Борис Колесов. ДНИ И ЁЛОЧКИ
КАКОЕ В МИРЕ ЧУДО?

 

Борис Колесов
Дни и ёлочки

 



Фото Наталии Остроменской

 

Мороз и солнце. День чудесный. По узкой деревенской тропке шагаю с ведром на родник. Годов мне пока не так много, чтобы за один раз принести два ведра воды. Это потом уже будут и две объёмистых оцинкованных посудины, и даже коромысло. По примеру бабушки отправлюсь к источнику хорошо вооружённым деревенским вспомогательным устройством, но не смогу балансировать вёдрами - стану ходить по-прежнему.
      Вот, значит, невеликим мужичком иду к оврагу, глубокому и заснеженному, где струится чистый, никогда не замерзающий ручей. Вижу наверху, за белым провалом, за небесно синеющими сугробами, зелёные ёлочки. И почему-то радостно на душе становится и хочется вприпрыжку бежать в овраг, чтобы потом, уже на выходе из него, обернуться и снова приметить зелёные живые деревца. Вместе с ними и я доволен прозрачностью небесной, белизной снегов и бодрым, не очень сильным морозцем.
      Потом, уже летом, не раз ходил мимо тех ёлочек за три километра в соседнее село. И всегда встречал их на дороге - пообочь тропки - с такой восторженной радостью, словно ничего не видел на земле более прекрасного. А может, и вправду не видел - такого, чтоб вровень с их густой изумрудной прелестью: в нашей деревушке, затерянной по февралю в снегах, а по июлю в черёмуховых овражистых дебрях, не было ни картинных галерей, ни даже клуба.
      Сейчас мне уже под семьдесят, но как вспомню те ёлочки, сердце, как говорится, заходится. Не могу объяснить, что со мной, - иногда аж слеза прошибает: дорогие вы мои, ненаглядные!
      Дни меж тем продолжались чередой годов; многие события, встречи становились привычными, потихоньку стирались воспоминания. Но никуда не ушли те дни, когда водили ноги досужего зрителя по заповедной целине приокско-террасных ельников, по дивному тамошнему заповеднику. Ели тут были особенными. Сам заповедник, со всеми его растениями и животными, необычайно интересен. Одни зубры чего стоят! Где ещё увидишь могучих великанов, существовавших в пору древнеславянских народов? Но что касается заповедного елового подроста… тут держишь ухо востро!
      По ту сторону Оки, на лесостепном или степном юге, трудновато уже встретить ёлочку, произрастающую вполне естественно. В средней полосе России для подобных деревьев природой положен предел, проведена невидимая черта, объясняемая особенностями российского климата. Взять хоть влагу, до которой ели весьма охочи, - маловато её в степях, разве не так? В климате более сухом и жарком выстоять маленькой ёлочке, быстро подрасти, чтобы поглубже в землю пустить корни и набрать силу, не так-то легко. Даже искусственные лесонасаждения, где подросту обеспечен заботливый уход, получаются, говоря языком лесоводов, нерентабельными, и сосны имеют предпочтение среди хвойных пород. Аккуратные зелёные строчки молодых сосен я встречал даже на степном Дону. А вот еловых посадок не видел.
      Высоко ценится ель в деревообработке, в бумажном производстве, в изготовлении певучих музыкальных инструментов… А как оценить красоту её зелёного убранства посреди русских снегов? Природа наша столь удивительна, что возникает желание быть с ней заодно в стремлении жить, побеждать трудности и быть полезным людям.
      Бывали у меня радостные, счастливые дни. Бывали и такие, когда деловой настрой заставлял понимать, что важно в повседневном, полном всяческих хлопот, быту людей. Кому книжку подавай, кому скрипку, кому дрова для печки, кому плахи какие-нибудь для строительства дома - кто-кто, а лесоводы знают, для чего пестуют искусственные посадки.
      Но болит и болит сердце за еловый лес… За те ельни, как называли в старину влажные лесные места с преобладанием этой породы хвойных, за те посадки в заказниках, где молодые ёлочки подвергаются беспощадному наступу. Кто на них, бедных, наступает в наши времена?
      Зачастую дикие заготовители стремятся срубить дерево крупное и сильное, чтобы взять от него пышную верхушку. Кроме того, в больших посадках, где способную охрану не поставишь, полным ходом идёт заготовка дров. Может, найдутся такие, что станут мне возражать, но откуда тогда в молодых лесах столько безобразных пней, а?
      Друзья! Пусть хоть Новый год настаёт, берегите чудо природы, берегите красавиц. Молодые ёлочки - они ведь для всего и для всех. Молодёжь для страны - золотой фонд. Зелёные красавицы заказников - благо для русского леса. Нежные эти ёлочки - молодёжь вполне достойная.



Фото Ольги Кошкиной

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2012