Михаил Пегов. ЗАЯЦ НА ОРЛЕ
ИСТОРИИ

 

Михаил Пегов
Заяц на орле

 

- Дед, а как тот остров называется?
      - Да никак не называется. Остров и остров.
      - А его что, никто не открывал?
      - Как это?
      - Как Огненную Землю или остров Пасхи. Их открыли, а потом назвали.
      - Не-а, никто не открывал. Всю жизнь там сено косим. - Дедушка был жутко сосредоточен и на Юркины вопросы отвечал невпопад. Наморщив лоб, он тщательно промазывал прорези картонного трафарета густым суриком. Орудовал вконец измочаленным куском поролона и уже порядком извозился. Руки были красные аж до локтей.
      Отпечатать номер на борту старой, но залатанной и свежевыкрашенной плоскодонки Юрке не доверили. "Не смей больше мальчонку пачкать! - приказала деду бабушка. - Еле-еле его одёжу после всех ваших ремонтов отстирала!" И теперь Юрка стоял там, где поставили, - в метре от лодки. Переминался с ноги на ногу и скучал.
      "Вот когда приплывём, пусть дедушка своим сеном занимается, - думал он, - а я увижу там что-то интересное и придумаю острову название. Вдруг на нём много ящериц? Тогда он будет называться остров Рептилий. Или остров Драконов! Может, местные ящерицы очень большие, сохранились с тех пор, когда ещё динозавры жили. На островах часто сохраняются разные древние животные. Как на Тасмании, например…"
      Дедушка работал медленно, и очень скоро смотреть на это Юрке надоело. Он сел на перевёрнутое ведро и запрокинул голову.
      По небу величаво двигались большие многоцветные облака. При этом было похоже, что одни, раздувшиеся, как взбитые подушки, и белые, как молоко, никак не желают уживаться с другими, угловатыми, серо-синего с фиолетовыми прожилками цвета. То светлые воины наплывали на тёмных, то тёмные врезались в недругов, тесня и сминая их. От этого контуры облаков беспрестанно менялись, создавая причудливые загадочные фигуры.
      Вдруг прямо над Юркой два враждующих бойца соединились и… белый горделивый орёл, расправив могучие крылья, воспарил над землёй. Он парил, а верхом на нём сидел неожиданный пассажир - тёмно-серебристый заяц! Настоящий заяц с длинными торчащими ушами!
      Юрку тут же осенила очередная замечательная идея.
      - Дед, а давай лодке название придумаем! Пусть будет… "Орёл"! А?
      - А зачем? - Дедушка смазал цифру 8 и недовольно заскрипел зубами. - Лодка у нас зарегистрированная, ей положен государственный номер. Зачем мы ещё что-то писать будем? Я и так уже весь измучился с этим трафаретом. Надо было кисточкой намалевать.
      - Юра! - позвала из дома бабушка. - Беги сюда! Мама приехала!
     
     
      Юрка отдыхал на даче, у дедушки с бабушкой.
      Их домик стоял на самом берегу широкой спокойной реки, среди множества других таких же самодельных строений. Участочки земли были настолько малы, что дачный посёлок, особенно в выходные дни, становился похожим на привокзальную площадь. Со всех сторон пахло шашлыками, каждого было слышно-видно, и спрятаться от всеобщего внимания не было никакой возможности. Желающим уединиться оставалось уплыть на лодке куда подальше или уйти в соседний лес.
      - Да он же у вас не настоящий! Посадки. Что в нём делать? - принялась упираться уставшая с дороги мама, когда Юрка настойчиво потянул её в сторону высоких шумящих деревьев.
      "Что в нём делать?" Глупый вопрос! Тем более что номер на борту лодки всё равно ещё не высох, а пока этого не произойдёт, никто никуда не поплывёт, как сказал дедушка.
      - Сынуль, ну давай здесь посидим, поиграем во что-нибудь. Книжку почитаем.
      И всё же спустя час, после того как мама со всеми пообщалась, они отправились в "ненастоящий" лес.
      А вот Юрка никогда не считал его таким! Среди давным-давно посаженных тополей уже вовсю хозяйничали дикие пришельцы: вездесущие осины, случайным ветром занесённые берёзы и неказистые приземистые сосны. Юрка любил этот лес. Он был его, собственный. Всю жизнь мальчик прожил в городе, где ни одно дерево нельзя было назвать своим, - то на него объявление наклеят, то чужая собака лапу задерёт. А здесь всё твоё! Хочешь - защищай, хочешь - наказывай!
      Вот старый, треснувший пополам тополь; немощно стонет он даже при тёплом бризе. Вот три сестры-берёзки, похожие друг на друга как капли воды. Стоят рядом, растут ровно и быстро, словно соревнуясь, кто кого обгонит.
      А ещё есть в Юркином лесу яблонька! С яблоками, маленькими, но зато не червивыми. Наверное, кто-нибудь из дачников гулял здесь когда-то, ел яблоко и из его упавшего семечка выросло сказочное деревце. Ведь и в самом деле - сказочное! Помните? "Видит Алёнушка - стоит лесная яблонька. "Яблонька-матушка, спрячь меня!" - "Съешь моё лесное яблочко!" Съела Алёнушка яблочко; заслонила её яблонька веточками, прикрыла листиками; гуси не заметили и пролетели..."
      Нет, гуси-лебеди в Юркином лесу не живут. Водятся журавли в заболоченной пойме, но это далеко, вверх по реке. Дедушка их только в бинокль показывал. Когда с Юркой на рыбалку ходил. Ничего серьёзного не поймали, а ершей отпустили, на что бабушка потом сильно ругалась: "Кошке бы отдали, а то она у нас всю колбасу съела!"
      Зато в лес залетают погостить чайки. Да и своих, местных пернатых предостаточно. Одни вороны чего стоят! Иногда как начнут с непонятной злостью, хлопая крыльями, кружить над человеком! Да каркать что есть силы. Поневоле до смерти испугаешься. А ещё Юрка два раза видел настоящего дятла и кукушку. Кукушку совсем близко, в пяти шагах. Она его не заметила и просто сидела на тропинке, о чём-то своём, кукушечьем размышляла. Может, о детках брошенных жалела, вспоминала, в чьё гнездо яйца подбросила?
     
     
      - Ну давай, рассказывай, какое тут у вас житьё-бытиё, - повелела мама, когда они пробрались сквозь ивовые заросли и вошли в лесное царство. - Тоска зелёная?
      Но ничего Юрка рассказать не успел. Ни про бытиё, ни про цветную тоску. У мамы зазвонил телефон.
      - …Да ничем не занимаюсь. Вырвалась на пару дней к родителям и Юрку проведать. Устала как тысяча чертей!..
      Звонила мамина приятельница. Наверное, они не общались друг с другом очень долго ("Может быть, целый год", - подумал Юрка), оттого мама приятельнице очень обрадовалась и откладывать разговор на другое время не захотела. Она заболталась и на развилке свернула на тупиковую тропинку, ведущую в колючие заросли ежевики. Юрке пришлось её развернуть и наставить на путь истинный: "Незачем нам в чащобу забираться". Он-то хотел показать яблоньку!
      - Грибы ищи, грибы! - прошептала мама, на секунду отстранив от уха телефон. - Суп сварим. Хотя какие тут грибы…
      А грибы в Юркином лесу водились! И сыроежки (этих вообще пруд пруди, любой расцветки: красные, жёлтые, зелёные), и кулачки, и свинушки, и подберёзовики, и, конечно, мухоморы. Впрочем, мухоморы никого, кроме Юрки, не занимали.
      - …Я насчёт отпуска ещё не думала, но надо куда-нибудь в цивилизованное место съездить. Да, с ним, разумеется, куда ж я его. С родителями оставлять? Нет, мы вдвоём. Отсюда подальше. Здесь на даче кто угодно от скуки с ума сойдёт. В Италию хочу съездить, в Милан. Да-да, на распродажи. - Мама обернулась и весело подмигнула Юрке.
      Чуть на гусеницу не наступила! Юрка неодобрительно покачал головой. Мамин каблук воткнулся в землю в сантиметре от большой неповоротливой гусеницы. Чёрно-коричневой и устрашающе волосатой.
      А вот и гриб. Белый!
      Юрка покосился на маму: не заметила. И слава богу, а то сорвёт без пользы. Он же ещё маленький. Из него одного супа не сваришь, а других искать некогда. Мама сказала: идём на сорок минут, на час, не больше. Значит, скоро возвращаться. Успеть бы яблоньку показать!
      Юрка нагнулся и прикрыл гриб лопухом. Неожиданно прямо из-под пальцев юркнула в норку мышка. Крошечная, круглоухая, лесная.
      - Беги-беги, дурочка! Не трону я тебя.
      - Тьфу! Отключилось. - Мама потрясла телефоном. - Нет, долго находиться здесь невозможно.
      - Мам, - Юрка улучил наконец момент, чтобы сказать нечто важное, сокровенное, - а я решил космонавтом стать! Я раньше не собирался, потому что только малыши в детском саду хотят в космонавты. А теперь я всё как следует обдумал и буду к этому готовиться. Я хочу космонавтом быть, потому что на Земле всё уже открыли, а в космосе я буду искать новые планеты и звёзды. Здорово?
     
      - Здорово, конечно. - Мама копалась в телефоне и слушала Юрку не очень внимательно. - Но в космонавты мы с тобой не годимся. У нас зрение плохое. Не переживай, оно у нас в семье у всех плохое. Это наследственное. Вон дедушка, мечтал моряком стать, а его на флот из-за плохого зрения не взяли. Так что и нам с тобой не быть ни моряками, ни космонавтами, ни лётчиками. …Алло! Леночка! Что-то разъединилось. О чём ты говорила?..
     
     
      - Кислое. - Мама сморщилась. Она чуть-чуть откусила от лесного яблока, и оно ей не понравилось. - Можно я не буду доедать?
      - Можно, - уныло сказал Юрка.
      - Да ты, наверное, есть хочешь. Пойдём-ка к дому. - Она приобняла его за плечи. - Здесь одна дорога? Или есть путь покороче, почище?
      Обратно они шли по асфальту, обгоняемые недовольными автомобилями, из которых беспрестанно вылетали клубы выхлопного газа.
      - Что же ты мне ничего не рассказываешь? - спросила мама. - Что ты здесь интересного видел?
      Юрка собрался было сказать, что вчера видел настоящую лису, но не стал. Он вспомнил, как когда-то мама не поверила его рассказу о белой вороне, сидевшей на соседской крыше. Опять не поверит и будет смеяться. А про сражения облаков и вовсе заикаться не стоит.
      - Неужели совсем ничего?
      Юрка пожал плечами.
      - Ну, не грусти, - мама наклонилась и поцеловала сына в макушку. - Потерпи. Через неделю заберу тебя в город. Потом за границу съездим, новых вещей купим, куда-нибудь на экскурсию сходим. Потерпи, родной!..
     
     
      - И на десерт о приятном! - Директор обсерватории был рад завершить утомительное совещание. Он встал, повернулся в сторону сидевшего по правую руку заместителя и комично поклонился. - Дорогой Юрий Владимирович, близится круглая и знаменательная дата. В связи с чем мы вожделеем тебя в скором времени поздравить. От всей нашей широкой души. Так что давай, желай! Говори, чего ты хочешь. Пока не поздно, пока мы интересуемся.
      В их дружном коллективе было принято дарить полезные, заранее подготовленные подарки. Будущий юбиляр смутился, но излишне скромничать не стал и под дружные аплодисменты поднялся со своего места.
      - Я вот сейчас пожелаю чего-нибудь запредельного, - сказал он, - а вы мне уже на галстук скинулись.
      - Да уж! Ты, конечно, размахнись… - директор сначала раскинул руки широко в стороны, а потом плавно свёл ладони вместе, - но учитывая финансовые возможности сотрудников нашего института…
      Все засмеялись.
      - То есть звезду с неба нельзя? - осторожно поинтересовался Юрий Владимирович.
      - Юра, я в замешательстве, - насторожился директор. - Скажи конкретнее.
      - Можно я дам имя открытой нами туманности?
      Присутствующие затихли.
      - В честь себя, что ли? Нет? Знаешь, я почему-то думал, что для неё достаточно номера в каталоге. - Директор казался несколько удивлённым. - Да она же маленькая!
      - Мне хватит, - сконфузился Юрий Владимирович.
      - Эх! - широко улыбнулся директор. - Что это я тут упираюсь?! Ты же её открыл! Ну и называй. Фигуристая она у тебя, да ещё и с ушами! Что ж это такое будет?
      Юрий Владимирович посмотрел в окно. Там, высоко в небе, величаво плыли большие многоцветные облака.
      - Это будет, - сказал он, - Заяц на Орле.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2014