Олег Корниенко. ДЕКОРАТИВНЫЙ ЗЯКА
ИСТОРИИ

 

Олег Корниенко
Декоративный Зяка

 

Декоративный Зяка

Дочери Анастасии

Зяка появился в квартире Емелиных не случайно. Его подарил Наде на день рождения Колька, двоечник.
      - Вот. Это тебе, - краснея, пробормотал Колька и протянул Наде подарок.
      В коробке из-под обуви, дрожа от страха, сидел рыжий, с пышными бакенбардами и коричневыми глазами, зайчонок и шевелил носом. Скорее всего, он так дышал.
      - Это что ещё за чудо? - недовольно спросил папа.
      - Папа, он такой пушистый, - Надя взяла зайчонка на руки и поцеловала в пушистую щёку.
      - А если цапнет?
      - Не цапнет, - успокоил Колька. - Он добрый.
      Колька хотя и был двоечником, животных любил. У него в квартире жили кот, щенок, две черепашки и большой говорящий попугай.
      - Ну и чем вы его кормить собираетесь? - поинтересовался папа.
      - Он всё кушает: хлебушек, травку. Насыпали геркулеса - тоже не отказался, - сказал Колька.
      - Ну-ну, - папа осуждающе посмотрел на маму, но та и сама была не рада новому квартиранту. - С попугаем хлопот не оберёшься, а тут ещё и зайчонок.
      - Это декоративный кролик, - поправил папу Колька.
      Проблемы начались сразу, как только за Колькой закрылась дверь: где будет спать Зяка (Наде послышалось, что именно так мама назвала кролика), из чего будет есть и что делать, если заболеет…
      На ночь кролика посадили в картонную коробку из-под телевизора. Но спать он ещё не хотел - скорее всего, привык к другому распорядку. Встал на задние лапки и начал скрестись, пытаясь выбраться. И выбрался: прогрыз в коробке отверстие и, счастливый, оказался на свободе.
      - Вот это да! - все от удивления вытаращили глаза. - И что с ним делать?
      Зяку закрыли в ванной: и тише для всех, и надёжнее. Он немного побушевал в темноте, но вскоре затих.
      На следующий день - свобода! Зяка осторожно продвигался, изучая квартиру. Лапки на линолеуме непривычно расползались. И это было смешно. Он действительно был потешен, его хотелось трогать и трогать, но в руки он не давался, забираясь туда, где достать его было почти невозможно: под кухонный стол, за диван и особенно часто - под кровать в спальне.
      Правда, отлёживался Зяка недолго. Когда, успокоившись, все принимались за свои дела, он выходил из укрытия и начинал бродить по квартире. Обнюхивая углы, быстро подружился с котом и так же, как и тот, царапал диван и грыз обои. Зяку прогоняли, но он настойчиво продолжал свою работу. Его прямо-таки тянуло погрызть что-нибудь или порвать.
      - Надо купить клетку, - предложила Надя.
      - А сколько она стоит? - спросил папа.
      - Рублей пятьсот, - предположила мама.
      - Пятьсот?! - возмутился папа. - Нормально. Клетка пятьсот, и уже на пятьсот обоев съел. Куда хотите, туда его и девайте.
      На семейном совете решили (Надя была против) подарить Зяку папиной знакомой библиотекарше - та мечтала когда-то о декоративном кролике. Но вечером она сообщила, что муж против: "У тебя есть кот - хватит с тебя и кота".
      Вернуть Зяку Кольке нельзя - обидится. Да подарки и не возвращают.
      - В городском парке есть небольшой частный зоопарк. Может, там возьмут? - подсказала мама.
      В воскресенье все вместе поехали в зоопарк.
      На улице, в изгороди, несмотря на солнечный день, стояла сонная лошадь. В помещении им ударила в лицо духота и особенный запах, характерный для всех зоопарков. Здесь жили две тощие лисицы, несколько кроликов, редкий для этих мест дикобраз; в коробке с опилками копошились хомячки, а в пустом аквариуме дремал тоже декоративный, но рябой кролик.
      Симпатичная женщина в спецовке и рукавицах сказала, что денег на покупку кролика у них нет. Мама объяснила, что они хотят отдать Зяку просто так.
      - Привозите, посадим вашего к тому рябому, - женщина показала на аквариум. - И если они уживутся…
      - Мамочка, он же не рыба, - захныкала Надя.
      - Ничего страшного, временно посидит и в аквариуме.
      - А что я скажу Кольке?
      - Ничего. Стыдно тебе с двоечниками общаться, - рассердилась почему-то мама.
      И в выходные Надя с мамой отвезли подарок в городской зоопарк.
      - Посадили Зяку пока к рябому. Он сразу в угол забился, - уже дома рассказывала папе мама.
      На следующий день, когда папа пришёл с работы, в квартире было тихо и как-то пусто. Никто не путался под ногами, не трепал нервы. Но ещё не один день папа по привычке вскакивал с места - ему казалось, что кто-то грызёт обои. Засыпал он с головной болью. Но болела и душа: как там Зяка? Они его кормили, купали, сушили после бани феном, расчёсывали пушистые бакенбарды и чёлочку между ушей, а там никто за ушком не почешет.
      И однажды, не вытерпев, папа поехал в зоопарк.
      Грязный, худой и всклокоченный, Зяка сидел, забившись в угол клетки. Рядом стояла миска с нетронутой едой.
      - Воды даже не было, - вернувшись, рассказывал папа. - Ну и что будем делать? - он вопросительно посмотрел на маму и Надю. После увиденного в зоопарке, папа был согласен на всё.
      - Я уже заказала большую птичью клетку, - радостно сообщила мама. - Мы тоже были у Зяки и всё видели.
      Папа обрадовался, что их решения совпали, потому что и сам соскучился по этому худющему комочку.
      В понедельник у мамы был выходной. Она купила на рынке пластмассовую корзину для перевозки животных. В зоопарке их ждал Зяка.

 

Тульский пряник

Тимка лежал на русской печи и наблюдал, как мать разжигает топку. Ужин собирается готовить, догадался он.
      Положив под дрова старую скомканную газету, мать подожгла её. Огонь начал лизать принесённые из сарая сухие дрова.
      За окном загудело. Тимка, подняв голову, прислушался: не отцов ли мотоцикл? Хотелось соскочить на пол и припасть к замёрзшему окну. Но слезать с печи мать запретила: у него ангина.
      Гул за окном постепенно затих - нет, это не мотоцикл, по улице проехала машина.
      Тимка ждал отца. Ждал, когда он привезёт подарок от лисички. Что же она передаст на этот раз: конфету или яблоко? Хотелось и того и другого.
      - Когда папа приедет? - спросил Тимка.
      - Да пора бы уже, - мать посмотрела на часы. - Может, опять мотоцикл сломался?
      Сломался - это плохо, огорчился Тимка. Сегодня вечером он собирался спрятаться за деревьями, что растут вдоль дороги, и подсмотреть, как лисичка передаёт подарок. А тут на тебе: горло заболело. И это от горстки снега.
      Недомогание Тимка почувствовал утром. Хотел глотнуть и, скривившись от непривычного комка в горле, испугался и заплакал. Подошла мать, потрогала лоб и всё открылось: играли на пруду за селом, стало жарко и он зачерпнул ладошкой снега...
      Не скоро он теперь лисичку увидит...
      Отец счастливый, он каждый день встречается с ней. А Тимка не то что лису, обыкновенного зайца не видел.
      Трещали в грубке дрова, в соседней комнате негромко бормотало радио. Залаял на улице Лапун. Лапун потому, что у него широкие, лохматые лапы, огромные, как и он сам. Положит на плечи - с ног валишься.
      Лапун полаял и замолчал - значит, шёл свой.
      В сенцах кто-то затопал ногами, оббивая снег, затем принялся шарить по двери в поисках щеколды. Наконец скрипнула дверь и Тимка по голосу узнал соседку бабу Марью.
      - Ну что, снегоед? - заглянула она на печку. - Будешь ещё снег лопать?
      Тимка обиженно отполз в глубь печки.
      - Я не снегоед.
      - Чисто снегоед, - повторила соседка. - Держи, - и она протянула ему что-то завёрнутое в газету.
      Тимка молча взял сверток.
      - Что нужно сказать? - напомнила мать.
      - Спасибо, - прохрипел Тимка.
      Баба Марья, кряхтя, села на стул, расстегнула фуфайку и сказала, расправляя на груди шерстяной платок:
      -Ты хоть посмотри, что тебе баба Марья принесла.
      Тимка аккуратно развернул газету и радостно промычал:
      - Пряник.
      - Тульский пряник, - поправила баба Марья. - Медовый! Сынок из Тулы посылочку прислал.
      Тимке не терпелось проверить: так ли это? И он понюхал, а затем и лизнул пряник. Пряник действительно был медовый.
      А баба Марья уже рассказывала о подарках сына, о высокой должности, какую он занимает в Туле, что на работу его возит персональная машина. Тимке слушать это было неинтересно, и он уставился на огонь в грубке. Он вдруг представил, что это луч фары отцовского мотоцикла, который несётся по укатанной снежной дороге. Нет, это Тимка мчит на мотоцикле по зимней дороге. Свистит в ушах ветер. Какое прекрасное время - зима! Вокруг деревья в снегу, а Тимке почему-то нисколечко не холодно, а даже наоборот - жарко...
      ...Проснулся он от голоса отца, открыл глаза и тут же зажмурился от яркого света. За окном уже темно. Стул, на котором сидела баба Марья, стоял пустой; возле умывальника фыркал, умываясь, отец.
      - Три раза останавливался, пока доехал, - говорил он, принимая из рук матери полотенце. - Замучил он меня, хоть продавай.
      "Неужели действительно продаст?" - со страхом подумал Тимка и не решился спросить про лисичку.
      Заметив, что сын проснулся, отец с грустью сказал:
      - Не видел я сегодня лисичку, сынок. Не дождалась, видно, меня, убежала. - Он повесил полотенце и сел за стол.
      Тимка увидел, как расстроился отец. Ещё бы: ведь у лисички был подарок для него и теперь она, может быть, отдаст его другому мальчику, если, конечно, волки не отнимут.
      - И никуда лисичка не убежала. - Тимка соскочил на пол и положил перед отцом пряник, тот самый тульский пряник, что принесла нынче баба Марья.
      Отец перестал жевать и удивлённо посмотрел на сына. И оба они загадочно улыбнулись...

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2013