Александр Парфе. ВРЕДНЫЙ ДЕДУШКА МОРОЗ
NEW-СКАЗКА

 

Александр Парфе
Вредный Дедушка Мороз

 

30 декабря мама сказала Костику, чтобы он ложился пораньше, если хочет встречать Новый год вместе с родителями. А папа сказал, что даже разрешит Костику выстрелить из бутылки шампанского. И Костик лёг в девять часов. Такого с ним никогда не случалось!
      На стене, прямо у него над головой, висел отрывной календарь. Костик смотрел на красное число "30", на слово "воскресенье", и у него приятно щемило где-то в животе. Папа говорил, что в декабре всегда 31 день. Никогда не бывает меньше. Поэтому Костик и не беспокоился. Завтра утром он оторвёт этот листочек, покатается на лыжах с Танюшкой, потом поможет маме украсить торт, соберёт с папой ёлку, которую они достанут с антресолей, а вечером, когда начнут бить куранты, оторвёт и последний листочек с числом "31". И останется на стене только один корешок от календаря… вот смешно!
      А потом наступят самые волшебные минуты! Новый год! Фейерверки! Песни! Шоколад! Гости! Подарки! С этими мыслями, сладко зажмурившись, Костик и уснул.
      Утром Костик вскочил и первым делом оторвал от календаря старый листочек с числом "30". И…
      Ой!
      Ему показалось, что он всё ещё спит: на него смотрела чёрная цифра "1", а рядом с ней - страшное слово "январь"!
      - Мама! Папа! - закричал Костик.
      Он побежал на кухню. Родители были там. Но что с ними творилось! Костик ущипнул себя - ему не верилось, что всё это он видит на самом деле: папа в своей коричневой дублёнке медведем бродил вокруг стола и рычал, а мама сидела на столе и смеялась, подпинывая его ногой, причём сидела она прямо на блюде с тортом! А радио со стены жутким голосом вещало:
      - Никакого праздника не будет! Никаких исполнений никаких желаний тоже не будет!
      И никаких тридцать первых декабрей - отныне и навеки!
      - Мама! Папа! Что случилось? - спросил Костик.
      - Тссс! - сказала мама. - Веселись, сынок. Веселись. Не показывай виду, что тебе гадко и плохо.
      - Стань козликом, - предложил папа.
      - Но что случилось? - воскликнул Костик.
      Папа схватил сына за руку и утащил его к себе под дублёнку. Там, в темноте, он зашептал ему в ухо:
      - Вредный Дед Мороз! Он пришёл на день раньше! Он исполняет одни только вредные желания! Все вредные мысли, которые ты прячешь в голове! Он их слышит… Тссс!
      - А почему в календаре нет 31-го числа? - тоже шёпотом спросил Костик.
      - Ох, - простонал папа, - это я вчера пожелал! Но не вслух, клянусь тебе! Это всё он! Он подслушал и исполнил!
      - А мама? Что с ней?
      - Не обращай внимания. Это маскировка… Стоило ей только подумать, что её торт похож на коровье седло - и вот, пожалуйста, поскользнулась и… Поэтому лучше вообще ни о чём не думать, а смеяться, смеяться, смеяться!
      - Ну уж нет! - твёрдо сказал Костик и пополз к свету. - Из-за какого-то вреднюги остаться без праздника?!
      - Куда ты? - испугался папа. - Не ходи! Не думай! Смейся!
      Но Костик не послушался. Он сжал кулаки. Яркий солнечный лучик, отразившись от чайника, подмигнул ему и весело заплясал на потолке.
      "Все сошли с ума! - думал Костик. - Даже солнце! Ишь, развеселилось - лето ему, что ли?!"
      Но только он подумал это - стало темно как ночью. Словно кто-то, прочитав его мысли, решил сделать вредность и выключил солнце. Костику даже почудился противный хриплый хохоток где-то поблизости…
      А потом в прихожей зажёгся свет.
      - Косточка! - позвал знакомый голос.
      Там стояла Танюшка с лыжами. Костик обрадовался. Они же собирались сегодня покататься в лесу, а он забыл! Он подбежал к ней.
      - Стой! - сказала Танюшка. - Сделай так. - Она сняла рукавичку и показала ему два пальца крестиком. - Это помогает!
      - А что, твой папа тоже медведем прикинулся? - спросил Костик.
      - Угу! Но сначала у него компьютер под землю провалился.
      - Вот это да! А зачем он пожелал себе такое?
      - Это не он. Это мама пожелала…
      Костик быстро оделся, схватил лыжи, и они выбежали на улицу. Их дом стоял недалеко от леса. Крупные звёзды, как спелые вишни, висели в чёрном утреннем небе. Луны не было, но звёзды давали столько света, что лыжню было хорошо видно.
      На опушке уже катались другие дети. Их было много. И у всех были крестики в рукавичках.
      - Давайте найдём этого вреднюгу! - предложила Танюшка. - И проучим его!
      - Проучим!
      - Мы ему покажем!
      Весёлой гурьбой дети покатили к лесу. Вдруг кто-то поднял руку:
      - Тише!.. Смотрите!
      Через кусты к городу тайно пробирался ёлкоруб с тяжёлой ношей на плече.

      - Сейчас я ему… - прошептал Костик и разомкнул крестик. - Вот бы сюда дядю Стёпу с пистолетом!
      - Дядю Стёпу! Дядю Стёпу! - грозно зашептали дети, размыкая свои крестики.
      И в тот же миг по верхушкам сосен пробежал луч прожектора, послышался гул вертолёта, и с неба раздался грозный окрик:
      - Ёлочка с ножками! Немедленно остановитесь! Вы арестованы!
      Ёлочка вздрогнула, побежала обратно в лес и воткнулась в сугроб. Все увидели, как у шапки ёлкоруба торчком встали уши, а сам он съёжился, превратившись в зайца.
      - Я его не вижу! - сказал вертолёт.
      - Мы его не видим! - засмеялись в ответ дети.
      Они побежали к ёлочке, которая теперь была без ножек. Заяц испугался и, схватив топор под мышку, дал дёру. А дети устроили вокруг ёлочки лыжный хоровод.

Вредный, вредный Дед Мороз!
Он подарки не принёс!

      - А спорим, я пожелаю что-нибудь доброе, и оно исполнится! - сказала какая-то девочка.
      - Только вредное исполняется, - напомнили ей.
      - А спорим? Вот увидите!
      Девочка воткнула палки в снег и сняла рукавички, чтобы все видели, что никаких крестиков у неё нет.
      - Я хочу, чтобы сюда, прямо сейчас, пришёл Дед Мороз и подарил нам подарки!
      - У-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у! - задудели все вокруг и затопали лыжами.
      - Ну-ка, все вместе! - звонко крикнула Танюшка и тоже сбросила свои рукавички. - Дедушка Мороз! К нам сюда явись!
      Все остальные рукавички тоже полетели в снег.
      - Де-душ-ка Мо-ро-оз!
      Лес загудел от детских голосов. С высоких сосен полетела вьюга. Ветер подхватил снежинки и понёс их к звёздам.
      И Дед Мороз услышал. Хмурый и сердитый, протиснулся он через ребячий круг и сел в сугроб возле Ёлочки Без Ножек.
      - Ну, что вы кричите? - спросил он таким противным голосом, будто у него болел зуб.
      - А ты подарки нам принёс? - спросила Первая Снявшая Рукавички.
      - Какие ещё подарки? - проворчал Дед Мороз. - Надоели вы мне с вашими подарками! Подарки! Подарки!
      Дети снова встали в хоровод.

Вредный, вредный Дед Мороз!
Он подарки не принёс!

      - И не принесу! Даже не ждите! - сказал Дед Мороз.
      - Но почему?
      - Не хочу.
      - А почему не хочешь?
      - Потому что не хочу!

Вредный, вредный Дед Мороз!
Он подарки не принёс!

      Тут вдруг на полянку выбежал ещё один пугливый ёлкоруб. Увидев хоровод, он резко затормозил, и его шапка свалилась в сугроб. Испугавшись шума, ёлкоруб бросил ёлочку и ускакал прочь.
      - Вот придумайте такую вредность, чтобы от неё польза была, - тогда стану добрым, - задумчиво сказал Дед Мороз.
      - А от вредностей не бывает пользы! - сказала Первая Снявшая Рукавички.
      - Бывает! - заспорил Дед Мороз.
      - Нет, не бывает!
      - Нет, бывает! - Вредный дедушка сердито и даже капризно застучал ногами в сугробе.
      - Бывает! Просто вы ещё маленькие и ничего не знаете!
      В кустах прошмыгнули тени сразу двух зайцев с ёлками.
      - Вы арестованы! - крикнули дети. - Та-та-та-та-та-та!
      Зайцы упали замертво.
      - И утро отдашь обратно? - с недоверием спросил Костик. - И 31-е декабря?
      - Отдам, отдам! Всё отдам!
      - И компьютер моему папе вернёшь? - спросила Танюшка.
      - Верну! Я всё верну!
      - И добрым станешь? - не верила Первая Снявшая Рукавички.
      - Стану! Только придумайте полезную вредность.
      - Придумай полезную вредность, Косточка! - попросила Танюшка.
      - Придумай, Косточка! - подхватили остальные дети.
      - А я придумаю! - сказал Костик.
      - Он придумает! - хором поверили в него дети.
      - Нет, не придумает, - покачал головой Дед Мороз. - Потому что не бывает такой вредности, от которой всем польза.
      - Но ты только что говорил, что бывает! - возмутилась Первая Снявшая Рукавички.
      - Нет, я так не говорил, - замотал головой вреднюга. - Это вы говорили. А я не говорил.
      - Говорил, говорил!
      - Тихо! - сказала Танюшка.
      Костик наморщил лоб и начал думать. Он думал так сильно, что голова у него стала горячей. Тогда он снял шапку, а дети обступили его со всех сторон и стали дуть на его красные уши.
      Дед Мороз смотрел на них и зловредно подхихикивал.
      - Не бывает такой вредности, - повторял он. - Не бывает!
      Внезапно из-за деревьев выскочил безумный и очень наглый заяц. Был ли это тот первый, у которого шапка-ушанка торчком встала, или же тот, оставшийся вообще без шапки - этого никто не мог знать. Но у него на спине опять была ёлочка!
      - Паф! - сказал Дед Мороз и запульнул в него снежком.
      - Аай! - вскричал заяц писклявым голосом и так подпрыгнул, перевернувшись в воздухе, что воткнулся макушкой ёлки в сугроб и повис на ней, словно игрушка.
      - Придумал! - воскликнул Костик. Руки у него замерзли, и все пальцы согнулись крестиками, но Костик старательно разогнул их и громко, чтобы его мог услышать весь город, крикнул: - Вот бы все ёлки на земле перед Новым годом становились твёрдыми как железо! Тогда топоры будут отскакивать от них и больно бить по коленке!
      "По коленке! По коленке!" - побежало эхо между сосен.
      Заяц свалился.
      - Вот это вредность! - восхищённо сказал Дед Мороз. Глаза его засветились от радости. - Всем вредностям вредность! Ну, спасибо тебе, мальчик! Ты и правда умненький… От этого твоего желания у меня на душе стало так тепло… Побегу-ка я к Снегурочке, порадую её, а то она весь день грустная сидит.
      - А желание? Оно уже исполнилось? - спросил Костик.
      Но вредный дедушка не ответил. Он со всех ног рванул в лес. В тот же миг долгожданное солнце залило всё вокруг. Дети зажмурились от яркого света и счастья. Вредный - нет, теперь уже добрый! - Дедушка Мороз не обманул их: 31 декабря, этот прекрасный светлый день, кажется, возвращался на своё законное место.
      - Вот здорово! - сказала Танюшка. - Бежим домой?
      - Бежим!
      Дети вихрем унеслись прочь. Праздник был уже на носу, а им ещё предстояло сделать много важных дел, которые накопились за год…
      В лесу стало тихо. Только в глубине ельника, если хорошо прислушаться, можно было разобрать чьи-то странные писклявые вскрики:
      - Аай!
      - Оой!
      - Ой-ё-ёй!
      Это кричали весёлые декабрьские зайцы со своими топориками.

 

Рисовал Голя Монголин

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2002