Маша Лукашкина. ИЗ КНИГИ "СТОЙКА НА РУКАХ НА УРОКАХ БОТАНИКИ"
ДЕТСКИЕ КНИЖКИ

 

Маша Лукашкина
Собака, рождённая для счастья
(из книги "Стойка на руках на уроках ботаники")

 

 

Дефолт, или Негритянка Лиза

Это теперь родители, вспоминая то лето, говорят, что оно трудное было, такое слово неприятное произносят: ДЕФОЛТ. А ещё говорят, что доллар во время этого дефолта стал вдруг расти и расти… И от этого все ужасно забеспокоились. Это же как температура во время гриппа. Это ж очень страшно, когда она растёт и растёт.
      И продавцы испугались и подняли цены… На всё, даже на детские игрушки.
      Но это я сейчас знаю, а тогда мне мама этого ещё не объяснила, потому мне всего пять лет было, я даже в школе ещё не училась.
      Во время дефолта к нам в дом и переехала тётя Тамара.
      Мы с папой шли гулять и увидели, как она выносит из соседней квартиры пустые коробки и полиэтиленовые пакеты, набитые бумагой.
      - Так вы, значит, - сказала тётя Тамара, - наши соседи? Давайте познакомимся: Тамара. Мы вчера въехали, сегодня вещи распаковали. А помочь нам некому.
      Наш папа, конечно, сразу стал ей помогать, лифт вызвал и велел мне держать его, жать и жать на самую нижнюю кнопочку, пока они его с тётей Тамарой коробками не набьют.
      А вечером тётя Тамара пришла познакомиться с мамой. Мама нашу таксу Дуню в большой комнате закрыла, потому что тётя Тамара, как её увидела, сразу руки к груди прижала и спросила:
      - Не кусается? Я собак боюсь. - А Дуня зарычала.
      Потом они с мамой посидели на кухне, потом по квартире походили. Тётя Тамара заглянула к бабушке и спросила:
      - А мебель в этой комнате вы обновлять собираетесь?
      - Не собираемся, - ответила мама. - Вы уж извините, мне некогда. Мне обед готовить надо, скоро муж с работы придёт.
      - А моей Людочке завтра четыре годика будет, - сказала тётя Тамара. - Как неудачно получается, мы в Москве никого пока не знаем. И беспорядок у нас. И в магазинах такие цены, в общем, вы понимаете… В три раза всё подорожало, до чего дошло! Но вы к нам завтра всё равно приходите. В пять часов. Пусть наши девочки подружатся, раз уж они рядом живут.
      Мне не хотелось туда идти, честное слово! Раньше в соседней квартире жила Анна Алексеевна. У неё была очень красивая собака лайка. Вся чёрная, с белой грудкой и наполовину белым хвостом. А на лапах у неё как будто белые носочки были.
      - А почему, собственно, ты не хочешь? - сказала мне мама. - Это же праздник, день рожденья. Кусок пирога съешь, с девочкой поиграешь…
      Тут мама задумалась, а потом спросила:
      - Вот только какой бы подарок нам этой Людочке купить?
      В общем, пошли мы в универмаг, а там в детском отделе из того, что не подорожало, лежат только железный конструктор для мальчиков, розовая пластмассовая дудочка и кукла. Чёрная, в красной юбочке и с кудрявой-кудрявой головой.
      - Что покупать будем? - спрашивает мама. - Дудочку? Слишком простой подарок.
      - Давай куклу подарим, - говорю я маме. - Хорошая кукла.
      - Покажите нам, пожалуйста, эту негритяночку, - просит мама продавщицу, берёт куклу на руки, смотрит на этикетку и вдруг говорит: - А знаешь, как её зовут? Лиза.
      И мне сразу захотелось такую же куклу.
      - Нет. Две я покупать не буду, - говорит мама. - Нам денег не хватит.
      - Не переживайте, - говорит продавщица, - у нас такая Лиза только одна. Второй такой нет.
      И мы купили Лизу.
      Назавтра мы разделили букет, который бабушка с дачи привезла. Мама взяла половину букета, а мне дала Лизу. И мы позвонили в соседнюю квартиру.
      - Проходите, проходите, - сказала тётя Тамара.
      И мы мимо коробок и мебели, которая прямо посреди комнаты стояла, прошли в окну и увидели стол, на котором была большая ваза с красными яблоками, и розовый торт со свечками, и соки разные в пакетах. А за столом сидела маленькая Людочка в таком платье, как у принцессы, и с бантом на голове.
      - А у кого тут день рожденья? - спрашивает мама. - Мы тому подарок принесли. - А сама мне глазами на Людочку показывает.
      Я подошла к Люде и говорю:
      - Это Лиза. Она раньше в Африке жила, поэтому она такая чёрная стала. Это от солнца. - И даю ей Лизу прямо в руки.
      Людочка взяла её, а тётя Тамара вдруг выскочила из-за стола и к Людочке подбежала. Взяла Лизу двумя пальцами за юбочку и унесла куда-то. А Людочка ничего своей маме не сказала. И даже не заплакала, что удивительно.
      - Мы потом в вашу куклу поиграем, - сказала тётя Тамара. И вытерла Людочке салфеткой руки. А потом говорит:
      - Давайте свечки на торте зажигать.
      Потом Людочка свечки на торте задувала, а тётя Тамара ей помогала, потом мы торт ели. Потом водили хоровод и пели песню о том, что день рожденья только раз в году.
      А когда мы уходили, мама вдруг спрашивает:
      - Так мы возьмём Лизу?
      А тётя Тамара отвечает:
      - Да-да, берите, если вам чёрные нравятся.
      И мы взяли Лизу себе.

 

Стойка на руках на уроках ботаники.
Записки пятиклассницы

Целых полгода у нас в школе не было учителя ботаники.
      Нет, поначалу дали нам одну девочку, Лилию Львовну. Она только-только пединститут окончила. Что она на уроках объясняла, не слышал никто: нам её ботаника нисколько перекрикиваться не мешала.
      И получали мы по ботанике одни пятёрки, потому что Лилия Львовна нас боялась. Однажды, когда троечник Антонов во время урока сделал стойку на руках, Лилия Львовна закрыла глаза и выбежала из класса.
      С этого дня на каждом уроке ботаники, помимо Лилии Львовны, в классе стали присутствовать то завуч, то наш классный руководитель Тамара Семёновна… А то и охранник школы, бывший спецназовец.
      На родительское собрание по итогам первого триместра Лилия Львовна не пошла, хотя нам было очень интересно, что она там о нас расскажет. Но Лилия Львовна объяснила завучу, что идти на родительское собрание ей запретили её собственные мама и папа. И тогда завуч разрешила Лилии Львовне уйти из школы и подыскала нам другую учительницу.
      То, что Марья Петровна не Лилия Львовна, мы поняли сразу, как только её увидели. Она была крепенькая, как репка, и уверенная в себе. Когда троечник Антонов попытался во время урока сделать стойку на руках, Марья Петровна, ни слова не говоря, подошла к нему, взяла за шкирку и как котёнка выбросила за дверь. И мы крепко её зауважали!
      Но вскоре мы заметили, что Марью Петровну у ворот школы поджидает какой-то парень на мотоцикле. А потом Марья Петровна вышла замуж - и от нас ушла. Недавно мы встретили её в парке, с коляской, в которой сидели два малыша, похожих, как две репки на грядке. И мы поприветствовали свою бывшую учительницу хором, точно на параде:
      - Здрасьть, Марь Петровн! - а её малыши радостно нам заулыбались.
      В общем, после того как Марья Петровна ушла, уроков ботаники у нас несколько месяцев вообще не было. И наших родителей это так возмутило, что они даже директору школы пожаловались. И тогда во время классного часа Тамара Семёновна объявила, что ботанику у нас будет вести учительница, которая ушла на заслуженный отдых двенадцать лет тому назад. И что зовут её Елизавета Константиновна.
      Целый час Тамара Семёновна втолковывала нам, что мы должны быть счастливы, что нам выпало учиться у самой Елизаветы Константиновны, и что Елизавета Константиновна очень увлекательно рассказывает, и что мы многому можем у неё научиться, а потому мы должны вести себя как люди и не шуметь на её уроках.
      Когда Елизавета Константиновна пришла в школу, мне поначалу ужасно жалко её стало. Я увидела, что она старше моей бабушки и что голова у неё слегка покачивается из стороны в сторону, как будто Елизавета Константиновна всё время в чём-то сомневается.
      Елизавета Константиновна качала головой и тогда, когда читала наши фамилии по списку. И начала она, понятно, с Антонова. И Антонов не удержался и сделал стойку на руках возле своей пятой парты.
      Елизавета Константиновна перестала качать головой, внимательно посмотрела на Антонова и сказала, что с этой минуты ученика с такой фамилией - Антонов - у неё нет! И что Антонову придётся искать себе другую учительницу.
      Мы даже опешили… Как же это?.. Ведь Елизавета Константиновна единственный учитель ботаники во всей школе! Кто же поставит Антонову оценку за год?
      И тогда мы, девочки, стали Елизавету Константиновну упрашивать, чтобы она простила Антонова. А Елизавета Константиновна посмотрела на нас и говорит:
      - Я не для того в школу вернулась, чтобы время на пустые разговоры тратить.
      И Антонов вышел из класса, а мы замолчали.
      В начале следующего урока Антонов подошёл к Елизавете Константиновне и тихо сказал ей что-то. А она только головой, как всегда, покачала и рукой ему на его пятую парту показала.
      Теперь на уроках ботаники, когда Елизавета Константиновна рассказывает нам о растениях-хищниках или о бамбуковых плантациях, тишина в классе стоит такая, что слышен шелест листьев за окном! Таким интересным предметом оказалась ботаника.

 

Собака, рождённая для счастья

У Шарика не одно, а сразу три имени. Потому что наше дачное товарищество, как и некоторые государства на карте, поделено на несколько частей. И эти части называются "ПОЛЕ", "ЛИПОВАЯ АЛЛЕЯ" и "ЗА РУЧЬЁМ".
      Мы живём в поле, и Шарика у нас называют Шариком. А на Липовой аллее его кличут Дружком, а за ручьём и вовсе Малышом.
      Но на все эти имена Шарик откликается, даже на Малыша, хотя Шарик совсем не маленькая собака. "Малыш так Малыш", - думает, наверное, Шарик. И принимает угощенье. Деликатно и осторожно, чтобы не прихватить ничью руку.
      Шарик, конечно, не единственный беспризорный пёс в посёлке, но других здесь по имени не называют. Собака и собака. А вот Шарика…
      Во-первых, Шарик белого цвета. Это просто невероятно для бродячего пса быть белым, как облако. Но Шарик такой. Всегда, даже когда грязно. А во-вторых, Шарик умеет улыбаться.
      Каждое утро он прибегает к нам на участок и улыбаясь глядит, будто спрашивает:
      - Ну, что у нас на сегодня?
      И мы отвечаем:
      - Подожди, Шарик, мама ещё не постирала. Вот постирает, тогда за земляникой пойдём. - И Шарик в ответ своим пушистым хвостом вежливо машет: мол, ладно, чего там, я подожду. И ложится в тень. И ждёт.
      Когда мы идём по дороге, Шарик обязательно бежит впереди, время от времени лая. Лает он внушительно и только по делу. Мимо нас то машина проедет, то пастух со стадом пройдёт. И Шарик лает, предупреждает: "Проходите, проезжайте. А этих девочек и эту женщину не трогайте. Они со мной".
      Когда мы возвращаемся, Шарик весело, но требовательно глядит на маму. Совсем как тот рабочий, что строил нам сарай. Он его достроил, широко улыбнулся и сказал:
      - Ты видела, хозяйка, я старался… Корми меня.
      Так и Шарик. И мама быстро проходит в дом и выносит ему большую дымящуюся миску с кашей.
      Когда у нас появилась такса, мы поначалу думали, что чужой собаки она на участке не потерпит… Но Дуня сделала для Шарика исключение. Стоит нам увидеть в окна веранды, как Шарик неторопливой походочкой направляется от калитки к дому, и крикнуть: "Шарик!", - и Дуня с разбега распахивает дверь. На крыльце они и здороваются с Шариком. "Церемонно", как говорят взрослые, но "дипломатически вежливо".
      Мы видим, как стареет Шарик. Каждый год, приезжая на дачу, мы замечаем, что он то на заднюю лапу прихрамывает, то улыбка у него без одного зуба…
      Прошлой осенью мы хотели взять его с собой в Москву. Но потом вспомнили, что в дом Шарик не заходит никогда… А ещё мы вспомнили, как кто-то сказал о нём: "Собака, рождённая для счастья". А какое счастье Шарику в Москве, где одни машины и дома в шестнадцать этажей?.. Как ему без этого поля, без этих дорожек, без этой сторожки, где живут сторожа?
      И мы не взяли Шарика. А на следующее лето его в посёлке уже не было.
      У Жени день рожденья в июле. Она вошла в калитку с большим воздушным шаром, который подарили ей соседи, а я поглядела в окна веранды и сказала маме: "Вот это шарик!" А Дуня вдруг залаяла радостно и дверь с разбега открыла… И нам стало тепло-тепло. И хорошо до слёз.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2013