Елена Липатова. ДЕВОЧКИ (окончание)
ИСТОРИИ

 

Елена Липатова
Девочки
(окончание)

 

Часть III

Как хочется быть не такой -
Другой,
Ни на кого не похожей.
Особой. И не сливаться с толпой
Обычных,
          как все,
                     прохожих.
Как хочется...
                     не такой!..
Не каплей похожих капель из крана.

И даже немного странно,
Что каждый в толпе
Тоже,
Наверное, думает, что он -
                                непохожий...

 

Ужасный день

Сегодня был просто ужасный день, хотя начинался он совсем неплохо, даже весело. Литературу у нас сейчас ведёт практикантка из педа - мы зовём её "Танечка". Танечка очень старается заинтересовать нас и рассказывает на уроках много интересного. Жаль, что никто не слушает... Когда Танечка остаётся с нами одна, без Валентины Игнатьевны, мы не слышим даже друг друга, а уж что там рассказывает Танечка, понять невозможно!
      Но сегодня на уроке за задним столом сидела Валентина Игнатьевна и Танечка смогла наконец показать, на что она способна.
      Мы проходим Пушкина, про "и жало мудрое змеи в уста замершие мои вложил десницею кровавой".
      - В этом стихотворении много устаревших слов, - сказала Танечка. - Например, "уста" и "десница". Кто сможет объяснить, что они означают?
      Танечка посмотрела на нас, но все, естественно, молчали - мы же не в пятом классе, чтобы тянуть руки и подпрыгивать от нетерпения.
      - Никто не знает? - удивляется Танечка и заглядывает в журнал. - Родина?
      Оксана встаёт, смотрит лениво в окно и только потом дотрагивается пальцем до губ:
      - Ну губы!
      - А "десница"?
      Этого Оксана не знает, и Валентина Игнатьевна за задним столом недовольно качает головой.
      Может быть, Танечка подумала, что это её осуждает Валентина Игнатьевна, - за то, что она нам плохо объяснила? Во всяком случае, практикантка вызвала Родину к доске и велела ей написать эти и другие устаревшие слова и их значения.
      - Лоб, - сказала Танечка, - раньше как называли? Правильно, чело! Щёки - ланиты, губы - уста, нос... - Танечка задумалась.
      - Рубильник!!! - крикнул с третьей парты Толя Родионов, и всем - даже Валентине Игнатьевне и Танечке - стало очень смешно. Правда, есть опасение, что к Родионову прилипнёт теперь этот "рубильник" намертво!
      Домой я шла одна, без Аси, потому что у ворот школы Асю поджидал парень в джинсовой куртке с меховым воротником - наверное, это и есть Андрей. А дома меня встретил папа! Обычно он приезжает в субботу, а сегодня - только среда, но папа сказал, что у него на работе отгул, вот он и решил махнуть к нам. За обедом папа рассказывал про Антошку - какой он забавный и умный, сколько он весит и какой у него рост в сантиметрах - как будто мне интересно! Папа привёз целую кипу Антошкиных фотографий. Я посмотрела, чтобы не обидеть папу: ну ребёнок и ребёнок - ничего особенного!
      А когда папа сказал, как всегда: "Ну что, Лёка? Пойдём по нашим местам?", мне почему-то не захотелось, и я придумала, что у меня болит голова.
      Бабушка тут же достала градусник, но я сказала, что мне нужно просто полежать, и ушла в свою комнату. Там я залезла на подоконник, задёрнула шторы и стала думать о том, что, кроме бабушки, у меня теперь никого не осталось на свете. Для Аси я давно уже не самая лучшая подруга, а просто одна из знакомых, и стоит появиться на горизонте какому-нибудь парню, как она тут же бросает меня одну. А у папы теперь есть Антошка...
     
     
      Растворяется сахар в стакане с водой,
      Растворяется радость в квартире пустой,
      Растворяются близкие люди -
      В автобусах,
      В телевизорах,
      В конторах за проходной,
      Просто
      В сумерках города,
      В снеге,
      Дожде...
     
      Близких людей так мало -
      И те
      Растворяются...

     
     
      - Кажется, кто-то на нас обиделся... - папа раздвигает шторы и берёт мою тетрадку. - Можно?
      Папа читает про себя стихотворение, а я смотрю в окно. Ну и пусть! Пусть все как хотят!.. И пусть папа уезжает к своему Антошке, раз так!..
      - Ну вот что! - говорит папа и хватает меня в охапку, как маленькую. - Давно пора тебе переезжать в Нижний! Пойдёшь в хорошую школу - в лицей или в английскую! Рано или поздно всё равно придётся тебе куда-нибудь поступать - ну не в Арзамасский же пед!
      - А что пед? - вмешивается бабушка. - Сейчас к нам идут очень сильные абитуриенты! Даже с медалями! А дальше всё только от неё зависит: будет хорошо учиться - поступит в аспирантуру!
      Но папа не слушает.
      - Ну как, Лёка, поедешь? Тётя Наташа тебя очень любит, и тебе она нравится.
      И вот тут случилось самое ужасное! Я не знаю, что на меня нашло... Я совсем так не думала, и я сразу же пожалела о своих словах, но было уже поздно. Я сощурила глаза и очень тихо сказала: "Вам с тётей Наташей нужна бесплатная няня для Антошки?"

 

* * *

Вечером я сидела в своей комнате, плотно закрыв дверь, и делала вид, что учу уроки. Бабушка несколько раз заглядывала ко мне и говорила, что ужин готов, но я только мотала головой. Папа ко мне не заглянул ни разу, хотя он и не уехал в свой Нижний. Всем было очень плохо, но у меня что-то в голове как заело, и я упрямо твердила про себя одно и то же: "Ну и пусть, раз они так..."
      Наконец, часов в девять вечера, папа вошёл ко мне в комнату, обнял за плечи и внимательно посмотрел в глаза.
      - Ты же знаешь, что это не так? - спросил он, и я кивнула и отвернулась к окну. И тогда папа сказал: - Это ты из-за Антошки? Ты, наверное, думаешь, что я теперь буду меньше тебя любить, так?
      Я ничего не сказала, но в носу у меня защипало, как у маленькой.
      - Так вот, - сказал папа. - Ты - моя самая любимая дочка, и так будет всегда, поняла? И - давай-ка, дружок, ужинать. Бабушка вот такие блины испекла! А насчёт переезда ты всё-таки подумай - не в этом году, так на следующий, договорились?

 

Радость в кармане

Весь март я прожила в состоянии радостного ожидания. Борис писал почти каждый день, а из меня просто сыпались стихи! Иногда мне казалось, что ещё немного - и полетят искры во все стороны!
      Перед Восьмым марта папа прислал деньги на подарок и мы с бабушкой купили короткий светло-зелёный плащ, который нужно носить с джинсами. Ася сказала, что я в нём похожа на японку, и я решила, что это - комплимент. И ещё случилось одно неважное событие, даже не событие, а так... Я шла в этом плаще по улице, и два незнакомых парня обернулись и посмотрели мне вслед, хотя я шла одна, без Аси.
      Над Арзамасом весь месяц висело огромное синее небо, какое бывает только ранней весной, но раньше я не видела, какое оно огромное. И ещё я заметила, что у деревьев в парке - синие тени...
      У Аси тоже жизнь кипела ключом. В марте она умудрилась два раза поссориться с Андреем и три раза помириться.
      - А почему три? - не поняла я. - Два раза поссорились - значит, и мирились два раза?
      - Про третью ссору я совсем забыла, - беззаботно смеётся Ася. - А тут вдруг Андрей звонит и предлагает мириться! Я даже не сразу и поняла, о чём он.
      Бабушка считает, что у Аси ещё не проснулась душа и что она просто играет в чувства. И ещё бабушка сказала, что скоро Ася встретит свою первую большую любовь... Моя бабушка в шутку говорит, что может предвидеть будущее. Я иногда в это верю, потому что у нас в роду когда-то очень давно была прапрабабушка-цыганка. Наверное, от неё у бабушки и у мамы такие густые вьющиеся волосы, которые у бабушки до сих пор не поседели.
      В марте мы с Асей стали по утрам до школы бегать по парку, потому что Ася собирается участвовать в конкурсе красоты "Мисс Арзамас" и ей нужно сбросить 350 граммов. Я не знаю, на каких весах Ася всё так точно подсчитала и почему именно 350, а не 400 или 300. Я думаю, что Ася и так тоненькая, как модель, и выше меня на голову. За этот год она ещё больше вытянулась и похорошела, так что понятно, почему Андрей боится её потерять.

 

* * *

В тот четверг после школы я забежала домой переодеться и пообедать, а потом за мной зашла Ася, чтобы вместе идти на аэробику: Ася всерьёз готовится к конкурсу красоты, а я за неё болею.
      Только что принесли почту, и я сразу заметила в ящике письмо от Бориса. Мне не хотелось читать его при Асе, и я засунула конверт в карман.
      - Это от него? - спросила Ася, и я молча кивнула.
      С трёх до четырёх я наблюдала, как Ася вместе с группой симпатичных девочек в ярких полосатых гетрах кружится и прыгает под музыку, и мне тоже захотелось заниматься аэробикой и носить такие гетры.
      Конверт лежал в кармане, как маленькая радость, и я думала о том, как приду домой, зажгу настольную лампу и не спеша прочитаю письмо, а потом весь вечер буду писать ответ...
      Письмо оказалось необычно коротким, всего несколько строчек.
     
      Здравствуй, Оля.
      Пишу в перерыве между лекциями, потому что хочу, чтобы письмо быстрее дошло до тебя.
      Короче, в эту субботу я буду в Арзамасе и очень хочу с тобой встретиться. Оля, ты - очень интересный человек и потрясающе красивая девушка! Я думаю о тебе всё время.
      Жду тебя в субботу в три часа около фонтана напротив Технического института.

Борис Л.

      Ой!.. А что же теперь будет?..
      Впервые в этом письме Борис обращается ко мне на "ты" и впервые написал такие слова, от которых у меня мурашки по спине побежали.
      "Потрясающе красивая... Думаю всё время..."
      Но ведь... Но ведь это он не обо мне думает, а об Асе!..
      В груди у меня что-то ёкнуло, и я минут пять сидела, уставившись на листок с письмом.
      Ну вот и всё... Он меня увидит - и... Нет, он меня ни за что не увидит! Напишу, что... сломала руку или лучше ногу... Вообще умерла! Нет, умерла - не получится, потому что как же я напишу об этом? Может, просто не прийти?.. А ПОТОМ придумать что-нибудь... Что папа приехал и увёз в Нижний...
      Всю пятницу я не знала, что мне делать, - и молча паниковала.
     
      - Ты что, не слышишь? Я тебя уже два раза спрашиваю! - дёргает меня за рукав Ася. - Ты вообще сегодня какая-то странная...
      После школы, когда мы проходили мимо фонтана напротив института, я вся сжалась и ссутулилась, как будто Борис мог меня увидеть и разоблачить прямо сейчас.
      А вечером у меня созрел план...

 

* * *

- Ты что, с ума сошла? Ты это серьёзно?.. - Ася смотрит на меня как на ненормальную и крутит пальцем у виска. - Да ты соображаешь, что только запутаешь всё ещё больше?
      Мы сидим с Асей в моей комнате, но не в папином кресле, а на диване, и Ася в третий раз перечитывает письмо. Кажется, она всерьёз расстроена.
      - Ну скажи, зачем ты это сделала? На что ты, собственно, рассчитывала? - повторяет Ася, пожимая плечами. - Глупенькая, ты же сама симпатичная, а в последнее время в классе только и слышно: "Широкова да Широкова!.."
      Я молчу, потому что понимаю, что то, о чём я прошу Асю, - действительно глупо. Ну встретится она с Борисом один раз вместо меня... А что потом?! Борис сразу же влюбится в Асю по уши и будет писать МНЕ о том, как он меня, то есть Асю, любит!..
      - Я ещё написала ему, что уже в десятом...
      - Это мелочь! - отмахивается Ася. - Про возраст все врут! Я тоже сначала Андрею сказала, что в десятом. А ты даже и не совсем соврала, потому что через два месяца ты как раз перейдёшь в десятый. Два месяца - подумаешь!
      Но что же всё-таки делать?..
      - Послушай! - встрепенулась Ася. - А может, рассказать всё тёте Вале? Всё-таки психологический педагог...
      - Бабушке?! Да ты что!.. - машу я руками. - Она не поймёт и только расстроится! И скажет, что врать нехорошо.
      Ася морщит лоб.
      - Знаешь... - говорит она неуверенно. - Просто нужно всё по-честному рассказать.
      - Кому? Борису?!
      - Ну да.
      - Нет-нет! Я боюсь!
      - Ну, позвони ему и всё объясни. Ты знаешь его телефон?
      Я мотаю головой:
      - Я ему ни разу сама не звонила. И ЧТО Я ЕМУ СКАЖУ?
      - Ну хочешь... Хочешь, я сама попробую ему всё объяснить? - предлагает Ася. - Ну, скажу, что - так получилось.
      Ася привыкла, что ей всегда всё прощается за то, что она красивая, - стоит только смущённо улыбнуться, сделать удивлённое лицо и развести руками. Вот и сейчас ей кажется, что она на самом деле сумеет объяснить Борису, что ничего, собственно, не произошло...

 

* * *

В субботу в три часа я закрыла дверь в свою комнату, залезла с головой под одеяло и зажмурилась. Вот сейчас Ася подходит к фонтану... Борис видит её издалека и замирает от удивления, потому что настоящая Ася ещё красивее, чем на карточке...
      Три минуты четвёртого… Ася говорит Борису, что она - не Оля...
      Пять минут четвёртого… Борис ничего не может понять. Ася объясняет ему, что "так само получилось и никто не виноват".
      Десять минут… Я не знаю, что дальше. Ну и пусть...
      Сорок минут… Та-ри-ра-таа!.. Мобильник!
      Я смотрю на него с ужасом, потом медленно-медленно протягиваю руку и говорю: "Да?"
      - Ну, в общем... - голос у Аси растерянный. - Одним словом, я сейчас к тебе приду.
      Ася садится на краешек дивана и почему-то смотрит в сторону.
      - Понимаешь... Он так обрадовался!.. Он, оказывается, специально приехал на один час, чтобы с тобой встретиться...
      - Ты хочешь сказать - с тобой? - поправила я, уже догадываясь, что произошло.
      - Нет, с тобой, - покачала головой Ася. - Если хочешь знать, мне было очень неловко. Я даже не помню его фамилии!..
      - Левицкий. Зовут Борис.
      - Оль, ну так вышло... Я как-то сразу не призналась, что я - Ася, а не Оля, а потом за ним друг подъехал на машине - и я не успела... Глупо всё получилось!
      Мы помолчали.
      - Ты знаешь, он действительно отличный парень, - грустно сказала Ася. - И он тебя простит, и всё будет хорошо... И - давай напишем ему письмо и всё объясним!

 

* * *

Прошла неделя, потом - ещё одна...
      Я подсчитала, что если письмо идёт до Нижнего два, ну - три дня, и если один день прибавить на всякие задержки, то я могу получить ответ в любой момент...
      С Асей мы как-то отдалились, и из школы я часто возвращаюсь теперь одна. Так даже лучше - не нужно отвечать на вопросы или делать вид, что всё нормально.
      В апреле снег в городе потемнел и съёжился, а вот в "Дубках" за оврагом ещё можно кататься на лыжах. На физкультуре нас водил туда Олег Иванович. Лыжня была видна, но лыжи не скользили и к ним прилипал мокрый снег. Я отошла в сторону и долго стояла среди звенящей тишины, опрокинутого неба и солнечного света.
     
     
      А небо -
                      всего лишь слово,
      условное, как горизонт.
      Но с неба закапало снова -
      И я раскрываю зонт.
      Сливается небо с землёю,
                      теряется верх и низ,
      и где-то за горизонтом
      бессмысленной
                                 жизни
                                            смысл...

     
     
      Я совсем не думала о смысле жизни, да и зонта у меня в руках не было. Просто было грустно и очень тихо - не вокруг, а внутри... А когда я пришла домой, на столе у меня лежал тонкий конверт.

 

* * *

Привет. Я думаю, нам нужно всё-таки встретиться. В субботу, 21 апреля, в 4 часа буду ждать тебя там же.

Борис Левицкий

      ...А ещё раньше, через два дня после того как Ася вместо меня встретилась у фонтана с Борисом, было ещё одно письмо. Три страницы, исписанные мелким торопливым почерком, и там были такие слова, от которых у меня похолодело в груди! Такие письма получают раз в жизни, если вообще получают... Со страниц на меня летела нетерпеливая счастливая энергия, как солнечные брызги, от волшебных слов кружилась голова... и, может быть, это и есть любовь?

 

Под одним дождём

Я не показала письмо Асе. И ещё я твердо решила, что не пойду на встречу. Зачем?! Чтобы Борис сказал мне, какая я врунья?
      ...В половине четвёртого я стояла перед зеркалом в джинсах и новом плаще, в котором я похожа на японку.
      - Ты куда собралась? - спросила бабушка. - А обедать?
      - Я не хочу...
      От нашего дома до технического института - минут десять пешком, но я вышла раньше: мне хотелось посмотреть на Бориса "со стороны", пока я для него - просто прохожая-невидимка. Я шла через парк и наслаждалась своим "инкогнито".
      День был серенький, пасмурный - того и гляди, заморосит по-осеннему...
      У фонтана напротив института толпился народ: наверное, только что закончились лекции... Я напрягла зрение (очки лежали в кармане), пытаясь рассмотреть, кто из них Борис.
      "Девушка, вы не меня ждёте? Ах нет... Ну извините..."
      Меня уже раза два за последнее время называли на улице "девушкой", а не "девочкой". А всего полгода назад меня часто принимали за мальчика, особенно когда я надевала джинсы и кепочку.
      Без пяти три. Бориса не видно. Я обошла площадь, постояла у киоска и вернулась к входу в институт.
      Три часа три минуты... Может, он вообще не приехал?
      Я подошла к фонтану.
      Когда мы с Асей играли в бумажных принцесс, наши нарисованные принцы часами ждали с букетами цветов под окнами замка, а вот Борис не торопится...
      "Вы - Оля?"
      Мы стоим и смотрим друг на друга. Я - растерянно, Борис... не знаю как: внимательно? изучающе?
      У фонтана шумит весёлая студенческая жизнь, а мне кажется, что вокруг нас - стеклянная стена. Борис отворачивается, достаёт сигареты и закуривает - и сразу ещё больше отдаляется и превращается во взрослого незнакомого человека...
      - У меня к тебе один вопрос, - спокойно говорит Борис. - Стихи - тоже чужие?
      - Стихи мои.
      Я чувствую, как из меня уходит что-то, как воздух из прохудившегося воздушного шарика. Очень хочется плакать...
      - Ну ладно, - говорит Борис и смотрит на часы. - Спасибо, что пришла. У меня в пять пятнадцать автобус. Я тебя провожу - и на станцию.
      - Не надо... Тут близко...
      Борис смотрит на меня сверху вниз и улыбается снисходительно, как ребёнку.
      - Да ладно, не переживай, - говорит он и раскрывает зонт. - Пошли, а то промокнешь.
      Мы идём через парк, и дождь стукается о чёрную мокрую крышу зонта и мелкими гвоздиками впивается в лужи. Борис молчит, и я ускоряю шаг...
     
     
      Под одним зонтом,
      Под одним плащом
      Мы идём с тобой,
      Мы идём вдвоём.
     
      Ты идё шь - один,
      Я иду - одна.
      Под одним зонтом
      Между нами стена!
     
      Только дождь стучит
      В мокрый шёлк зонта.
      Под одним зонтом
      Тишина! Тишина!..
     
      Что за странный век,
      Одинокий век...
      Я вдвоём одна!
      Между нами - стена
      Под одним зонтом,
      Под одним плащом,
      Под одним дождём...

 

* * *

- Ну, пока, - говорит Борис.
      Дверь в подъезд захлопнулась, и я постояла внизу, потом поднялась на три пролёта и села на грязный подоконник. Дождь полил ещё сильнее. Я подождала, пока большой чёрный зонт скроется за поворотом, и спустилась вниз. Было так больно, что уже ни о чём не заботишься, а только о том, как остановить эту боль. Я шла по проспекту и думала, что вот так люди, наверное, и совершают самоубийства. А что? Один миг - и всё кончится. Бабушку вот только жалко... И папу тоже.
      Я достала мобильник и набрала папин номер.
      ...Длинные гудки.
      Потом что-то щёлкнуло, и автоответчик папиным голосом предложил мне оставить сообщение.
      Больше я не звонила.
      На проспекте и в парке зажглись фонари. Было ещё не поздно, а для субботнего весеннего вечера и совсем рано. Город только начинал свою вечерне-ночную программу. В кармане раз пять уже звонил мобильник. Мне не хотелось ни с кем разговаривать, но при чём тут бабушка?..
      - Баб, я в читальном зале. Ну, не могла позвонить!.. Всё, отключаюсь - тут нельзя с мобильниками!
      "Девочка, у тебя что-то случилось?"
      Сквозь туман очков, забрызганных мелкими капельками дождя, я вижу человека в коричневом плаще. Я даже не знаю, старый он или молодой... Мне всё равно - хотя бы и маньяк!
      "Девочка, тебе нужно идти домой. Нельзя с таким лицом гулять одной по городу".
      И тут меня как прорвало!.. Из глаз полились слёзы, и сразу стало чуть-чуть легче. Мы куда-то идём, и я рассказываю про Бориса, фотографию и Асю.
      Я не запомнила лица моего спутника: он так и остался для меня навсегда просто Человеком в Коричневом Плаще. И ещё я запомнила голос - спокойный и внимательный. И этот голос не пытался мне доказать, что "всё пройдёт и у меня будет в жизни много ещё таких Борисов", - потому что он знал, этот мудрый человек, что в тот момент Борис был - единственным и... единственным!
      Вместо всего этого Человек в Коричневом Плаще сказал, что если я подожду до завтра и не наделаю глупостей, то может быть, именно завтра Борис позвонит или пришлёт письмо.
      У подъезда нас встретила перепуганная бабушка, которая уже звонила в милицию, библиотеку, Асе и папе в Нижний.
      - Вот, сдаю вам с рук на руки, - смущённо улыбнулся Человек в Коричневом Плаще и растворился в дожде - совсем как в том моём стихотворении, из-за которого расстроился папа...

 

Часть IV

Нарисованный человечек
нарисовал
воздушный шар.
Потом
нарисовал окно,
открыл его
и вылетел
в настоящее
небо...

 

Арифметика счастья

Тот мудрый Человек в Коричневом Плаще ошибся: на следующее утро никто мне не позвонил, а почта по воскресеньям не работает. В понедельник я пошла в школу и даже умудрилась получить четвёрку по истории, хотя не открывала учебника.
      Весь день я не думала о Борисе - вернее, думала, но как-то абстрактно... Что вот когда-нибудь мои стихи напечатают в "Литературной газете" и у меня выйдет настоящая книжка!.. И однажды Борис придёт в книжный, прочитает на обложке мою фамилию - и пожалеет!..
      От этих мыслей мне становилось легче, и я украшала будущее всё новыми и новыми подробностями.
      Остаток апреля и май пролетели как во сне. С Асей мы почти перестали общаться, только в школе мимоходом; кажется, и с Андреем она окончательно поссорилась.
      Первое время бабушка спрашивала, куда это Ася пропала да почему не заглядывает, а потом привыкла.
      - А почему нет Аси? - спросил папа, когда второго июня ко мне в гости пришли с букетами сирени Марина из соседней квартиры и Верочка Сорокина, с которой я познакомилась два года назад на хореографии.
      Я пожала плечами:
      - Ну она же знает, когда у меня день рожденья...
      В семь часов Ася всё-таки позвонила и поздравила, и папа отнял у меня трубку и потребовал, чтобы Ася - "немедленно, слышишь?" - появилась у нас.
      - Меня не интересуют ваши девичьи ссоры, - сказал папа. - Сами разберётесь. Но пятнадцатилетие у твоей подруги бывает не каждый день.
      Ася пришла - такая же красивая и лёгкая, как всегда, обняла меня как ни в чём не бывало и подарила книгу "Японские пятистишия".
      - С днём рождения! - весело пропела она. - Теперь ты старше меня на год, потому что мне всё ещё четырнадцать, а тебе - уже пятнадцать, ага!
      Удивительно, как Ася умудряется быть то ребёнком, то взрослой девушкой! Сегодня она - ребёнок, и такой она мне ближе и понятнее. Мы пьём чай с медовым тортом, и папа рассказывает смешные истории. Ася хохочет, но я чувствую, что что-то неуловимое в ней изменилось, хотя и не могу понять что...
      А потом папа вдруг стал очень серъёзным и сказал, что сегодняшний вечер - это не просто день рождения, а ещё и прощание, потому что всё решено окончательно и бесповоротно.
      - Все документы оформлены - осталось только подписать обходной - или как это у вас теперь называется? Со школой в Нижнем мы тоже всё устроили: тётя Наташа возьмёт тебя в свою английскую.
      Бабушка вздыхает, хотя она уже давно смирилась с моим переездом. Ася впервые об этом слышит и смотрит на меня немного растерянно:
      - Ты что, совсем уезжаешь? А когда?
      - Через две недели. Придёшь проводить?
      И вдруг... Сначала я даже не поняла, но... неужели Ася плачет?

 

* * *

Адрес: a_shumil@yandex.ru
Тема: Асе от Оли Широковой

      Привет, Ася!
      Ура!!! У меня теперь тоже компьютер и интернет! Так что пиши мне по этому адресу: shirokova@yahoo.com
      Событий, как всегда, много - даже не знаю, с чего начать... Занятия в институте идут вовсю, почти каждый день по три-четыре пары, а потом ещё нужно сидеть в лаборатории - отрабатывать произношение. Но пока учиться в инъязе мне ОЧЕНЬ нравится!
      В конце сентября у нас был Вечер первокурсника! Ася, ты ни за что не угадаешь, кого я там встретила!!! Нет, не Бориса. Борис тогда так и пропал совсем - видимо, здорово на нас обиделся... А мне бы, если честно, очень хотелось с ним встретиться - просто так, случайно, на улице. Я один раз (давно, ещё в десятом классе) даже специально поехала в Канавино и постояла у магазина напротив его дома. Это далеко, по мосту через Волгу на маршрутке.
      Ну ладно, не буду тебя больше мучить, всё равно не угадаешь! Ася, ты помнишь Юру Аристова, сына директрисы из первой школы? Ты мне ещё говорила, что они с Вадиком в одном классе. Ну так вот! Стоим мы с двумя девочками из группы около сцены, а тут объявили вальс и - совсем как на том вечере в первой школе! - заиграли "Сказки Венского леса". Зал, конечно, тут же опустел, все стоят и ждут, когда будут нормальные танцы... И ВДРУГ подходит ко мне этот кудрявый Юра и галантно так приглашает танцевать! Ася, я сначала думала, что сплю и вижу кошмарный сон, потому что - ну откуда он взялся в Нижнем? И как вообще меня узнал?! Я же тогда совсем маленькой была... Я потом, уже когда мы с ним познакомились и подружились, напомнила ему о том школьном вечере.
      "Ну да, что-то припоминаю... - сказал мне Юра. - Я думал, что это чья-то младшая сестрёнка... Она ещё очень хорошо танцевала вальс. Так это была ты?!"
      А мы-то тогда с тётей Аней так старались сделать из меня красавицу!..
      Юра, конечно, тоже изменился, но узнать можно. Он учится не с нами, а на переводческом, на втором курсе. Мы танцевали весь вечер, он меня встречает и провожает и... Аська, я такая счастливая сейчас, ты просто не можешь представить!!! Скажу только тебе - по секрету, шёпотом: я, кажется, влюбилась...

 

Адрес: shirokova@yahoo.com
Тема: Оле от Аси

      Оля, привет.
      Юру Аристова я лично не знала. Он ведь из компании Петрик, а я дружила сначала с тобой, а потом, когда ты уехала - с Валей Семенюк. Помню, что он классно играл на гитаре и вообще был очень в Арзамасе известной личностью.
      А что касается Бориса... Ты ведь не всё знаешь. Я не хотела тебе писать, но прошло уже так много времени... Два года? Нет, даже чуть больше... Помнишь, твоя "цыганская" бабушка как-то напророчила, что скоро я встречу свою настоящую любовь?
      Ну да, Борис...
      Мы встречались с ним несколько раз - уже после того, как вы расстались, и я получила от него три письма... Два раза он приезжал в Арзамас, я тоже ездила в Нижний, когда у папы были там дела по бизнесу. Я врала, что хочу походить по магазинам, и папа ещё очень удивлялся, что я ничего не покупала...
      Оля, Борис на нас тогда не "обиделся", тут всё сложнее... Ему-то уж совсем не повезло: он полюбил девушку, которой не было вообще! Ты понимаешь? Он действительно почувствовал глубокий интерес к тебе - а представлял другого человека, и всё, что между вами было или могло быть, у него связалось со мной, вернее, с моим внешним обликом. Но оказалось, что этого мало... А сначала он был просто в шоке: он думал, что мы - две глупые девчонки - решили его разыграть.
      Мне тогда было очень плохо!.. Все ребята по сравнению с Борисом казались мальчишками - а потом ты уехала и я осталась вдруг совсем одна.
      Но сейчас, когда я думаю об этом очень странном и грустном периоде в нашей жизни, я ни о чём не жалею, и мне почему-то кажется, что это был

ОЧЕНЬ СЧАСТЛИВЫЙ ГОД.

 

[начало] [в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2008