Олег Корниенко. ВОЗДУШНЫЙ ПОЧТАЛЬОН
ИСТОРИИ

 

Олег Корниенко
Воздушный почтальон

 

Тарзанка

Я с нетерпением ждал лета, и оно наконец-то наступило. Мы закончили работу на пришкольном участке и перешли в пятый класс. В моём дневнике, как стулья в кинотеатре, стояли четвёрки. И даже одна пятёрка красовалась - по физкультуре.
      Мама с папой радовались окончанию учёбы не меньше, чем я. Они наперебой предлагали мне разные варианты отдыха, включая поездку на Чёрное море. Но победило папино предложение навестить его друга по службе в армии и заодно покататься на тарзанке.
      Кино про Тарзана я смотрел у Валерика - моего закадычного друга. Мы смотрели его почти каждый день, пока не надоело. Но никакой тарзанки мы там не видели.
      И вот в воскресенье после обеда мы отправились в необычное путешествие.
      Пруд был большой. Со всех сторон его окружали кусты, деревья и камыши.
      - Ну что, на тарзанку идём? - спросил папа.
      - Конечно, - согласились мы с Валериком и пошли следом за папой в ту сторону, откуда слышались весёлые детские голоса.
      Никакого Тарзана мы, конечно, не увидели. Обыкновенные деревенские мальчишки, чёрные от загара, топтались на плотине под высоким деревом.
      - А вот и тарзанка, - показал папа на длинную верёвку, привязанную к высокой толстой ветке. И, улыбаясь, обратился к мальчишкам: - Кто смелый?
      Те с ухмылкой переглянулись. Скорее всего, смелыми здесь были все.
      - Федька, покажи городским класс!
      Ростом Федька оказался ниже всех - худенький, конопатый. Чтобы достать до верёвки, ему надо было встать кому-то на плечи. Но друзья без труда подбросили его к тарзанке, затем резко потянули назад - и отпустили. Федька как маятник качнулся в сторону пруда и в самой высокой точке полёта разжал руки и красиво нырнул.
      - Кто следующий? - посмотрел на нас папа.
      - Надо размяться перед прыжком, - сказал Валерик и принялся размахивать руками. Мне показалось, что он нарочно тянет время, - первым прыгать ему не хотелось. Но выглядеть трусами перед чужими ребятами тоже было зазорно.
      - Папа, давай я, - охрипшим от волнения голосом выдавил я и взглянул на Валерика. Тот заметно повеселел. А папа, точно перед полётом в космос, принялся меня инструктировать:
      - Долетаешь до воды и отпускаешь руки. И не бойся, я рядом.
      Он подсадил меня на тарзанку и с силой толкнул. Ушёл из-под ног берег, можно прыгать, но пальцы не хотели разжиматься, и я, болтая ногами, полетел обратно.
      - Ты чего? - крикнул папа.
      - Скорость маленькая, - объяснил я.
      - Повторим?
      - Повторим.
      Местные собрались в кучку и с интересом наблюдали, чем закончится мой полёт. Валерик даже разминаться перестал.
      Когда я перелетел плотину и снова понёсся к пруду, папа ещё раз толкнул меня. Прыгать было страшно, но не болтаться же на верёвке целый день? И я отпустил палку. В ту же секунду кто-то крикнул так страшно, что вода подо мной расступилась и все звуки вокруг на мгновение стихли.
      Когда я вынырнул, папа на берегу хлопал в ладоши, а Валерик прыгал от радости. Не торопясь, как олимпийский чемпион, я поплыл к берегу.
      - Это кто так кричал? - спросил я папу.
      - А нам показалось, это кто-то от страха орал. - Папа посмотрел на Валерика: - А ты плавать умеешь?
      Валерка умел только по-собачьи.
      - Умею…
      - Ну что, прыгаем? - предложил папа.
      - Прыгаем, - согласился Валерик (в этот момент он больше походил на тушканчика, чем на Тарзана).
      Начиналось всё хорошо. Валерик взмыл над прудом, и мы следили, когда он прыгнет. Но тарзанка с висящим, как сосиска, Валериком вернулась обратно.
      - Всё нормально? - спросил папа.
      Сосиска молчала, болтая ногами.
      - Если боишься, не прыгай, - сказал я.
      - Счас прыгну! - заорал вдруг Валерик и ещё крепче вцепился в палку.
      …Он шлёпнулся в воду почти возле самого берега и поднял такой фонтан брызг, точно бросили глубинную бомбу.
      Через мгновение Валерик показался из воды и, задрав голову, заработал руками словно винт моторной лодки.
      - Вставай, там мелко! - крикнули ему местные.
      Валерик бросил мутить воду и встал на ноги. Воды было по пояс.
      - Эх ты, Тарзан, - обнял я Валерика.
      - Ничего, не получилось сегодня, получится завтра, - подбодрил его папа.
      Солнце склонилось над прудом. Мы сели в машину и оглянулись. Мальчишки уже ушли, и только тарзанка одиноко раскачивалась на дереве.

 

Воздушный почтальон

Г. Цыплёнковой

Тимка с Федькой стояли и широко раскрытыми глазами смотрели, как Валерик надувает водородом шарик. Обыкновенный магазинный шарик через несколько минут должен был стать необыкновенным. То есть летающим.
      - Прямо чудо какое-то, - всё больше удивлялся Тимка, глядя, как шарик, надетый на горлышко большой бутылки, всё увеличивался и увеличивался в размерах.
      - И никакого здесь чуда нет, - заметил Валерик. - Чистая химия: смешиваем растворы медного купороса и поваренной соли и бросаем туда алюминиевую проволоку. В результате реакции выделяется водород.
      - Какой соли? - переспросил Тимка. Медный купорос он знал и раньше - дедушка весной опрыскивал им деревья.
      - Обыкновенной. Какую мы в пищу кладём.
      - И что, он действительно полетит? - Любопытство распирало Тимку.
      - Водород легче воздуха. Значит, должен полететь, - ответил Валерик.
      - Чего пристал к человеку? - толкнул Тимку Федька. - Тоже, что ли, шарики надувать собрался?
      - А почему бы и нет. - Тимке не терпелось самому проверить, выделяется ли в результате реакции водород.
      - Ты уже фосфор добыл один раз? - ухмыльнулся Федька.
      Случай с добычей фосфора Тимка запомнил на всю жизнь. Федьке на день рождения подарили часы со светящимися от фосфора цифрами и стрелками. Все ребята завидовали Федьке. Толстушка Светка, у которой отец был ветеринаром, сказала, что впервые фосфор получили, выпаривая мочу животных. Тимка решил это проверить. Наполнил консервную банку своей мочой и поставил на керогаз. В итоге так нахимичил, что в дом через вторую веранду заходили, пока эту не проветрили.
      …А шарик действительно полетел. Задрав головы, ребята следили за ним, пока тот не растворился на фоне серого весеннего неба.
      Тимка без колебаний решил сам попробовать надуть шарик - чем он хуже Валерика? Тем более, тот объяснил, что и как делать: приготовить раствор и бросить проволоку. Что может быть проще! Да и Федька после этого, пожалуй, хвост подожмёт.
      Первый компонент - соль - он раздобыл быстро. Бутылку из-под шипучки и кусок алюминиевой проволоки тоже нашёл без труда. А вот остался ли после деда медный купорос?.. Но и тот вскоре отыскался в отцовской мастерской. Слово "купорос" на пакете было кем-то исправлено на "ПОПАрос".
      - Ты чего там химичишь? - поинтересовалась мать. - Избу смотри не сожги…
      Когда раствор в бутылке забурлил, Тимка не без труда натянул на горлышко зелёный шарик, оставшийся после ноябрьских праздников. Где-то он переборщил, потому что раствор выплёскивало в шарик, мешая тому подняться. Тимка отлил раствор и снова надел шарик. Когда он стал величиной с футбольный мяч, перевязал его и снял с бутылки. Шарик рванул вверх и точно намагниченный прилип к потолку. Тимка глядел и не мог налюбоваться на свою работу. Он все ещё не верил, что сделал это. Несколько раз подходил и трогал шарик за хвостик.
      В тот вечер Тимка долго не мог уснуть. Смотрел на шарик, покачивающийся под потолком, представляя, как высоко он завтра поднимется, как опустится где-то. Где-то? Если к шарику привязать записку с адресом, Тимка сможет узнать, где тот приземлился! Он вскочил с постели, включил настольную лампу и написал записку. Дважды перечитал, указал адрес и сложил вчетверо.
      На другой день он рассказал про письмо Валерику и Федьке.
      - Здорово! - одобрил Валерик. Федька тоже поддержал решение отправить шарик с письмом.
      Шарик, как застоявшийся конёк, плясал в руках у Тимки, рвался в небо.
      - Можно я запущу? - умоляюще посмотрел Федька.
      - Пускай, что мне, жалко?
      Федька подержал шарик, потрогал записку и разжал пальцы. Поднимаясь, шарик весело, точно рукой, махал ребятам бумажкой: пока, мол, ждите ответа!
      Однако ответа всё не было и не было. Тимка даже запомнил время, когда приходит почтальон дядя Володя, и выходил его встречать. Но кроме газет и бабушкиной пенсии, ничего не было.
      Прошло немало времени, прежде чем дядя Володя принёс наконец письмо. Письмо было из Павловки. Тимка быстро открыл конверт, развернул вырванный из школьной тетради листок. В письме говорилось, что шарик с запиской получили и ждут ребят в гости.
      До Павловки было километра четыре, и ребята не стали надолго откладывать визит. И что такое четыре километра для их велосипедов!
      Встретила их невысокая полноватая женщина в очках.
      - Вы, наверное, к Саше? - спросила она и, не дожидаясь ответа, добавила: - А Саши нет дома, он в районной больнице. - И рассказала, что случилось с сыном.
      Соседский мальчишка залез высоко на дерево, чтобы снять котёнка, а обратно слезть не смог. Сидел и плакал. Котёнок жалобно мяукал. Саша полез за ними. Когда до земли оставалось совсем немного, мальчишка с котёнком спрыгнул, а под Сашей ветка обломилась и он упал, ударившись головой о землю. Казалось бы, всё обошлось, но Саша стал быстро терять зрение. Сейчас ему требуется срочная операция, нужны деньги.
      - Вы извините его, что долго не отвечал. Когда я увидела в огороде ваш шарик с запиской, он был уже в больнице. Я ему про вас обязательно расскажу.
      Домой ребята ехали молча.
      - Давайте надуем шарики и напишем письма с просьбой помочь Саше, - предложил Федька. Всё-таки светлый человек Федька, и мысли к нему всегда приходят светлые.
      И работа закипела. Тимка надувал шарики, Федька писал письма, а Валерик их привязывал. Когда всё было готово, они выпустили шарики в небо. Воздушные почтальоны разноцветной стайкой поднялись над деревьями и домами, а после разлетелись в разные стороны по своим пока ещё неизвестным адресам.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2015