Олег Кургузов. РАССКАЗЫ МАЛЕНЬКОГО МАЛЬЧИКА (порция одиннадцатая)
ДЕТСКИЕ КНИЖКИ

 

Олег Кургузов
Рассказы маленького мальчика

1. Собачья коза
2. Папа умеет спать
3. Назад, в Атлантику!

 

Собачья коза

Папа привёл домой козу. Он держал её за веревку одной рукой, а в другой руке у него была пачка иностранного собачьего корма.
      - Вот, - сказал папа, - привёл.
      И мама, и я посмотрели на папу с удивлением.
      - Зачем нам в квартире коза, если у нас даже сена нет? - спросила мама.
      - А зачем нам собачий корм, если у нас даже собаки нет? - спросил я.
      - Присядьте, - спокойно сказал папа. - Сейчас я вам всё объясню.
      Мы с мамой присели на диван, а папа стал ходить туда-сюда по комнате и объяснять.
      - Коза будет давать нам молоко, - объяснял папа. - А кормить мы её будем собачьим кормом, ведь он очень питательный. Но поскольку в собачьем корме много собачьих витаминов, то скоро у нашей козы будет собачий характер...

      - Как это?!! - воскликнули мы с мамой в один голос.
      - А так! Станет наша коза охранять дом, как настоящая собака, - отвечает папа с радостной улыбкой и добавляет: - Под воздействием собачьих витаминов!
      Мы с мамой посмотрели на папу с большим уважением и тут же придумали для козы имя - Найда. И дали Найде собачьего корма.
      Сначала Найда не хотела есть корм для собак и папе пришлось даже уговаривать её:
      - Представь, что ты - собака, - говорил он козе, ласково поглаживая её между рогов. - Представь! Ты - собака! Ты - собака! - твердил папа. И для наглядности даже погавкал, встав на четвереньки: - Гав! Гав-гав!
      Коза сначала испугалась, а потом - наверное, с испуга - стала есть собачий корм.
      - Ну, что я говорил! - радостно сказал папа. - Теперь она будет есть этот корм постоянно.
      Папа оказался совершенно прав: коза Найда быстро привыкла к собачьему корму. И под воздействием собачьих витаминов у неё стал меняться характер. Доить себя она позволяла всё реже и реже, молока давала всё меньше и меньше. Но зато научилась рычать и гавкать.
      И ЭТО ЕЙ НРАВИЛОСЬ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДАВАТЬ МОЛОКО.
      И даже сам внешний облик козы Найды изменился. Её зубы стали крупнее и острее, на ногах вместо копыт появились острые когти, хвост отрос на целых полметра и залохматился, а глаза засветились какой-то странной собачьей радостью.
      И вот однажды, когда в нашем городе неожиданно исчез собачий корм, случилось кое-что страшное. А именно вот что.
      Папа предложил козе Найде варёную картошку. Найда понюхала миску с дымящейся картошкой, глухо зарычала и, выставив рога, двинулась на папу.
      - Ты что, Найдочка… - растерянно забормотал папа. - Козочка моя ясная... Ты успокойся, миленькая... Вот скоро в магазин снова завезут корм для собачек и ты снова будешь его кушать...
      Однако Найда ждать не собиралась. Она хотела получить любимый корм немедленно. Поэтому она сделала резкий выпад и боднула папу под зад.
      - В коридор! - закричал папа нам с мамой, а сам схватил Найду за рога.
      Коза зарычала и, вывернувшись, попыталась цапнуть папу отросшими собачьими зубами. Папа отпрыгнул от козы и бросился вслед за нами в коридор.
      Едва мы успели захлопнуть за собой дверь, как её сотряс сильный удар. Это Найда пустила в ход свои рога.
      Когда это не помогло, Найда стала прыгать на дверь, царапать её и громко гавкать.
      - Придётся вызывать укротителей из цирка, - сказал бледный папа. - Своими силами нам не справиться...
      Мы с папой остались держать дверь, а мама побежала вызывать по телефону укротителей.
      - Быстрей! Быстрей! - кричали мы ей, боясь не выдержать атак Найды, которая то била дверь рогами, то грызла её и рычала.
      Наконец прибыл укротитель вместе со своими помощниками. Они накинули на собачью козу специальную сеть, связали её и увезли в цирк.
      Теперь мы покупаем молоко в магазине, для охраны квартиры завели болонку Капу, а на собачий корм даже глядеть не хотим.
      - Ну его! - говорит папа и добавляет что-то непонятное, беззвучно шевеля губами.

 

Папа умеет спать

Есть коты, которые спят по-простому и очень похоже друг на друга. Свернутся себе клубочком и спят. А есть коты, которые спят совсем чудно и непохоже друг на друга.
      Вот наш кот такой же. Он спит забавно, и мы с мамой и папой очень любим наблюдать за ним.
      Вот кот лежит на спине, раскинув лапы в разные стороны, и похрапывает. А мы сидим и наблюдаем. Наблюдали, наблюдали, а кот и проснулся. Он встал, сладко потянулся, зевнул и снова завалился на бок.
      Папа вздохнул и говорит:
      - Я так не могу: встать, потянуться и чтобы снова заснуть.
      - Ну-у-у... - говорит мама, - значит, ты совсем не умеешь спать.
      - Я не умею?! - обиделся папа. - Это я-то не умею спать?!!
      - Да! - говорит мама. - Не умеешь!
      - Ах так! - кричит папа в азарте. - Давай спорить, что я ещё как умею спать!
      - На что будем спорить? - спрашивает мама.
      - Если я выиграю, - говорит папа, - то в следующие выходные вы будете убирать квартиру, а я спать.
      - Договорились! - кричит мама и горячась подталкивает папу в спальню. - Ложись-ложись, а мы с сыном понаблюдаем, как ты умеешь спать.
      Папа ложится и тут же засыпает. Он спит всё субботнее утро, весь субботний день и весь субботний вечер.
      Мы с мамой убираем квартиру и время от времени наблюдаем за папой. А папа всё спит и спит. И мы с мамой до самой ночи вместо телевизора смотрим на папу: спит ли он?
      - Спит, - убеждается мама.
      - Спит, - убеждаюсь я.
      Потом мы с мамой не выдерживаем и от усталости тоже заваливаемся спать. И засыпая я думаю: "Мы с мамой проиграли спор. Значит, и в следующие выходные убирать квартиру будем мы, а папа опять будет спать. О-о-ох..."

 

Назад, в Атлантику!

- Что-то солёненького хочется, - сказал папа.
      - А вот мы сейчас селёдочку заедим, - сказала мама.
      Она открыла холодильник и достала оттуда банку селёдки. На блестящей железной банке крупными буквами было написано: "Атлантическая сельдь".
      - Ишь ты, из самой Атлантики! - обрадовался папа, а потом сказал мне: - Тащи открывалку!
      Я подал папе открывалку для консервов, он взял её в правую руку, размахнулся, чтобы проткнуть крышку банки… Но тут мама остановила его.
      - Стой! - сказала она. - Остановись! Мне кажется, что крышка у этой банки вспучена…
      Мы с папой пригляделись к банке. И правда: баночная крышка была вздута горочкой.
      - Наверное, селёдка протухла и в банке скопился газ, - сказала мама.
      - А вот мы сейчас откроем её и посмотрим, - сказал папа.
      - А вдруг банка взорвётся?! - испуганно спросила мама. - И вся наша квартира провоняется запахом тухлой селёдки…
      - Не провоняется, - сказал папа и на всякий случай открыл окно.
      А потом он снова взял открывалку и ка-а-а-ак воткнёт её в банку, а банка ка-а-а-ак бабахнет! Селёдка ка-а-а-ак вылетит из банки! И одна за другой - в сторону окна: вжик! вжик! вжик!
      - Пригнитесь! - кричит папа.
      Мы с мамой пригибаемся, и селёдки, одна за другой, как стрелы, вылетают в окно.
      - Вжик! Вжик! Вжик!
      Папа быстренько опомнился после селёдочной атаки, высунулся в окно и нам кричит:
      - Скорее сюда! Скорее! Смотрите! Смотрите!
      Мы посмотрели в ту сторону, куда показывал папа, и увидели, как селёдки, выстроившись клином, улетают куда-то вдаль.
      Папа посмотрел им вслед, пошмыгал носом, втягивая последние остатки селёдочного запаха, и сказал с уважением:
      - Ишь, как их снова в Атлантику потянуло… Вот что значит - родина!

 

Художник Дарья Герасимова

[начало] [в пампасы] [продолжение]

 

Электронные пампасы © 2001-2010