Ирина Корсакова. ВОЗВРАЩЕНИЕ БАКЕТА
ИСТОРИИ

 

Ирина Корсакова
Возвращение Бакета

 

Страшная привычка

Манька проснулась рано, часов в шесть. Потянулась и подошла к окну. Рассвет был холодный, но не сумрачный. А вчерашний вечер - розовый; говорили, что к ветру, но макушки деревьев лишь слегка покачивались, словно спросонья.
      Манька потянулась и села на подоконник. Мама всё время ставила на него цветы, а Манька убирала.
      - Им же нужен свет! - возмущалась старшая Иванцова.
      - Мне тоже нужен! И даже больше, чем им! - отвечала Манька и переносила горшки в другую комнату.
      Привычку сидеть на подоконнике Манька подсмотрела у своего рыжего кота Федьки. С тех пор они сидели на подоконнике вместе. Федька также на нём спал, ел, принимал ответственные решения: выпить молока после обеда или до, Манька же только любовалась рассветом и читала.
      Сегодняшнее утро было каким-то особенным. Вроде всё как и прежде, но чего-то не хватало. Вдруг Маньку пронзила мысль - сегодня же первое сентября! Мучительно засосало под ложечкой и тут же отпустило: выпускной был в прошлом году. А в доме напротив зажигались утренние огоньки и детей собирали в школу.
      Холодея, Манька вспомнила, как рука физички медленно ползла вдоль списка с фамилиями, потом поднималась вверх и ученики после буквы "К" облегчённо вздыхали.
      - Иванцова, к доске!
      - Антонина Яковлевна!!. - возразила Манька громко. Федька приоткрыл глаз: "Совсем с ума сошла…"
      "Страшная это привычка - школа!" - подумала Манька и пошла поздравлять любимую физичку с первым сентября.

 

Возвращение Бакета

      Я подумал, что сильно вырос за это лето. Выпускной экзамен, поступление в институт… Я всё меньше времени проводил дома и всё больше с новыми друзьями. Одноклассники разошлись кто куда. Дома тоже были перемены.
      - А книжки? - спрашивала меня мама. - Ты убрал старые учебники? Поспрашивай, может, кому из младших пригодятся или в школьной библиотеке. Либо отдай, либо закрой плёнкой и убери на шкаф.
      - Угу, - кивал я и отправлялся кататься на велосипеде.
      Первое сентября, как водится, грянуло внезапно. Нас посвятили в студенты, выдали синие студенческие с корочкой, ещё пахнущей типографской краской. Занятия должны были начаться с завтрашнего дня, поэтому я вернулся домой рано.
      Мама возилась в моей комнате. Я любил порядок, но терпеть не мог, когда рылись в моих вещах.
      - Ну я же сказал, сам всё уберу!
      - Ага! - Мама сердито взмахнула щёткой. - Дождёшься от тебя. Книги я убрала. Реши вопрос со всем остальным, пожалуйста.
      Когда она произносила "пожалуйста" так отчётливо, это означало, что просьбы тут нет и ради мира в семье следует подчиниться беспрекословно. Я вздохнул и огляделся. Немного повозился с дисками, кое-что решил выкинуть, убрать накопившуюся мелочь, игрушки. Из старых друзей со мной остался только велосипед, который и красовался на видном месте в общем коридоре. Соседка из квартиры напротив немного ворчала, но мы уладили вопрос так: со своей стороны она повесила зеркало и поставила маленькую тумбочку перед ним. В коридоре стало совсем тесно, зато все были довольны.
      Первым, попавшим под раздачу, был Бакет. Не помню, почему я так назвал его. Этого медведя мне подарила много лет назад одна девочка из Эстонии. Мы отдыхали вместе в летнем лагере, потом переписывались немного, а на Рождество я получил от неё этого медведя. Он был весь в каких-то бараньих кудряшках, в зелёном шарфике и красной шапочке, как у Санты.
      Я подержал его в руках, немного посовестился, что это подарок и нельзя так. Потом порылся в кухонном шкафчике и, достав оттуда более-менее сносный пакет, положил туда Бакета. Туда же ссыпал остальные ненужные игрушки.
      При входе в наш подъезд стоял маленький деревянный столик. Иногда там оставляли совсем ненужный хлам, но порой встречались и книги. Часто - дешёвые детективы, иногда что-то про художников (эти особенно любила мама). Таким образом одни хозяева успешно избавлялись от чего-то, а другие это что-то успешно приобретали. Туда я и решил отнести Бакета.
      Утро нового дня выдалось напряжённым. Первые лекции и семинары. Тем не менее день прошёл отлично, я встретился с одногруппниками и мы даже успели поболтаться после занятий. Вернувшись домой, я отметил мимоходом, что на столике в подъезде ничего нет. Вот и хорошо; надеюсь, дружок, ты попал в добрые руки, подумал я.
      Время летело быстро. Сентябрь, октябрь… Осень примеряла шапки из красно-жёлтой листвы, кидая шуршащие кленовые листья под колёса моего велосипеда. В ноябре зарядили дожди и старого друга пришлось вернуть на постой в коридор. Декабрь. Первая сессия. Мы начали бегать по библиотекам. Всемирная сеть помогала в учёбе, но хотелось большего, чем простое копирование информации. Хотелось быть лучшим.
      - Помнишь анекдот про синее лицо и красный диплом? - шутил папа.
      - Да ладно тебе, - говорила мама. - Пусть учится, пока есть интерес.
      Двадцать четвёртое декабря. Канун католического Рождества и мамин день рождения.
      - Выброси мусор, а? Мне ещё надо торт испечь, совсем времени нет, - попросила мама.
      - Угу.
      Я спустился на один пролёт вниз, к мусоропроводу. Возле него валялся неприметный старый рюкзак. Рюкзак был приоткрыт, и из него торчал кусочек зелёной ткани. "На нём должны быть серебристые звёздочки", - подумал я и потянул за лоскуток. На другом конце шарфика висел Бакет. Теперь совершенно чумазый, пепельного цвета. Сердце сжалось, в горле застыл ком.
      "Дурачок", - сказал я про себя. И понёс отмывать, чистить и сушить вернувшегося друга.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2015