Юрий Никитинский. ИСТОРИЯ С ПРИНЦЕССОЙ
NEW-СКАЗКА

 

Юрий Никитинский
История с принцессой

 

Принцесса плакала так долго, что от ее слез промокло все на свете. Даже бумага, на которой я пишу эту историю.
      - Прекрати плакать! Из-за твоих слез я не могу писать! – сказал я Принцессе.
      - Во-во, пусть прекращает, - поддакнул Король. – А вообще ты зря про нее пишешь. Написал бы лучше про меня: и бумага была бы сухая, и истории мои будут поинтересней, чем про некоторых плаксивых девчонок!
      - Да я бы и рад, - закивал я, - но уже начал писать о твоей дочери.
      - Эх, - вздохнул Его Величество, - работа у тебя тяжелая!
      Я спорить с Королем не стал, а просто перевернул страницу. Но и новая страница оказалась мокрой. От обиды мне стало нехорошо:
      - Что нужно сделать, чтобы ты перестала плакать?
      - Хлюп-хлюп, - ответила Принцесса, - нужен прекрасный Принц, хлюп-хлюп!
      - А где я его тебе возьму, скажи на милость?
      - Хлюп-хлюп, не знаю. Это, писатель, твое дело, хлюп-хлюп. Только иначе, хлюп-хлюп, у тебя просто не получится никакой истории с Принцессой, хлюп-хлюп, а-а-а, - и Принцесса разревелась пуще прежнего.
      - Ну хорошо, хорошо! Я что-нибудь придумаю, только не плачь!
      - А я, хлюп-хлюп, буду плакать! Хлюп-хлюп, буду плакать! Хлюп-хлюп, буду плакать!..
      Должен сказать, что моя Принцесса, кроме того что круглые сутки ревела, имела еще одну странность – вместо сердца у нее была граммофонная пластинка, которую иногда заедало. В такие минуты заедало и всю Принцессу.
      - Хлюп-хлюп, буду плакать! Хлюп-хлюп, буду плакать!..
      Я похлопал Принцессу по спине и повернулся к Королю.

 

***

- Твое Величество, - обратился я к Королю (он сидел на троне насупившись), - нужно что-то делать с Принцессой!
      - Мы уже на «ты»? – строго поинтересовался Король.
      - На предыдущей странице были на «ты», - опешил я.
      - На предыдущей странице я мог хоровод с коровами водить! А на этой, - Его Величество перешел на крик, - желаю, чтобы ко мне обращались как следовает!
      - Как следует, - машинально поправил я. Король, на удивление, притих.
      - Ладно, что там у тебя?
      - Ваше Величество…
      - Мы уже на «вы»?
      - Так ведь только что…
      - Да плюнь ты! То была моя королевская блажь. Так, вспылил малость, не обращай внимания.
      - Твое Величество, Принцессе нужен прекрасный Принц.
      - Где ж я его возьму? Да еще прекрасного! В принцах сейчас ходят одни хлюпики да уродцы. Вот в наше время… - Король закатил глазки и стал вспоминать «наше время».
      - Тук-тук, - постучал я по короне Его Величества. Тот сразу пришел в себя.
      - Я так думаю, нужно объявить конкурс «Мистер Принц Сего Года»! Победитель получит в награду Принцессу и телевизор! Нет, пожалуй, телевизора за такую Принцессу будет мало. Телевизор и холодильник! Нормально?
      - Нормально, - согласился я.
      - Глашатай! Глашатай!
      В дверях появился глашатай.
      - Слышал, что Мое Величество изволили объявить?
      - Слышал.
      - Ты что ж это, подслушивал?
      - Да так, проходил мимо.
      Король повернулся ко мне и зашептал:
      - Врет и не краснеет! – и громко добавил: - Ступай, растрезвонь об этом в ближайших королевствах!
      Глашатай поклонился и вышел.

 

***

Через несколько дней на конкурс стали приходить заявки. От желающих не было отбоя. По фотографиям мы отобрали тридцать кандидатур.
      Председателем жюри выбрали Принцессу, а помощниками стали Король и я.
      - Это история для детей? – спросил шепотом Его Величество.
      - Да, - отшепнул я ему.
      - Тогда конкурса в плавках не будет.
      - Правильно. Вообще никаких конкурсов не надо, у меня бумаги не хватит на их описание! Пусть Принцесса посмотрит на каждого и определит, кто из этих юнцов - прекрасный Принц.
      - Дело говоришь, писатель! Мне и без того забот хватает! Глашатай!
      - Чего? – недовольным тоном из-за дверей спросил глашатай.
      - Объявляй просмотр на завтра.
      Глашатай ничего не ответил, но и звуков удаляющихся шагов мы не услышали.
      - Глашатай!
      - Чего? - все так же недовольно спросил тот.
      - Ты слышал, что я сказал? Объявляй просмотр на завтра! Понял?
      - Понял.
      - Ну так выполняй!
      - Ладно, - послышалось шарканье ног и вскоре затихло.
      - Господи, - выдохнул Король, - кому приходится деньги платить, а? Слышь, писатель? Эй, писа…
      Я перевернул страницу. Надоели мне эти разговоры.

***

Тридцать прекрасных Принцев по одному проходили мимо Принцессы. Чем больше их шло, тем глубже становилось в бассейне, в который превратился просмотровый зал из-за плаксивости виновницы торжества.
      Уже восемнадцатый Принц плыл мимо нас кролем. Девятнадцатый брассом. Двадцатый на спине. Мы с Королем предусмотрительно запаслись надувными матрасами и теперь покачивались на волнах. Принцессе дали спасательный круг.
      Двадцать первый претендент на руку Принцессы, телевизор и холодильник проплыл мимо нас под водой. Принцесса от горя пустила очередную волну слез, да такую, что наши матрасы чуть не перевернуло.
      - Потише, доченька, вон уже двадцать второй подгребает, - попытался утешить Принцессу Его Величество, а в мою сторону заметил: - Слушай, надо было все-таки конкурс в плавках устроить – ишь, как им, бедолагам, в одежде-то плыть тяжко!
      Я молча кивнул. Мне уже было все равно, лишь бы Принцесса наконец определилась и нашла своего прекрасного Принца.

 

***

Конкурс подошел к концу.
      - Ну, доченька, - спросил Король, - который?
      Принцесса молча ткнула пальцем в мою сторону. Я подумал, что за моей спиной притаился один из Принцев-пловцов, и отгреб немножко в сторону. Палец двинулся за мной.
      - Твое Величество, Принцесса шутить изволит, - пробормотал я.
      - Ну, раз она уже шутит, значит, выбор правильный. Быть тебе, писатель, «Мистером Принцем Сего Года»!
      - Но я же не Принц! – закричал я. – В конце концов, я член жюри – фигура неприкосновенная!
      - Да брось ты! Членом жюри ты БЫЛ, а Принцем СТАЛ. Вопросы есть?
      Я перевернул страницу и написал:

К о н е ц

 

***

Через некоторое время слово «КОНЕЦ» промокло и сквозь него прорвалась Принцесса. Я в ужасе перевернул следующую страницу. Но и она промокла. И еще одна, и еще…
      Мой рабочий кабинет стал напоминать пруд в парке отдыха. В письменном столе завелись лягушки. Возле чернильницы плавали кувшинки, а у окна разрослись камыши.
      Чтобы было веселей переживать этот кошмар, я стал знакомиться с лягушками.
      - Марина, - сказала одна.
      - Джулия, - представилась другая.
      - Иван…
      - Уж не Царевич ли? – поинтересовался я, предчувствуя победу.
      - Царевич, - подтвердил лягуш… Или ляг?.. Или… - Только заколдованный.
      В это время - хлюп-хлюп - промок очередной лист и сквозь него стала продираться Принцесса. Я схватил Ивана за заднюю лапку и метнул им в Принцессу. Иван попал ей в губы и, заработав невольный поцелуй, тут же превратился в стройного юношу.
      - Принцесса, - воскликнул юноша, - душа моя, ты меня расколдовала!
      - Хлюп-хлюп, - Принцесса обратила свой взор на Царевича и вздохнула. – Ох! Какой милый! Ох! Какой милый! Ох!..
      - Ну вот и ладушки, - обрадовался я. – Полезайте в свою сказку и живите счастливо!
      Но прежде чем счастливые молодожены отправились в сказку, они меня отблагодарили. От рукопожатий Царевича у меня до сих пор болит правая рука, а следы от губной помады Принцессы я отмыл только вчера.
      Кстати, потом я получил посылку, в которой были телевизор и холодильник. И записка: «Писатель, ты это заслужил. За Ивана не беспокойся, он счастлив и без этих безделиц. Мое Величество, с огромным сухопутным приветом».
      Царевич сделал Принцессе свадебный подарок в виде новой граммофонной пластинки, которую не заедает.
      А мне осталось открыть холодильник, достать из него трехлитровую банку яблочного сока, глотнуть и на сухой странице дописать: «В общем, все счастливы».

 

Рисовал Голя Монголин

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2003