ЛЯГУШАТНИК

 

Ольга Колпакова
Это всё для красоты
(главы из книги)

 

Незасыпательная сказка

Погода стояла такая хорошая, что Даша с Илюшей заходили в дом только спать. Они чистили зубы и падали на постели, засыпая ещё до того, как Колобку встретится медведь.
      - Пора бы пойти дождю, - сказала бабушка. - А то надоело уже огурцы поливать.
      - Чтобы пошёл дождь, нужно сделать что-то необычное, - не отрываясь от статьи про тибетских монахов, пробормотала мама. - Ты изменяешь что-то в себе, и жизнь вокруг тебя меняется.
      Папа тут же предложил уснуть на целые сутки без перерыва, и чтобы дети в семь утра не будили. Дедушка согласился.
      - Вообще-то, выспаться - это слишком сильное средство, тут не дождь, а снег может пойти, - отклонила идею мама. - Давайте придумаем что нибудь менее оригинальное.
      - Я могу съесть два килограмма конфет, - первой придумала Даша.
      - Нет, я! - присоединился Илюша, услышав про конфеты.
      - Нет, - не согласилась бабушка, - это средство уже проверенное. После него не дождь идёт, а зубы выпадают. Лучше съешьте весь суп и попросите добавки.
      - Я могу попробовать подоить корову, - с некоторым сомнением предложила мама. - Я это только один раз делала. В детстве. Помнишь, перед наводнением? После которого нам пришлось вылавливать картошку из подпола.
      - А я могу подоить Героя, - сказала Даша. - Я этого даже в детстве не делала.
      Но бабушка объяснила, что подоить Героя будет сложно, потому что он - мальчик. Да и наводнение - это слишком.
      - Я могу рассказать сказку, - предложил папа, - а то что всё мама да мама.
      Дети так обрадовались, что готовы были идти спать сразу после ужина.
      - Про что рассказывать? - спросил папа, развалившись на полу между диваном и креслом.
      - Как всегда, про Колобока, то есть про Колобка, - ответила Даша. - Мама всегда про него рассказывает. И когда Колобок запевает песню в пятый раз, мы засыпаем. Мама медленно поёт.
      - Кобобок, Кобобок, - подтвердил Илья.
      - Ага… Только чур - не перебивать, - папа немножко помолчал, вспоминая, чем был славен Колобок, и начал.
      - Дело было летом. Бабушка слепила колобок, а Колобок говорит: "Нет у меня ни ручек, ни ножек, вот я покачусь по дорожке и всё лицо себе запачкаю. Кто меня такого есть будет? Слепи мне, бабушка, какого нибудь коня". "Где же я тебе муки на коня возьму?" - спрашивает бабушка. "А ты по сусекам поскреби, по амбарам помети". Бабушка поскребла, помела. Муки в амбарах мало уже было, в основном один мусор. Но всё же бабушка села лошадь лепить. А муки хватило только на пол-лошади. "Так не годится, - говорит Колобок, - я же не барон Мюнхгаузен, чтобы на пол-лошади ездить". "Ну нету у нас больше муки!" - отвечает бабушка.
      - Песенку! - перебил Илюша.
      - Да, Колобок всегда песенку должен петь, - поддержала Даша.
      - Ага, - вспомнил папа. - Тогда Колобок бабушке говорит: "Вот представь, скачу я на этом полуконе и пою: "Мы красные кавалеристы, и про нас былинники речистые ведут рассказ..."
      - Я кобобок, кобобок, - подсказал Илюша.
      - И тут навстречу мне Илюшка на своём коне-качалке выскакивает и говорит: "И какой ты кавалерист, если у тебя только половинка лошади? Ты полукавалерист". "А ты кто?" - спрашивает его Колобок. "Я кобобок, кобобок! - гордо отвечает Илюшка. - Такой новый сорт колобков, квадратные, с руками и ногами и с лошадью-качалкой". "А если ты Кобобок, - отвечает Колобок, - то давай я тебя съем". "Колобки кобобков не едят, - говорит Илюша, - потому что кобобки сильнее, у них лошадь целая, а у тебя половина!" "Ну, тогда пой песню", - сказал Колобок Илюше.
      - И про Дашу, и про Дашу, - попросила Даша.
      - А кобобок Илюша Колобку отвечает: "Я такими глупостями не занимаюсь. Я специалист по части коней-качалок и кидания песка в голову. А вот моя сестра в музыкальную школу ходит. Если хочешь, поедем, она споёт". Приехали они в музыкальную школу. Колобок весь грязный, в синяках. У него же только пол-лошади, задних ног-то нет, вот он всю дорогу с неё и скатывался. "Ты кто?" - спрашивает Колобка Даша. "Да я Колобок, - отвечает Колобок. - Только ты меня не ешь, я тебе песенку спою". "Вот ещё, я не ем что попало, - отвечает Даша. - Это Илюшка может в рот засунуть, даже если это на дороге валялось!" "Я не валялся, я ехал, то есть падал, то есть я Колобок-Колобок! - рассердился Колобок. - И мне положено, чтобы меня все хотели съесть, а я чтобы песенку пел! Мама всегда такую сказку рассказывала!" - закричал Колобок.
      - Я кобобок, кобобок! - вставил Илюша.
      - "Да, и я кобобок! Но меня есть нельзя! - закричал Илюша. -- И лошадь мою есть нельзя!" "Да вы в столовую приехали или в музыкалку? - возмутилась Даша. - Здесь не едят, здесь поют и духовно растут!" "Растут? Это хорошо! Мне надо, чтобы у меня задняя часть лошади выросла, - сказал Колобок. - А то я с неё скатываюсь". "Ты что, хочешь кентавром стать? - поинтересовалась Даша. - Это только у кентавров сзади часть лошади вырастает. Только тебя тогда не кентавром, а колобкотавром все будут называть". "Да нет, не чтобы у меня, а чтобы у лошади задняя часть выросла, а то я с неё всё падаю!" - поправился Колобок.
      - Зачем? - не выдержал Илюша, свесившись с кроватки.
      - "Чтобы быть крепче духом и телом, вот зачем, - ответил Колобок и ещё раз упал с лошади. - А то если тебя все съесть хотят, ты должен быть сильный и крепкий! Ты должен тренироваться!"
      - Да никто тебя съесть не хочет! - крикнула со своего раскладного кресла Даша.
      - Я кобобок, кобобок! - распевая, Илюша встал на диване и принялся прыгать.
      - "Нет, меня нужно съесть! - закричал Колобок. - Я хороший! Я вкусный! Только лошадь у меня половинная. Это всё из-за неё!"
      - Ададка где? - поинтересовался Илюша и пошёл разыскивать свою лошадку-качалку.
      - Нечего на лошадку сваливать! Она не виновата, раз на неё муки не хватило! - вступилась Даша за колобкову лошадку.
      - А лошадка говорит Колобку: "Нечего на лошадь кивать, коли рожа крива!" Тут Колобок сел и заплакал. "Вот, - говорит он бабушке, - до чего дело дойти может, если не слепить мне полноценную лошадь от головы до хвоста".
      - Ой, какой невоспитанный Колобок! Надо говорить не рожа, а морда, - поправила Даша.
      - Конечно, он же духовно совсем не вырос, - согласился папа, - он же не стал твою песню слушать.
      И Даша с папой запели:
      - Я люблю свою лошадку, причешу ей шёрстку гладко…
      - Колобок послушал эту песню и сразу духовно вырос. "Бабушка, а бабушка, - говорит, - а давай меня обратно разлепим и сделаем вторую половину лошади из меня!" "А кого же тогда все есть будут? - спросила лошадь. - Я не хочу, чтобы меня ели". "Тогда давай тебя, лошадь, разлепим и сделаем одного большого Колобка", - предложил Колобок…
      - Да что же это такое? - возмущённо спросила мама, появившись с пойманным на улице Илюшкой. - Это что за сказка такая?
      - Как всегда, про Колобка, - честно признался папа. - Не могу понять, почему они не засыпают. Может, это не очень засыпательная сказка?
      - Это определённо не засыпательная, а разбудительная сказка, - согласилась мама. - Ну-ка, на чём вы остановились? На волке? На медведе?
      Вот удивилась мама, когда узнала, что они ещё и до зайца не доехали.
      - На половине лошади далеко не уедешь, только до музыкальной школы, - объяснил папа. - Но ты не волнуйся, Колобка никто не съел. И Илюшу тоже.
      - Как не съел? - удивилась мама. - Лиса должна была его съесть. Без этого сказка теряет свой философский смысл и ничему не учит детей.
      - А… А так она учит, чтобы из дома никто не убегал. И чтобы тебя дома съели, - догадалась Даша.
      Но мама объяснила, что сказка про Колобка учит тому, что у каждого своё предназначение в жизни и если ты пришёл в этот мир, чтобы тебя съели, то тебя съедят рано или поздно.
      - А если убежать, пока тебя не съели, и за это время духовно вырасти? - хитро спросил папа. - Ты меняешь что то в себе, и сама жизнь вокруг тебя меняется, а?
      Они ещё долго обсуждали, прав был Колобок или нет. Но Даша с Илюшей этого слушать не стали.
      - Грустная дальше сказка началась, - сказала Даша. - Давай я лучше тебе песенку спою.
      И она спела:
      - Я кобобок, кобобок, по сусекам метён, по амбарам скребён…
      - Додик! - сказал Илюша.
      За окном шёл дождь. Наверное, ему тоже было жалко Колобка, которого всюду должны съесть. Или всё же что то изменилось в жизни…

 

Бег с горы

Холмы вокруг бабушкиной деревни называются Бабушкины Горки. Они совсем не крутые, и забраться на них могут даже самые старенькие бабушки. Зачем бабушкам лазить по горкам? Чтобы собирать клубнику, душицу со зверобоем, дикий чеснок или хотя бы заячью капусту. Ведь бабушки - они не просто так, как Даша с Илюшей, по горкам бегают, а только для какой-нибудь пользы.
      Но даже бабушки любят сесть на самой вершине горки на тёплый камень и смотреть кругом. Не высматривать, а просто любоваться. С горки видно далеко-далеко. Другие страны, конечно, не видно. Зато почти всю деревню и две речки можно разглядеть. Мост видно. По нему едут машинки. Илюшка, наверное, думает, что они игрушечные. Но они настоящие, только маленькие. Видно рощу. И ещё другие бабушкины горки. Они холмятся, холмятся до самых высоких гор. Туда ни бабушкам, ни Даше с Илюшей не забраться. Там высоко-высоко живут облака и начинаются маленькие ручейки. Ручейки текут вниз и растут, растут. И становятся теми речками, которые видно с бабушкиной горки. Речки - это взрослые ручейки.
      Даша первая забралась на горку и уселась на большом камне. Мама, папа и Илюшка внизу. Тоже маленькие. Но настоящие. Бабочка на медунице. Она рядом. Большая. Да нет, тоже маленькая. Вернее, в самый раз. Бабочки такие и должны быть. Если бы они были маленькие, то их было бы неудобно разглядывать. А если бы они были очень большие, как бы они садились на цветы? Села такая бабочка и - бултых - цветок обломился, бабочка упала, крылышко сломала. Нет, бабочки такие, как надо.
      И кто это всё придумал? Ну чтобы всё было такое, а не другое. Чтобы и ручейки были, и пятнышки на спинке косулёнка, и бабочки подходящего размера, и даже вот этот камень на верху горки, и если руки - то две, а нос так именно один. А для кого то ведь ещё веснушки надо было выдумать. А кому-то кудряшки. Столько дел!
      На камень к Даше выползла ящерка. Захотела на солнышке погреться. Забежал Илюшка, испугал ящерку. Зашла мама, наклонилась к маленькой розовой гвоздичке.
      - В детстве они пахли шоколадками, а теперь не пахнут! - огорчилась мама.
      - Наверное, у тебя нос вырос, - предположил папа, положив пакет с бутербродами на камень. - Понюхай сразу три.
      Мама понюхала. Гвоздички пахли шоколадом. И всё вокруг пахло совершенно удивительно.
      - Это называется разнотравье, - объяснил папа. - Нанюхивайтесь на всю зиму.
      Даша принялась дышать так старательно, что, казалось, вот-вот раздуется и взлетит, как воздушный шарик.
      - Сейчас всё лето в себя вдохну, - сказала она. - А зимой буду вам потихоньку выдыхать.
      - Красота, - сказала мама и улеглась прямо на землю.
      - Трава - красота! Солнце - красота! Небо - красота! - вдыхала Даша. - Облака - красота! Жить у бабушки - красота! Прыгать - красота! Бегать - красота!
      А Илюша достал из кармана маленькую машинку и стал её катать по камню, приговаривая: "Та-та-та! Та-та-та!". Он-то точно знал, что красота - это маленькие игрушечные машинки. А самая большая красота - это большие игрушечные машинки, и чтобы у них открывались дверки и багажник.
      - Всё, до самого верха надышалась. Больше не могу, - упала возле мамы Даша. - На свете ещё столько красоты, что совсем лопнуть можно. Наверное, всё на свете сделано для красоты.
      - Увы, взрослые всё-таки ещё немножко и для пользы, - вздохнул папа. Он уже собрал пригоршню поздней костяники и угостил всех. А мама достала из пакета бутерброды и книжку про семиотику глаголицы.
      Они поели костяники. Потом съели бутерброды. Потом пожевали заячьей капусты. У заячьей капусты на каждом толстеньком листочке были иголки. Это, наверное, зайцы специально придумали, чтобы волки их капусту не съедали. Заячьей капусты поели немного, только попробовали - остальное зайцам оставили.
      Потом просто посидели. Только Илюша бегал, хотел поймать кузнечика и прокатить его на машинке.
      Все были довольны. Мама открыла книжку, но сразу закрыла и положила в пакет.
      - У лета зелёные косы, - придумалось Даше и запелось:
     
     
      - У лета зелёные косы
      И бантики в них из бабочек,
      На голове венок,
      И полный живот костяники.
     
     
      Они спели эту песню с мамой три раза и добавили ещё припев:
     
     
      - Мы в центре лета сидим,
      С горки вокруг глядим,
      Налюбоваться не можем!
     
     
      - И кто только придумал, что земля круглая, - сказал папа. - Никакая она не круглая. Просто плоская лепёшечка. И мы сидим в самом её центре. А за теми высокими горами уже ничего нет, там край света.
      Это Дашу очень устраивало, потому что она до сих пор не могла понять, как люди с другой стороны земного шара не сваливаются. А так всё понятно. Хотя нет, всё равно непонятно, на чём эта лепёшечка лежит, почему вниз не падает.
      - Она по краям к небу пришита как раз теми высокими горами, - наконец решила Даша, - вот и не падает.
      - Пора идти вниз, - сказала мама.
      Они пошли не спеша, а потом прибавили шагу, а потом побежали.
      - Очень не разгоняйтесь! - предупредила мама, которая бежала позади всех. - А то затормозить не успеете и воткнётесь в край земли.
      Но ноги бежали и не хотели тормозить. И руки болтались сами по себе, а потом стали махать, словно они крылья.
      - Я уже чуть не взлетаю! - закричала Даша.
      - Нет, я! Нет, я! - закричал Илюша, которого папа придерживал за одну руку.
      - Не улетайте без меня! - закричала мама.
      Но тут горка закончилась. И в край земли никто не воткнулся, зато воткнулись в дедушку с бабушкой.
      - Ах вы мои золотые! - сказал дедушка, поймав Дашу с Илюшей.
      - Ну, что видели? - спросила бабушка.
      - Да ничего такого, - ответила Даша. - Одну красоту.

Художник Светлана Прокопенко

[начало] [в пампасы]

 

Электронные пампасы ©2010

Используются технологии uCoz