ЛЯГУШАТНИК

 

Иван Мельник
Живая душа кукушки

 

Комната в коммунальной квартире, где живёт Светлана с мамой, обозначена номером два. Дом стоит недалеко от Покровских ворот в глубине переулка со смешным названием: Лялин. Светлане очень повезло: в соседней комнате живёт её подружка Ира, с которой они, как говорит мама, "не разлей вода".
      Девочки вместе ходят в школу, во второй класс, вместе играют в куклы - то в комнате Светы, то в комнате Иры, то в общем коридоре. Если в коридоре, то обязательно пристаёт Серёжка из пятой комнаты и начинает обижать кукол. Потому что кроме самолётов и танков никаких других игрушек не признаёт и хочет стать десантником. Он младше Светы и Иры, в школу ещё не ходит. Вообще-то парнишка он неплохой, делится с девочками конфетами. А ещё он сказал Свете, что хочет жениться на ней, когда вырастет.
      В шестой комнате живёт Витёк. Так зовут его все жильцы, хотя это не мальчик, а большой взрослый дядька. Он работает охранником и часто днём спит, а вечером уходит на работу. Детей он не любит, они мешают ему спать. И вообще - мешают.
      В последней, седьмой, комнате, рядом с большой общей кухней, живёт баба Вера. Мама не любит, когда баба Вера зазывает Светлану к себе. Баба Вера начинает её жалеть, называет бедной сироткой, угощает липкими карамельками. И каждый раз повторяет, смахивая слезу: "Не жилец ты, Светлана, на этом свете!"
      - А на каком свете я жилец? - спросила как-то Света.
      - На небесах, милая, с ангелами скоро будешь жить, - объяснила баба Вера и вздохнула, обращаясь неизвестно к кому: - Зачем только мучают ребёнка, по врачам таскают, в школу водят.
      Малокровие. Белокровие. Но у Светы кровь не белая, а такая же красная, как у всех. И течёт ох как сильно, если палец порезать. Светлана не хочет к ангелам. Ей хорошо с мамой, с Ирой, с Серёжей. Может быть, если Светлана станет когда-нибудь взрослой девушкой, они поженятся…
      А ещё Светлана мечтает о часах с кукушкой. Она увидела однажды такие по телевизору. Их можно было бы повесить на кухне, там места хватит. Кукушка станет каждый час куковать, и всем будет казаться, что они в лесу…
     
     
      В подвальчик на старой московской улице мама Светланы Ольга Николаевна попала субботним днём случайно. Спустившись вниз по каменным ступеням, после яркого дневного света она как будто ослепла в первый момент и даже закрыла глаза, а когда открыла, ахнула от удивления и восторга: на стенах, на полу, на полках, в витринах под стеклом висели, стояли, лежали, тикали, стрекотали кузнечиками, шуршали или беззвучно светились цифровыми панелями большие и маленькие, настенные и каминные, ручные и карманные часы.
      Одни были совсем простыми и невзрачными. Другие сияли золотой или серебряной отделкой, имели ажурные, как кружева, стрелки. И форма часов была разной: прямоугольной, квадратной, круглой, овальной.
      Ольга Николаевна остановилась у витрины, где под стеклом на малиновом бархате лежали часы в форме яйца с цепочкой.
      - Это часы Христофора Колумба, - услышала она за спиной негромкий голос. - Адмирал подарил их мне после своего второго путешествия в Вест-Индию.
      Ольга Николаевна обернулась. Голос принадлежал темноволосому человеку с небольшой бородкой и усами. Он улыбался, и глаза его, синие, как вода в озере ясным летним днём, сияли добротой.
      - Вы шутите, - сказала она. - Кто вы?
      - Я - Мастер и владелец этого магазина. Эти часы не для вас, да они и не продаются. Но у меня есть что вам предложить. Взгляните сюда.
      Мастер подвёл Ольгу Николаевну к висевшим на стене часам, похожим на игрушечный домик. И с этого момента все другие часы перестали для неё существовать.
      Корпус часов был из потемневшего от времени дерева. По циферблату, словно морщины по лицу, шли золотые и багряные листья, а между цифрами 10 и 2 видны были таинственные зелёные глаза лесного духа. Тонкие чёрные стрелки показывали время. Внизу качался маятник и свешивались две гирьки в форме еловых шишек.
      Но главное! Главное - вверху, под самой крышей, была дверца и, значит, это были не простые часы, а ЧАСЫ С КУКУШКОЙ! И именно о таких мечтала Светлана.
      - Ну как, - спросил Мастер, - нравятся?
      - Очень! - призналась Ольга Николаевна. - Это, наверное, старинные и очень дорогие часы, добавила она. - Мне они не по карману.
      - Ну что вы, это всего лишь дешёвая подделка под старину; для вас я сделаю большую скидку, - успокоил Мастер. - Они будут вам стоить… - и он назвал сумму.
      - Но это же почти даром! - удивилась Ольга Николаевна. - За что такой подарок?
      - В этих часах живая душа кукушки. Я не могу доверить их кому попало.
      - Но меня вы совсем не знаете…
      - Мне достаточно тех немногих минут, которые вы здесь провели. Все часы моего салона уникальны и достаются только тому, кто в них на самом деле нуждается. Не правда ли, о таких часах давно мечтает ваша дочка?
      Ольга Николаевна вышла из магазинчика в полной растерянности. Она несла пакет с часами, радовалась и недоумевала одновременно: "Как же это? Что за странный Мастер… А про мою Светланку откуда он знает?"
     
     
      В темноте слышалось шуршанье многочисленных колёсиков. Тоненько, почти неслышно звенела, сжимаясь и распрямляясь, принцесса Пружинка. "Тик-так, тик-так, тик-так", - стучал неутомимый Маятник…
      А до этого стояла тишина. Её нарушил знакомый шум перемещаемых гирек и ворчание господина Храповика: "Тр-тр-тр-тр…" Пелагея проснулась. И первое, что она услышала, был радостный детский возглас:
      - Ой, какие красивые, и шишки, как на ёлке!
      - Это гирьки, без них часы будут стоять, - пояснил взрослый голос.
      - Смотрите: дверца… Там кукушкин домик?
      - Да, там она прячется, а придёт время, начнёт куковать.
      - Мам, можно я Иру позову, мы вместе послушаем?
      - Конечно. Только до первого "ку-ку" ждать ещё долго, целых полчаса.
      - Тогда я и Серёжу позову. Будем смотреть и ждать.
      Пелагея сгорала от нетерпения. Ей хотелось увидеть тех, кто там, за дверцей, в большом мире. Но пока слышны были только разговоры.
      - А кукушка живая?
      - Нет, конечно.
      - А если всё-таки живая?
      - Тогда она должна говорить не только время, но и отвечать, когда спрашивают: "Сколько лет мне жить?"
      Прошли томительные полчаса. Большая стрелка дошла до самого верха, а маленькая - до цифры два. Кукушка два раза пропела "ку-ку", и гулкое лесное эхо разнеслось по коммунальной кухне.
      Пелагея успела заметить двух девочек и мальчика, которые с восторгом смотрели на неё. А когда она скрылась за дверцей, раздались хлопки в ладоши и крики "ура!"
      - Тише вы, - остановила детей Ольга Николаевна. - Витёк… Виктор Петрович спит, ему вечером на дежурство. Разбудите вы его своими криками. Ему и кукушка, должно быть, мешает…
      - Мы хотим, чтобы кукушка спела ещё, - попросил Серёжа.
      - Споёт, обязательно споёт. Через час. Идите пока в комнату, поиграйте. Я вас позову, когда время придёт.
      До самого вечера через каждый час прибегали дети к часам с кукушкой. Приходили её послушать и взрослые. Даже из соседней квартиры. А баба Вера прослезилась: "У нас дома, когда я была маленькой, тоже были такие часы".
      Только один человек не слушал кукушку. Охранник Виктор Петрович. Вечером он проснулся, поел, ни на кого не обращая внимания, и ушёл на свою работу.
     
     
      Воскресным утром первый луч солнца проник в кухню через запылённое стекло и упал прямо на дверцу часов, где ждала очередного часа Пелагея. Через узкую щёлочку он осветил тесную кукушкину каморку. Не спали ни Пружинка, ни Маятник. "Тик-так, тик-так, тик-так…" Большая стрелка приближалась к двенадцати, сигнальщик Рычажок готовился напомнить Пелагее о том, что ПОРА!
      В замочной скважине входной двери заворочался ключ. Протопали тяжёлые шаги, тихо скрипнула кухонная дверь. Рычажок подтолкнул кукушку, и, едва она пропела своё первое "ку-ку", толстые волосатые пальцы схватили её, с хрустом повернули и втолкнули обратно в домик. Эхо оборвалось на половине: "ку-…".
      Светлана проснулась раньше мамы, раньше соседей и сразу, не одеваясь, в одной ночной рубашке неслышно полетела на кухню. Сложив руки, как это делала баба Вера, когда молилась, она встала перед часами и прошептала:
      - Кукушечка, миленькая, скажи: сколько я проживу на этом свете?
      Чуть дёрнулась дверца домика. Лёгкое шуршанье внутри, и - тишина. За спиной девочки вдруг раздался хруст. Светлана обернулась: Витёк сидел за своим столом и разламывал на части курицу. По его толстым волосатым пальцам стекал на тарелку жир…
     
     
      Ольга Николаевна с трудом нашла улицу и подвал, в котором дёшево, почти задаром достались ей часы с кукушкой. Прижимая к груди пакет с часами, она спустилась вниз. Её встретил темноволосый Мастер. Глаза его, синие, как вода в озере ясным летним днём, всё так же сияли добротой.
      - Помогите, - прошелестела Ольга Николаевна, - моя девочка умирает.
      - Не волнуйтесь, - успокоил Мастер, - вы не опоздали. Давайте часы и посидите пока в этом кресле. Я надеюсь, всё можно исправить.
      Сколько прошло времени, Ольга Николаевна не заметила. Наконец Мастер вынес часы.
      - Ну вот. Всё оказалось не так страшно. Между прочим, скажите своим соседям - там есть кнопочка, и если на неё нажать, часы будут продолжать идти, а кукушка куковать не будет.
      Когда Ольга Николаевна возвратилась с часами домой, в Лялин переулок, на пороге её встретили грузчики, передвигавшие платяной шкаф. Переезжал на другую квартиру охранник Виктор Петрович, Витёк.
      В комнате с номером два о чём-то шептались Света и Ира. Света лежала в кровати, у неё кружилась голова, но она улыбалась.
      Часы с кукушкой повесили в кухне на прежнее место. Светлана попросила:
      - Мама, отнеси меня на кухню, я хочу поговорить с кукушкой.
      В кухне никого не было. Ольга Николаевна посадила дочку на стул перед часами и вышла в коридор.
      - Кукушка, кукушка, сколько лет мне жить на этом свете? - тихо, но твёрдо спросила Светлана.
      Отворилась дверца, и кукушка, затрепетав крылышками, запела:
      - Ку-ку, ку-ку, ку-ку…
      И эхо звучало, как в лесу.
      После двадцати "ку-ку" Светлана перестала считать.
     
     
      Для тех, кто верит в сказку, открою секрет: Мастер - это Христофор Колумб, именно такого цвета у него глаза и цвет волос. Он нашёл эликсир бессмертия в последнем своём путешествии, мастерит часы и пытается сделать людей счастливыми.
      Как его занесло в Москву, не знаю. Но если вам повезёт и вы его встретите в подвальчике на одной из старых московских улиц, спросите сами.
      Кукушка Пелагея в часах настоящая, потому что у неё живая душа.
      Девочка Светлана выросла, прекрасно себя чувствует, но не замужем - ждёт Принца. А вот её подруга Ира вышла замуж за Сергея.
      Охранник Виктор Петрович где-то живёт и что-то от кого-то охраняет.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2011

Используются технологии uCoz