ВСПОМИНАНЬЯ

 

Марианна Гончарова
А ну-ка мне!

 

Мама с папой уехали в Ленинград в свадебное путешествие, когда-то давно отложенное на потом. Они долго не могли поехать. Сначала учились. Потом папа сдавал государственный экзамен по коню и брусьям. (Папа мой - гимнаст.) Мама должна была сдавать теорграмматику, а тут и я - здрасьте вам, явилась не запылилась, ребёнок по кличке Мыша. Мыша - потому что маленькое, писклявое и девочка. А дальше пошло-поехало. Мы с мамой сдаём экзамен по научному коммунизму. Мама - в аудитории, я - в коляске в университетском дворе. Папа уезжает на спартакиаду народов СССР.
      - А как же свадебное путешествие? - интересуется мама.
      - А как же спартакиада? А как же народы СССР? Без меня? Я ведь один из нас, из народов СССР, - резонно парирует папа. И едет.
      И правильно. Привёз кучу всего: связку целую звонких медалей, стопку дипломов, книжку для меня, чтоб её раскрашивать, туфельки для мамы и руку в гипсе. Свою. Съездил, порадовал народы СССР своим участием.
      Словом, они всё откладывали и откладывали это своё свадебное путешествие. А тут мудрая наша бабушка как топнет ногой:
      - А ну-ка мне, дети!!! Немедленно поезжайте в свадебное путешествие! Немедленно!
      И мама с папой поехали. Такие привлекательные оба там гуляли. Мама - в роскошной белой юбке колоколом в крупных цветах, в чёрной тонкой бархатной кофточке, а папа в белом чесучовом костюме "Дружба" из братского Китая и в белых башмаках, кучерявый и гордый, что он в Ленинграде с такой красавицей гуляет туда-сюда. Тем более, это у них был в том году последний шанс. Потому что должна была появиться на свет моя сестра Танька, которую я выпросила себе на день рождения. Мама так и сказала, что если я буду хорошая, то у меня будет сестра или брат. Я сказала, зачем мне брат, я буду очень и очень стараться, пусть лучше будет сестра Таня. И стала ныть и ныть, чтоб была сестра Таня.
      - А ну-ка мне, Мыша! Кто будет, тот будет, - сказала мудрая наша бабушка и добавила: - Одно из двух: или сестра, или брат. В крайнем случае, и то и другое.
      Я страшно волновалась, а вдруг когда мама и папа будут в Ленинграде, в это время сестра Танька появится, и что мы с бабушкой с ней делать будем без мамы…
      И вот родители уехали, а я уселась на пол поудобней и стала реветь. А что ещё было делать? Если отсутствие папы я ещё могла терпеть, сцепив свои молочные зубы, то маму я должна была всегда держать за руку или хотя бы за полу халата. А когда меня водили в детский садик несколько дней (скажу сразу, ничего у них с этим не получилось, потом ко мне пригласили няню Полину), то я с собой в садик тайком прихватывала мамину юбку, чтобы за неё держаться. И в саду я надрывалась страшно, но с маминой юбкой не расставалась.
      Короче, я стала причитать что-то вроде:
      - Да на кого ж вы меня, бедную Мышу, оставили одну, всего лишь только с бабушка-а-а-а-й и няней Полина-а-а-й!
      - А ну-ка мне, Мыша! - топнула ногой мудрая наша бабушка, сняла со стены портрет Хемингуэя и повесила на освободившийся гвоздь мамин ситцевый халат. Я перестала всхлипывать, кинулась к нему и все десять дней, пока мамы и папы не было дома, почти всё время простояла рядом с этим халатом, прижималась к нему и шептала:
      - Мама… Мама…
      Бабушка качала головой, вздыхала, но ногой не топала и "А ну-ка!" не говорила.
      Прошло много лет. Очень много лет прошло. Ну просто века прошли-пролетели! Мне предложили поучиться и поработать в Великобритании. Я долго колебалась. Пока моя постаревшая мудрая бабушка, как всегда, не топнула ногой:
      - А ну-ка мне! Немедленно собирайся в Англию! Немедленно!
      И что? Я засобиралась, конечно.
      Перед самым отъездом забежала к родителям попрощаться и забыла там свою спортивную куртку… А потом уехала. Далеко. И надолго. А курточка моя осталась висеть на спинке стула… Бабушка мне потом рассказывала, как мама с папой подходили к ней, гладили и шептали:
      - Мыша… Мыша…
      Бабушка качала головой, вздыхала, но ногой не топала и "А ну-ка!" не говорила. Бабушка, как рассказывала мне потом мама, тоже тайком гладила мою куртку и шептала:
      - Мыша… Мыша…
      Вот как оно… Жизнь-то, а?

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2010

Используются технологии uCoz