Александр Дорофеев. МАПАЧЕ
NEW-СКАЗКА

 

Александр Дорофеев
Мапаче

 

Уже в ту пору Земля была очень стара. Над ней сгорели четыре Солнца. Последнее умерло в один день. Никто такого не ожидал. Небо потонуло в океане, а люди превратились в рыб.
      Спаслись только Тата и Нене, укрывшись в дупле громадного дерева по имени Водяной Старик.
      О, этот старик ещё помнил времена самого первого Солнца, когда жили люди-гиганты. Много знал и пережил Водяной Старик.
      - Тата, надо бы зажечь пятое Солнце! - сказал он. - Иначе жизнь остановится.
      - Сейчас! - воскликнул юный Тата и полез было из дупла, сам не зная куда.
      Водяной Старик поскрипел, покряхтел всем стволом - от корней до макушки - и наконец прошелестел редкой листвой:
      - Вернись! У каждого на Земле своё дело. Ты и Нене должны продолжить человеческий род. А тот, кто зажжёт пятое Солнце, - погибнет.
      - Мы сделаем, уэй! - донеслось с верхних веток. - Мы, господин, готовы!
      К дуплу проворно спустились два существа. Длинноносый и длиннохвостый Мапаче - непоседливый весельчак. И опрятный, серьёзный мыслитель Техон, родом из барсуков.
      - Положитесь на нас, уважаемый уэй, - сказал Мапаче. - Как-нибудь зажжём, иначе - тоска смертная!
      - Будьте уверены, господин, - добавил Техон. - Только укажите дорогу!
      А путь лежал в царство Мрака. В северный край Миктлан, где правит смерть. Именно там следовало зажечь Солнце, преодолев ранее семь губительных стран.
      Мапаче был отважен. Техон рассудителен и благоразумен. Не мешкая, отправились они возжигать пятое Солнце. Надоели сумерки! Не может жить Земля без солнечного света.
      Водяной Старик выделил пару толстенных ветвей. Техон и Мапаче умело гребли лапами и рулили хвостами.
      Вскоре показалась гора Ицтепетль - швыряющая ножи. Острые каменные лезвия обрушились как ливень. Но ветви Водяного Старика перевернулись сами собой - Техон и Мапаче оказались под водой. Только слышали, как каменные ножи вонзаются в древесину. Невредимыми миновали гору Ицтепетль. Да сразу выплыли к реке Апонуая, где расплодились водяные шакалы. Мудрено было бы спастись от их клыков. Но каменные ножи, торчавшие из веток, как иглы дикобраза, не давали шакалам приблизиться. Они выли, рычали, стонали. Иные тонули от огорченья и бессилия.
      Чуть живые от страха, Мапаче и Техон оставили позади шакалью реку. И тут же рухнул на их головы непроницаемый туман страны Апочколока. Он превращал живые души в призраков.
      - Призракам не зажечь солнце!!! - воскликнул Мапаче. - Что же делать?!
      Техон заметил, что крик проделал в тумане небольшую нору.
      - Кричи и пой! - завопил, как мог, громко. - Пой и кричи! - И сам затянул во весь голос старинную барсучью песню, о любви и сочувствии.
      А Мапаче насвистывал что было сил. В тумане показались щёлочки, лазейки, тропинки и сквозинки, куда и устремились Техон и Мапаче.
      Они ещё пели и свистели, когда достигли страны Темиминалоян, где летали огненные стрелы. Совсем беспорядочно летали - то сверху, то слева, то справа, то сзади. Странно, что забывали летать спереди. Поэтому Техону и Мапаче надо было грести очень быстро, и уж они старались! Но всё же не раз возгорались их лапы, уши и носы. К счастью, воды хватало, чтобы затушить. Последняя огненная стрела ударила вдогонку прямо в хвост Мапаче - вспыхнул, как факел. С тех пор у каждого Мапаче хвост невероятной красоты, будто унизанный серебряными и янтарными браслетами.
      Теперь они угодили в страну Тепектли, где горы ударялись одна о другую. Это было чудовищно! Громады сталкивались, громыхая, как тысячи гроз. Одна рассыпалась на миллиарды осколков, а победительница уже подыскивала другую - вновь помериться силой.
      - Переждём, - сказал Техон, - пока расправятся друг с другом.
      - Это продлится три-четыре века, - возразил Мапаче. - Вперёд!
      Каким-то чудом проскользнули меж обломками гор. Хотя один, не слишком крупный, всё же стукнул Мапаче по затылку. "Хвост обгорел! - развеселился Мапаче. - На башке - шишка! Всё хорошо! Я жив и зажгу пятое Солнце!"
      Нахлынул ветер ледяных клинков. Пронизывал, протыкал от кончиков носов до кончиков хвостов. Жестокий ветер продувал насквозь, гудя и воя, будто в бамбуковых дудках. Лишь сердце колотилось и лапы гребли. Еле-еле, оглушённые, ослеплённые ветром выплыли из страны ледяных клинков - Ицтекаян.
      И осталась последняя перед Миктланом страна - Теоколькуалоя. Там обитали пожиратели сердец.
      - Не видно никого, - сказал Мапаче. - Может, объелись и спят?
      - Тише, - шепнул Техон. - Не чувствуешь? Хищники - внутри нас. Не тигры, не львы, не крокодилы… Это страх. И я не знаю, что с ним поделать. Боюсь, у меня уже сожрали полсердца…
      Мапаче прислушался к своему. Оно билось так сильно, что ни один хищник не мог подступиться. Отлетали, как мошки от большого тыквенного барабана.
      - Вернёмся к Водяному Старику, - предложил Техон. - Чем дальше, тем жутче!
      - Нет хуже и жутче дороги назад, когда не достигли цели, - вздохнул Мапаче.
      В тихой черноте прошла ночь. Или день? Как определить без Солнца? Наконец, Мапаче с Техоном приплыли к Миктлану - северному, мёртвому краю. Они сразу это поняли. Мрак непроглядный, который не с чем сравнить, - ни искорки, ни светлячка, ни бледного тумана. Беззвучный и бездвижный мрак! Было много веселее, когда что-то определённое угрожало - горы, ножи, шакалы. В краю Миктлан всё иначе. Тут всё одна угроза - страх, смерть, безумная огромная пустота.
      Однако Мапаче с Техоном нашли какой-то пригорок и вытащили ветви Водяного Старика, на которых так долго плыли. Из дерева торчали каменные ножи. Техон с Мапаче ударили ножом о нож и высекли искры. И хоть мокры были ветви, но занялись - разгорелся костёр. Впрочем, он не разгонял мрак. Напротив, тьма сгустилась. И в ней, невидимые, шевелились, подползали ближе-ближе пожиратели сердец. Не мог костёр совладать с ними.
      - Развеселим его! - воскликнул Мапаче. - Ты знаешь!
      - Знаю, - ответил Техон. - Но может, есть другой способ? Подумаем?
      - Кто первый?! - взмахнул хвостом Мапаче и уж хотел было прыгнуть, да Техон остановил.
      Вздохнул Техон, отряхнулся, пригладил шерсть, будто собираясь на праздник, и - бросился в костёр. Да как-то неловко, робко, так, что промахнулся и угодил не в пламя, а в угли, в пепел.
      И тотчас бледная Луна вспорхнула на небо. Серьёзная, задумчивая, опрятная, похожая на Техона.
      Мрак всколыхнулся и отпрянул, но стал ещё более злобным, нетерпимым, буквально скрежетал зубами и хрипел.
      - Время! - крикнул Мапаче и прыгнул точно в центр костра.
      Взметнулось пламя. И не такое уж высокое и сильное, но Луна поблекла, превратившись в прозрачное облачко, и полыхнуло, как долгий взрыв, Солнце. Пятое Солнце! Оно изгоняет тьму и светит до сих пор - пять тысяч с лишним лет.
      Хотя и ему вскоре придёт конец - сгорит, угаснет. Найдётся ли отважный Мапаче, чтобы зажечь новое?

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2004