Жанна Николаева. СОН В ДЕКАБРЕ
ЛЯГУШАТНИК

 

Жанна Николаева
Сон в декабре

 

Маленькая зелёная Ёлочка, та самая, которая вот уже четыре года росла в большой цветочной кадке в углу комнаты, тихонько плакала, не обращая внимания на утешения Старого Ботинка.
      - Да погоди плакать-то, вот Сандалия точно узнает, может, и не отдадут, - говорил Ботинок, но Ёлка всхлипывала всё громче и громче.
      Вбежала Сандалия.
      - Сейчас придут! С ножом! Резать будут!
      Ёлка зарыдала.
      - Тихо! - прикрикнул на неё Ботинок. - Дайте подумать, дайте подумать… - забормотал он.
      Удерживая слезы, Елка с надеждой смотрела на него.
      - Придумал! - воскликнул Ботинок. - Бежать надо!
      - Хорошо придумал, нечего сказать, - заворчала Сандалия. - Как же она убежит, когда она - дерево.
      - Сама ты дерево. Сейчас мы её подкопаем, - он залез в кадку и стал ковырять носом землю. - Ну, что стоишь? Помогай!
      Сандалия прыгнула в кадку, и не прошло минуты, как Елочка поднатужилась, вытянула корни из земли, перешагнула через бортик и встала на пол - совсем как человек.
      - Ух ты! - с завистью воскликнул стоящий на окне "декабрист", за ним разом загалдели и остальные цветы, но в этот момент раздались чьи-то шаги.
      - Скорей под диван! - скомандовал Ботинок, и Ёлка нырнула в пыльный полумрак. Двери распахнулись и вошли двое.
      - Вот она… - начал было первый, но вдруг замер, выронил кухонный нож и, подбежав к пустой кадке, стал оглядываться по сторонам.
      - Что такое… Кто выкопал ёлку?! Она была здесь минуту назад!
      - Где? - спросил второй.
      - Да вот в этой кадке! Кому она могла понадобиться?! Кто мог её отсюда унести, да так, что я не заметил?!
      Присев наконец на диван, он грустно сообщил своему спутнику:
      - У меня здесь росла ёлка. Я уезжал, а она тут без меня так вымахала… Вот я и хотел её в ваш детский сад отдать. Только, думал, верхушку подрежу, а то везти неудобно, и вот те на… За неделю до Нового года! - он растерянно поглядел на кучи земли на полу.
      - То есть ёлки у вас теперь нет, - уточнил второй.
      - Видимо, так, - подтвердил первый.
      Пожав плечами, второй вышел. Первый подобрал нож, подмёл пол, вздохнул и вышел следом.
      - Вот видишь, - заворчал Ботинок, едва только закрылась дверь, - он тебе ещё и ветки хотел обрубить, вовремя ты сбежала…
      Полежав ещё немного под диваном, Ёлка вылезла и прошлась по комнате. Непривычные к ходьбе корни гнулись, и она слегка покачивалась, касаясь веткой стены, чтобы удержать равновесие. На окне опять послышался шумок.
      - И куда она теперь денется? - спросил кактус. - Что ж ей, под диваном жить?
      - Да её там найдут через два дня! - сказала герань.
      - Беги-ка ты в лес, - предложил старый куст алоэ.
      - В лес?!! - Ёлочка захлопала ветками от восторга.
      И все снова стали ей ужасно завидовать, потому что на дворе стоял декабрь и они не могли пойти вместе с ней.
      - Ура! Ура! В лес! - радовалась Ёлочка, не опасаясь, что люди её услышат, - ведь они не знали тихого языка растений. - А как я найду этот лес?
      - Куда у нас задевалось Гранатовое Дерево? - спросил "декабрист". - Помнится, оно хвастало, что объездило весь мир.
      - На столе под лампой дремлет, - отвечала Сандалия.
      - Вот я его сейчас… из пульверизатора… - сказал Ботинок, забираясь на стол.
      Гранатовое Дерево мирно сидело, нежась под светом. Ему снился сон, будто его награждают медалью за самый большой гранат.
      - А-апчхи! Что, что такое?.. - заволновалось Дерево спросонья, отряхивая брызги, и понадобилось добрых полчаса, чтобы растолковать ему, в чём дело.
      В коридоре послышались шаги, и Ёлочке снова пришлось спрятаться под диван, чтобы провести там остаток вечера.
     
     
      На город опустилась ночь. Директор детского сада, так и не увидев обещанной ёлки, ушёл домой. Хозяин квартиры крепко спал на диване. Прижимая к себе лохматую лошадку, спала и его маленькая дочка Аришка. Убедившись, что всё спокойно, Старый Ботинок заглянул под диван и шепнул:
      - Пора!
      Ёлочка вылезла из-под дивана и подошла к окну.
      - Давай, - Ботинок подозвал Сандалию.
      Взобравшись на подоконник, та осторожно раскрыла форточку.
      "Скри-ип" - и в комнату шагнул морозец.
      - Пролезешь? - спросил Ботинок.
      - Постараюсь, - ответила Ёлочка.
      Цветы ухватили её за ветки и подняли на подоконник. Стараясь не шуметь, она просунула верхушку в форточку и огляделась. Раньше она всегда завидовала цветам, которые жили на пятом этаже, но теперь радовалась, что живёт на втором.
      - Живее, - торопил Ботинок, - не успеем!
      Ёлочка втиснулась в узкое отверстие и, цепляясь ветками за раму, вылезла на карниз. Набрала воздуху, зажмурилась и… прыгнула.
      Очнувшись через секунду в глубоком сугробе, она увидела, что карниз остался далеко наверху, а кругом снег, мороз и темнота. Декабрьская ночь чутко стерегла спящий город.
      "Плюх", - раздалось неподалёку. Это приземлился Ботинок.
      "Шлёп", - послышалось рядом. Это шлёпнулась Сандалия.
      Последним сигануло вниз Гранатовое Дерево. От удара горшок раскололся, и Дерево пошатываясь подошло к друзьям.
      Друзья огляделись.
      - Сколько деревьев! - поразилась Ёлочка. - Здравствуйте!
      Деревья стояли безмолвной стеной.
      - Почему они молчат?
      Ботинок и Сандалия переглянулись.
      - Ты разве не знаешь? - сказал Ботинок. - Они не разговаривают.
      - Почему? Они не такие, как я?
      - Такие. Раньше и они говорили. А теперь молчат.
      - Почему? - Ёлочке вдруг стало неуютно среди аллей, которые казались мёртвыми.
      - Слышал я, - помолчав, отозвался Ботинок, - это из-за людей. А там кто их разберёт… Похоже, они давно спят не просыпаясь.
      - А как…
      - Ничего не знаю! - прервал её Ботинок. - Гранат, показывай, куда идти.
      - Прямо, - чуть подумав, ответил Гранат.
      И они пошли прямо.
     
     
      Ботинок с видом знатока объяснял непонятные вещи.
      - Это что-то вроде большого горшка, в котором растёт человек, а что на нём созревает, человек просовывает вон в ту дырочку и всем раздаёт, - говорил он, указывая на киоск. - Понятно?
      - Я думала, люди не растут в горшках.
      - А ты не вникай, а запоминай, что тебе говорят. Ясно?
      - Ясно. А там что? - Ёлочка показала на остановку.
      - А-а, - презрительно протянул Ботинок, - туда люди выводят свои ботинки, чтобы они пообщались, побеседовали. Светская жизнь, так сказать. Это для всяких франтов, которых люди развозят на прогулку в этаких… м-м-м… Ну представь себе этакую большую калошу на колёсиках, в которую набивается куча ботинок со своими людьми. Представила? Вот так они и катаются…
      - Ничего подобного, - перебил Гранат, - это скорее похоже на большую кадку, гораздо больше той, в которой ты росла, только с крышкой. Кстати, нам как раз её и надо.
      Ёлка представила, как множество расфранчённых ботинок едут в кадке с крышкой и на колёсиках. Потом уселась поудобнее в мягком сугробе и задремала - до утра всё равно делать было нечего. Сквозь сон до неё доносился вялый спор Гранатового Дерева и Ботинка.
      - Собаки, - бормотал Ботинок позёвывая, - собаки, лужи и гвозди. Но самое скверное - это собаки. Я слышал, что они нередко разрывают нас на куски. Как бы ты себя чувствовал, если бы тебя разорвали на куски?
      - А если бы тебя изгрызли вдоль и поперек? Вот ты спроси у замшевой тапочки из пятой квартиры, что случилось с их лимоном.
      - А что с ним случилось?
      - И ты ещё говоришь: "Собаки", - не отвечая на вопрос, продолжало Гранатовое Дерево. - Да твои собаки просто мотыльки.
      - Это собаки-то мотыльки?! - лениво возмутился Ботинок и начал что-то доказывать, но что - Ёлочка уже не услышала, потому что заснула.
      Проснулась она оттого, что кто-то теребил её за ветку.
      - Вставай, вставай скорее, - это была Сандалия.
      - А где Ботинок? - спросила Ёлочка потягиваясь.
      - Где Ботинок, где Ботинок! Дворника уводит!
      - Да что случилось?
      А случилось вот что. Пока беглецы спокойно спали на остановке, на улицу вышел дворник. Сопя и притопывая, он взялся за лопату и собрался было расчищать снег с тротуаров, как вдруг увидел Ёлку. Постояв с минуту, он принялся решительно прокапывать к ней дорогу, приговаривая:
      - Вот какая ёлочка, аккурат для меня. И покупать не надо.
      От этих слов Ботинок тотчас проснулся.
      - Валеночки милые, - взмолился он, - это ведь ёлка живая, не срубленная. Спасите!
      - Ладно уж, - согласились Валенки, признав своего.
      Дворник уже прокопался до самой Ёлки, как вдруг… Сначала он зацепился за что-то валенком и шлёпнулся в сугроб. Попробовал подняться и скатился на тротуар. Встал на четвереньки и вдруг побежал.
      - Понимаешь, я вовсе не хотел бежать, да и зачем мне было бежать, а вдруг побежал, - рассказывал он жене, потирая ушибленную коленку. - Тут уже люди ходят, а я бегу на четвереньках, и что-то меня сзади всё толкает и толкает, толкает и толкает, а я всё бегу и бегу, бегу и бегу…
      - Вконец заврался, - махнула рукой жена и пошла зашивать дыру на дворничьих штанах.
      Тем временем Ёлочка, Ботинок, Сандалия и Гранатовое Дерево уже ехали в троллейбусе.
      "Интересно, скоро нас поймают?" - размышляло Гранатовое Дерево, вспоминая дворника.
      Неожиданно его внимание привлекла беседа двух людей.
      - Мне ваше дерево все руки искололо.
      - Вовсе это не моё дерево.
      - Вот народ! Гражданин! Ваша ёлка?
      - Нет.
      - Чья ёлка?!!
      - Кондуктор! Позовите кондуктора!
      Шум нарастал. Спрятавшись за ёлочной веткой, Гранат видел, как к ним тщетно старается пробраться Ботинок и как чёрный сапог безжалостно отпихивает перемазанную Сандалию.
      "Всё, - подумал Гранат, - прощай лампа, прощайте гранатики, не видать мне медали…"
      Что-то грохнуло, двери открылись, и Ёлочку закружило, завертело, унося всё дальше от друзей.
     
     
      "Интересно, вечер сейчас или утро?" - думала Ёлочка, потихоньку приходя в себя.
      Вокруг были сумерки, снег валил пушистыми хлопьями, и Ёлочке казалось, будто сотни маленьких белых медвежат кувыркаются вокруг неё.
      Ёлочка огляделась. Кругом стоял настоящий живой лес! Она узнала его, словно старого друга, хотя никогда не видела раньше. Спящие красавицы берёзы, могучие богатыри дубы, ветвистые клёны, тонкие осинки, тихо посапывающие возле поляны, а там, за ними, вот они - братья и сёстры маленькой Ёлочки!
      Тихо ходила Ёлочка между деревьями, глядела и не могла наглядеться.
      Сколько так прошло времени - неизвестно, но вдруг немую тишь морозного безветрия нарушил отдалённый скрип и приглушённые голоса. Ёлочка узнала сиплый бас Ботинка и звонкий смех Сандалии.
      - Проснулась! - закричали они издалека, а Гранат радостно замахал ветками.
     
     
      Сумерки сгущались, темнота подступала всё ближе, и вот где-то за серыми занавесями неба шагнуло за горизонт бледное декабрьское солнце, и последняя минутка вечера убежала вслед за ним. И в первое мгновенье ночи отовсюду послышался хруст, скрип, треск. Деревья разминали затёкшие стволы, вытягивали из земли корни, отряхивали снег; покрякивали взрослые, за ними, бросаясь снежками, на поляну высыпала малышня, молодёжь вышла парочками. К Ёлочке сразу сбежались со всех сторон. Пища и визжа, потянули в свой круг одногодки:
      - Бабушка Ель, бабушка Ель, городская Ёлочка проснулась! - кричали они.
      - А ну-ка, баловни, тише. Не путайтесь тут, - раздалось откуда-то сверху.
      Ёлочка подняла голову и увидела огромную старую Ель, разменявшую, наверно, не одну сотню лет.
      - Маленькая… - суровая с виду Ель ласково погладила Ёлочку мохнатой лапой. - Ты спала день, ночь и ещё один день, и среди нас находились такие, кто говорил, будто Сонная болезнь овладела тобой.
      - Сонная болезнь?
      - Она приходит, когда люди заводят нас, а потом забывают любить. И тогда мы засыпаем. Не живём и не умираем. Многие думают, что достаточно нас поливать. А этого мало. На нас нужно смотреть, с нами нужно говорить, нас нужно любить и тогда мы не будем спать, мы будем цвести и приносить людям радость.
      - Так вот почему молчат деревья в городе! - воскликнула Ёлочка.
      - Да… Они все во власти Сонной болезни и, кто знает, проснутся ли когда-нибудь.
      Ель помолчала, а затем промолвила:
      - Я знаю один детский сад, который в этом году, вероятно, останется без праздника… Однако ещё не поздно, - добавила она и, наклонившись, что-то шепнула Ёлочке.
      Та вздохнула.
      - Можно я пробуду здесь хотя бы эту ночь?
      Вместо ответа Ель обняла её и тихонько сказала:
      - Беги, эта ночь - твоя.
      Через секунду, хохоча от восторга, Ёлочка уже кувыркалась в снегу вместе с такими же ёлочками. А потом они носились по лесу, играли в "чай-чай, выручай", в прятки, в догонялки, пели песни, считали звёзды, катались с горок, будили птиц и болтали с незамерзающей лесной речкой.
      На рассвете вся компания в изнеможении уснула на краю поляны, и засыпая Ёлочка думала, что это была самая счастливая ночь в её жизни.
      Но она ошибалась.
     
     
      Прошло три дня со времени побега Ёлочки и её друзей. Наступила четвёртая ночь. Она накрыла землю внезапно. Огромная чёрная туча вынырнула из-за горизонта, сгребла лохматой лапой тусклое солнце, и лес обуглился предновогодней тьмой.
      Попрощавшись со всеми, друзья отправились в путь. У поворота Ёлочка оглянулась. Тёмные силуэты деревьев виднелись на краю дороги. Несколько шагов - и они растворились в ночной мгле. Быть может, навсегда.
      Всю ночь шли беглецы по дороге, и когда первые огни фар расстригли темноту, до города оставалось меньше часа. Однако двигаться днём было опасно, и друзьям пришлось переждать на обочине.
      Город тем временем готовился к празднику. Улицы сверкали чистотой, а в окнах и витринах горели разноцветные огни. До Нового года оставалось два дня.
      - С наступающим! - мяукнула пробегавшая мимо кошка.
      - С наступающим! - откликнулись хором друзья.
      - С наступающим! - прокаркала на лету ворона.
      - И вас тоже! - крикнули ей вслед друзья.
      - Сдаётся мне, ты нас кругами водишь, - заметил Ботинок. - Этот сарай я уже видел.
      Вместо ответа Гранат указал рукой вперед: - Вот мы и на месте.
      В конце улицы стояло невысокое здание. Грустно смотрело оно на мир тёмными окнами.
      - Конец пути, - сказал Ботинок. - Теперь сиди здесь и жди утра. А нам надо вернуться до рассвета.
      Друзья стали прощаться.
      Но едва они отошли, Ёлочка вспомнила вдруг слова старой Ели, которых поначалу не поняла: "Иногда, если мы захотим, дети могут услышать нас. Но только дети и только в канун Нового года…"
      "Дети… деревья… Новый год… сонная болезнь… - вихрем пронеслось у неё в голове. - Вот она - разгадка!"
      - Стойте!!! - что есть силы закричала она.
     
     
      И был сумасшедший день, когда Ботинок и Сандалия носились по городу, бросая в почтовые ящики записки, написанные печатными буквами. Их написали дети из детского сада, после того как Ёлочка рассказала им о деревьях, которые молчат. Воспитатели не могли понять, что происходит с детьми, что за горы бумаги у них на столах, в кроватках, под подушками. А дети молчали: у них была важная работа и им было не до взрослых.
      Последнюю записку Ботинок отнёс уже за полночь, а утром 31 декабря каждый ребёнок в городе получил по таинственному письму…
     
     
      В детском саду вовсю готовились к встрече Нового года. Утром нянечка обнаружила в старой кадке небольшую ёлочку, как раз для их маленького зала, и работа закипела.
      У Ёлочки замерло сердце при виде красивых игрушек, которыми её собирались украсить. Особенно ей нравилась огнистая гирлянда, увивающая ветки словно венок из светящихся цветов.
      Вечером детей собрали в зале.
      - Ну-ка, давайте хором: "Дед Мороз!"
      - Дед Мо-роз!! - закричали дети.
      - Дружнее!
      - Дед Мо-роз! Дед Мо-роз!!!
      Дверь распахнулась, и вошёл Дед Мороз.
      Дети захлопали. Поздравив всех с Новым годом, Дед Мороз стал раздавать подарки; когда же подошли к ёлке, чтобы начать хоровод, он на секунду забыл все слова.
      "Ёлка… Ведь это же МОЯ ЁЛКА! - ошарашенно думал он. - Вот тебе и раз!"
      Дед Мороз (которым оказался не кто иной, как бывший хозяин Ёлочки), не мог понять, откуда она здесь взялась. И, не найдя ответа, решил, что так тому и быть, - в конце концов, он и хотел отдать её сюда.
      Ёлочка светилась от счастья. А дети ждали чуда - ведь они сами готовили его.
      И чудо пришло!..
      Ровно без четверти двенадцать все дети города высыпали на улицы. На ходу застёгивая шубки и натягивая варежки, они вышли из домов, не обращая внимания на протесты взрослых, и каждый обнял своё дерево. Они гладили толстые стволы и шептали самые нежные, самые ласковые слова, какие только можно было придумать. И деревья вдруг очнулись от сна и выпустили почки. С последним ударом курантов раздался треск - почки лопнули, и невиданные, ослепительные в своей красоте цветы раскрылись среди снега, озарив улицы зимним сиянием. Волшебный аромат наполнил город. Годы спустя люди вспоминали это чудо - как в новогоднюю ночь цвели деревья и как все тогда были счастливы…
      Ёлочка смотрела на праздничное великолепие и думала: "Вот и настала моя самая счастливая ночь!"
      А может быть, и нет? Ведь она ещё маленькая и всё у неё впереди…

 

Рисовал Голя Монголин

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2004