не одну, а много – и про Змея Горыныча, и ещё про Королей всяких, которые то крепко сморкаются, то сильно заикаются, то ещё что-то... Одним словом, не соскучишься.

Жил-был Король –
Он за... за... за...
Заикой оказался,
И с поданными за... за... за...
Ужасно заикался.
- Ка-ка-ка-ка-
Ка-ка-ка-ка...
"Казнить", - сказать пытался.
Но выго-вари-вал пока,
Он пожалел
Пре-ступ-
Ни-ка,
И тот живым остался.
 
 
Тиму Собакину,
который выдаёт себя то за Андрушку Ыванова, то за Сидора Тяффа, то просто за дядю Собакина, который вдобавок переписывается со своей четвероногой подружкой, которую зовут тётя Корова и которая любит, помимо всего прочего, МУ-У-зицировать на барабане.

Дядя Собакин
И тётя Корова
Дружат,
И в том ничего нет
Плохого.

Дядя Собакин –
Известный поэт,
А тётя Корова
Пока ещё – нет.

Однако учтите,
Что дядя Собакин
Стихи посвящает
Не всем и не всяким.

А тётю Корову
Он так уважает,
Что тёте Корове
Стихи посвящает.

 

В публикации использован рисунок Антуана де Сент-Экзюпери

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2007

Используются технологии uCoz