В РИФМУ!

 

Татьяна Калашникова
Сказка о трёх сёстрах

 

1
Стемнело. Ветер жалким свистом
сквозь щели форточки ползёт.
А в доме хорошо и чисто.
Камин играет. И поёт
метель печальную сонату,
кружа под светом фонарей.
Я расскажу вам, как когда-то,
давным-давно (ночей и дней
не сосчитать сколь пролетело
с тех пор) в далёкой стороне,
где чудо просто между делом
могло произойти вполне,
на берегу речушки тихой,
средь елей, клёнов и берёз,
не ведая тоски и лиха,
не проливая горьких слёз,
в уютном тёплом доме жили
сестрёнки три. И всей душой
друг друга девочки любили.
"Когда я вырасту большой, -
одна из них всё повторяла, -
я ни за что не брошу вас".
"Я ни на что б не променяла
счастливый свет любимых глаз
моих сестричек самых добрых", -
другая девочка в ответ.
"Мы будем вместе долго-долго", -
давала третья им обет.

 

2
Однажды в зимний вьюжный вечер
они взобрались все втроём
на печку, погасили свечи.
Мечталось каждой о своём.

"Вот если б, - старшая вздыхала, -
красивой, очень умной быть...
Я б добрым людям помогала
советом мудрым излечить
больную душу от сoмнений,
а милым взглядом и руки
приветливым прикосновеньем
дарила б радость в час тоски".

Другая думала: "А мне бы
волшебной силой обладать,
чтоб деньги, словно манна с неба...
Xватило б сёстрам и отдать
нашлось бы что-то тем, кто беден.
Кому-то хлебца, а кому
одежды тёплой. А к обедне
у церкви нищего суму
копейкой медною пополнить.
Хоть не прожить-то без греха,
свой долг перед людьми исполнить
обязан каждый, жив пока."

Закрыв глаза, душой витая
в далёком призрачном краю,
где нет конца весне и маю,
где птицы сладостно поют;
где нежной гладью море дышит,
и ветер шепчет облакам
свои поэмы еле слышно
и по песчаным берегам
дорожкой зыби пробегает -
мечтала младшая сестра
о воле вольной, засыпая:
одна свобода ей мила.

 

3
О диво! Колдовство случилось -
наутро каждая из них
своё желанье получила
исполненным "от сих до сих".

Всё вышло в точь, как им мечталось:
oдна - красива и умна,
богатой тут же оказалась
другая, и хлопот она
приобрела теперь немало -
куда потратить, как делить...
a младшая поэтом стала.
"Свобода где ж?" - меня спросить
читатель мой пытливый хочет.
Отвечу, как же мне не знать:
средь бела дня, средь тёмной ночи,
лишь только станет сочинять
легенды, сказки, небылицы
сестрица младшая, как вдруг
в невидимую превратится,
и тут же вместо белых рук
прозрачной дымкой вырастают
два сильных ангельских крыла,
и вот она уже летает
в далёкой сказке. Понесла
её стремительно идея,
в воображеньи зародясь
и разрастаясь привиденьем,
всё дальше. Призрачная связь
с мирским скупым существованьем
оборвана в сей дивный миг.
Она свободна от терзаний,
хлопот и мелочных интриг.

 

4
Прошло три года. Сёстры наши
серьёзней стали и взрослей.
Одна, которой нету краше
и нелегко сыскать умней,
открыла школу и больницу.
Всё успевает: обучать
детишек в школе, а случится
коль что неладное, сказать
к примеру, кто-то приболеет
или придёт к кому беда,
она уж тут, и пожалеет,
подскажет вовремя всегда
как быть, как правильно лечиться
и как другим ещё помочь.
И так весь день она вертится,
а то, бывает, и всю ночь.

Сестрица же, что всех богаче,
построила большой приют
для тех, кто беден. Не иначе -
её кормилицей зовут.
Сама живёт в больших палатах
и всем в округе помощь шлёт.
Теперь уж не сыскать в заплатах
у церкви нищего. Народ
соседством очень был доволен
сестрицы щедрой. Ну а та
из них, что бредила о воле,
кому возня и суета
букашки всякой, ветра шёпот,
душевный разговор дерев
и ровный лошадиный топот
всего милее, замерев
и в невидимку превращаясь,
слагала песни для людей,
то уносясь, то приземляясь
на крыльях сказочных идей.

_________________________

Здесь небольшое отступленье
я сделаю, читатель мой.
О сёстрах сказки продолженье
начнётся пятою главой.

Ты, верно, юн, мой друг любезный.
Себе позволю объяснить,
что, может быть, тебе полезно
узнать сейчас. А может быть,
и вовсе этого не нужно?
Но чтобы лучше ты понять
сумел мой разговор досужий,
решаю всё же рассказать.

Устроен человек, дружище,
в своей природной сути так,
что коли долго ждёт и ищет
чего (большое иль пустяк),
и наконец потом находит
иль получает в Божий дар,
вначале он в восторг приходит,
хранит, чтоб кто-то не украл,
или ещё как не исчезла,
не повредилась, не ушла
его вчерашняя надежда,
что ныне чудом ожила
и ежедневной явью стала.
Там начинает привыкать...
И то что счастьем поначалу
казалось, даже досаждать
ему теперь порою может.
Что ж, так устроен человек.
Пускай Господь простит, поможет
и пусть не укоротит век.

_________________________

 

5
Свой сказ о сёстрах продолжаю.
Проходит год, за ним другой...
И точно, люди привыкают
к тому, что вечно под рукой.
Судачить о сестрицах стали
соседки тихо, за глаза.
Красавицу гордячкой звали,
твердили, будто показать
она себя всего лишь хочет:
"Смотрите, дескать, вот ан я!
Вам лучшей не сыскать средь ночи
с огнём и среди бела дня!"
А ту сестрицу, что богатой
и щедрою слыла всегда,
и не жалела людям злата,
теперь без всякого стыда
богачкой жадной окрестили -
мол, больше людям отдавать
могла б, тогда бы вот простили
(и это как ещё сказать).
Сестру же младшую, поэта,
считали чёрствой: "Ей - стихи.
А до людей и дела нету!
Всё пишет что-то у реки".

Сестрицы наши помрачнели.
Безрадостна их жизнь сейчас.
"Что ж так? Как лучше мы хотели...
И почему не любят нас?
Зачем тогда всё это надо?
В округе - сплетни, в доме - грусть.
Коль люди нам теперь не рады,
Уж лучше всё исчезнет пусть!"

Как только сёстры загадали
желанье грустное, ушло
всё то, о чём они мечтали
детьми. И так произошло,
что после небольших сомнений
покинули сестрицы дом,
вздыхая, полны сожалений...
С тех пор живут в краю чужом.

 

6
Свой день работой коротают.
Немногословны, но милы.
В округе люди уважают
сестёр, порою похвалы
звучат. Немало слов хороших
о милых девах говорят:
"Умна, смотрите, и пригожа...
Всегда подскажет... добрый взгляд
тепла исполненный... Другая
щедра, умеет управлять
толково делом и деньгами.
А младшая, ни дать ни взять,
душой поэт и сочинитель -
как только говорить начнёт,
так из словес незримых нитей
то стих, то сказочку сплетёт".

 

Послесловие

Предвижу твой вопрос, читатель.
Ты спросишь: "Где ж венец всему?"
Потом добавишь (очень кстати):
"И что же дальше? Почему
сестрицы получили снова
свои таланты?" А ответ
стоит за фразою готовой:
чудес, дружок, на свете нет.
Не огорчайся. Верь мне: чудо
укрыто просто в нас самих.
Ну а мораль понять нетрудно.
Подумай.
                 Вот и весь мой стих.

 

Художник А. Бурзич

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2001

Используются технологии uCoz