Александр Дорофеев. СОЛДАТСКИЕ СКАЗКИ
NEW-СКАЗКА

 

Александр Дорофеев
Солдатские сказки

 

Каша из топора
(сказка на побывке)

Шёл, было дело, старый солдат на побывку домой, ногами вёрсты мерил. Дождём его поливало, ветром его обдувало, солнцем тоже припекало. Иззяб, оголодал. Притомился в дороге, есть хочется. А тут как раз малое сельцо на пути.
      Как говорится, идёт солдат селом, да глядит кругом. Постучал в избу справную.
      Вышла к нему хозяйка.
      - Здравия желаю, красавица! - говорит солдат. - Пустите отдохнуть дорожного человека, кости погреть.
      А хозяйка в ответ:
      - Как же, как же, есть у меня клеть.
      Скупая да хитрая хозяйка-то была. Всего у неё вдоволь, а солдата жалко накормить. Прикинулась глуховатой сиротой. Одно на уме - как бы незваного гостя спровадить…
      - Какая такая клеть?! - говорит солдат. - Обогреться бы мне да чего-нибудь поесть.
      - Вот на гвоздике и повесь!
      - Да никак ты совсем глуха? - спрашивает солдат.
      А хозяйка всплеснула руками:
      - Я про то и говорю, что нет петуха.
      Только служивого человека просто так не сплавишь, не проведёшь. Как гаркнул солдат:
      - Шагом марш! Левой! Левой! - и прямым ходом в избу ввалился.
      "Погоди, - думает, - сейчас тебе глухоту вылечу!"
      - Значит, ничем меня не попотчуешь? - усмехнулся солдат.
      - Ну, где хочешь, там и заночуешь, - гнёт своё хозяйка.
      Лёг солдат отдыхать на лавку, ранец под голову. А голодное брюхо покою не даёт. Да тут приметил он в углу у печки топор без топорища.
      - Дозволь, хозяюшка, кашу из топора сварить.
      Хозяйка руками всплеснула:
      - Как так? Впервые слышу - из топора каша?
      - А вот дай-ка, красавица, чугунок побольше да разведи в печи огонь.
      "Ну, экие чудеса! - думает хозяйка. - В кои-то веки погляжу, как из топора кашу варят". Принесла здоровенный чугунок. Солдат налил воды, поставил на огонь, топор вымыл и положил кипятиться.
      Хозяйка глядит, глаз не отводит.
      Солдат достал из-за голенища ложку, помешивает варево, пробует.
      - Ну как? - спрашивает хозяйка. - Уварился? Вкусно?
      - Скоро каша будет готова, - отвечает солдат. - Жалко, соли нет!
      - Да посоли, служивый! Соль-то у меня найдётся.
      Солдат посолил. Снова попробовал:
      - Эх, всем хороша! Да вот бы горсточку крупы…
      Принесла хозяйка из чулана мешочек с крупой:
      - Заправь уж как надо.
      Варит солдат, помешивает, пробует да хвалит:
      - Ну, генеральская каша - одно слово! А кабы чуточку масла, была бы царской!
      Сроду хозяйка не пробовала царской-то каши. Любопытно ей! Принесла из погреба масло.
      Солдат сдобрил кашу и говорит:
      - Вот теперь - дело! Подавай хлеб, красавица, да бери ложку.
      Едят они кашу да похваливают.
      - Не думала, не гадала, что из топора этакую царскую кашу можно сварить, - дивится хозяйка.
      Солдат ест за обе щеки, посмеивается.
      - Ну, спасибо, хозяйка, - встал из-за стола. - Солдаты, что малые ребяты, - и много поедят, и малым сыты.
      Потыкал топор ложкой, из чугунка вынул - и в ранец. За солдатом, известно - пиши пропало.
      - Тебе-то он, красавица, ни к чему - весь выварился. А я, глядишь, поглодаю - в дороге-то и топор словно сахарная косточка.
      Подкрепился солдат, обогрелся, распростился с хозяйкой и снова пошёл вёрсты мерить - на побывку, до дому.
      А хозяйка с той поры только так кашу и варила. И до того наловчилась - уже щи из топора, компоты и, правду сказать, водку тоже из топора гонит. Накупила впрок топоров на ярмарке, завела трактир "Каша из топора".
      Гостей к ней много захаживает. Особенно на Великий пост.
      Ну а сельцо то малое превратилось в уездный город по имени Топорики.
      Да всё благодаря безымянному солдату, который когда-то на побывку спешил, ногами вёрсты мерил.

 

Шинель и перина
(сказка на сон грядущий)

Повстречался в трактире барин с солдатом. Стал солдат хвалить-нахваливать свою шинель:
      - Как дело ко сну - постелю шинель, укроюсь шинелью и под голову шинель! Такая вещь незаменимая!
      Ну, у барина глаза разгорелись. Просит барин продать шинель. Прилип, как банный лист, к солдату. Кое-как за двадцать пять рублей сторговались.
      Пришёл барин домой и говорит жене:
      - Выкидывай, матушка, перину, подушки да одеялы! Только погляди, чего укупил! И постелю, и укроюсь, и в головах положу!
      Жене-матушке с первого погляда не полюбилась шинелка, не пришлась по сердцу:
      - Олух ты! - говорит. - Дубина ты стоеросовая! Спи теперь, как пёс, у дверей, а на кровать и не суйся!
      Ну, постелил барин шинель на лавку. И так и эдак пристраивается, извертелся. Костям жёстко, с боков дует и под головой, как ни крути, - шиш.
      Промучился барин ночь, а наутро пошёл с жалобой к полковому командиру.
      Позвали солдата.
      - Что ж ты, брат, - говорит командир, - обманул барина?
      - Никак нет, ваше благородие, - отвечает солдат.
      Взял шинель, расстелил шинель, голову положил на рукав, накрылся полою.
      - Куда как хорошо, - говорит, - на шинели спится! - и уже, слыхать, похрапывает.
      Ну, полковой командир похвалил солдата, подарил пятак на чарочку.
      А барину такое обозрение дал:
      - Служивому да работящему, тому и камень - перина. А коли баклуши бить, не про вас будет сказано, так и в гробу - бессонница.
      Ушёл барин ни с чем - без шинелки, без денег.
      А полковой командир склонил, куда пришлось, голову да тут же и захрапел благородно - так, словно труба в поход призывает.

 

Как чёрт осолдател
(сказка на посту)

Служил солдат на царской службе. Год служил, два служил, пять лет служил и десять, а всё не выходит ему срок. Царская служба - она долгая.
      Солдат домой пишет - поминать велит.
      Стоит на часах да так тоскует, так охота на родине побывать - ну никакого терпежу!
      - Хоть бы, - говорит, - какой чёрт меня туды снёс!
      А чёрт, конечно, тут как тут. Только помяни!
      - Это ты, - говорит, - звал меня? Чего надо?
      - Да вот домой на побывку охота.
      - Что ж, - говорит чёрт, - устроить можно. Это для меня пустячное дело. А чем платить будешь?
      - Бери последний пятак! У солдата, прости, за душой больше пятака не бывает…
      - На кой мне твой пятак?! - плюнул чёрт. - А коли душу отдашь, возьму!
      - Если сгодится, так забирай, - говорит солдат. - Тут другая загвоздка! С поста уходить заказано - присягу давал…
      - Ну, постою вместо тебя, - говорит чёрт. - Авось не тресну!
      И порешили они так: солдат в своей деревне год поживёт, а чёрт за него отслужит.
      - Скидывай амуницию! - торопит чёрт. - А вместе с ней и душеньку выкладывай.
      А солдат не согласен.
      - Э, так дело не пойдёт, - говорит, - вперёд платить не буду. Солдатская душа не балалайка. Как же я без души домой приду? Да и кто тебя знает, чёрта, - может, обманешь.
      - Несговорчивый вы народ, солдаты, - поморщился чёрт. - Ну да ладно, вернёшься - рассчитаемся.
      На том и сошлись.
      Солдат казённое обмундирование с себя скинул и, моргнуть не успел, - дома очутился.
      А чёрт вместо него на часах стоит.
      Подходит к нему генерал. Видит, выправка у часового что надо. Глазами, как полагается, начальство ест. А вот с ремнями беда. Им бы крест-накрест через грудь, а они через плечо болтаются.
      - Эт-то что такое? Почему кавардак? - хмурится генерал. - Надеть по уставу!
      Чёрт и так и сяк - и мнётся, и ёжится, да никак не приладит ремни…
      Но генерал долго не ждёт.
      - Болван! - кричит. - Раззява! Проучить его хорошенько!
      Генеральский приказ, что отцовский наказ. Стали чёрта учить. Каждый день учат - порют розгами.
      И вроде бы всем хорош солдат! Службу несёт справно. Ну не к чему придраться, кабы не эти ремни. Учи ты его, не учи, а болтаются, хоть плачь, через плечо. Конечно, мудрено смекнуть, откуда у солдата такое упрямство.
      - Ну, дурья башка! - просит ротный. - Чего тебе стоит, братец? Присобачь ты их по форме - крест-накрест!
      Да где ж это видано, чтоб у чёрта крест на груди?!
      Долго учили его - то розгами учили, то плетью, а то и шомполом.
      Вот уже условленный год подходит к концу. Ждёт чёрт не дождётся, когда солдат вернётся. Стоит на посту, зорко по сторонам глядит - не прозевать бы солдата.
      И видит - ползёт-пробирается кто-то к оружейному складу. Ночь такая тёмная, что другой бы и не заметил. А чёрт мигом подскочил, как из-под земли вырос. Хвать лазутчика за шиворот и в тюрьму сдал.
      "Совсем я осолдател! - размышляет чёрт. - Не хватало ещё мне, чёрту, злодеев ловить!"
      Так-то, может, и мыслит, но маленько даже гордится.
      На другой день зовут его к генералу. Награда ждёт, Георгиевский крест за поимку злоумышленника. И хочет генерал самолично на грудь его приколоть.Уж коли такое геройство, то ремни не в счёт, о ремнях можно и забыть на день.
      А чёрт думает: "Всё, крышка! Влип! Сгорю под крестом, словно лучинка! Как бы убраться втихомолку, подобру-поздорову?"
      - Дозвольте, - говорит, - ваше высокоблагородие, отлучиться, портянки сменить. Хочется в свежих принять награду!
      Генерал поморщился, но делать нечего, отпустил.
      Завернул чёрт за угол да нос к носу с солдатом столкнулся.
      - Ах, братец! - возликовал чёрт. - Вот спасибо, не подвёл - минута в минуту! Сейчас тебя крестом угостят!
      Скинул амуницию и бежать со всех ног без оглядки. Про душу солдатскую и не вспомнил.
      А солдат получил от генерала награду и как ни в чём ни бывало службу несёт.
      И ремни на нём по форме - крест-накрест. И Георгий на груди. А главное - душа на месте.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2013