Валентина Дёгтева. БУКА
NEW-СКАЗКА

 

Валентина Дёгтева
Бука

 

Каша

Мама поставила на плиту кашу, а рядом папу - чтобы каша не убежала. А возле папы Нинку - чтобы папа не убежал. А около Нинки посадила собаку Дуньку - чтобы все они куда-нибудь не убежали. А сама побежала быстренько ногти красить.
      Собака Дунька глядела на кашу в оба глаза, пока они у неё не слиплись. И тогда она на Нинку полностью положилась. Нинка зевала-зевала и на папу положилась. Папа от такой тяжести на диванчик положился - так и задремали все втроём, рядышком.
      А каша на радостях, что дело-то выгорело, вывалилась из кастрюли и на цыпочках засеменила в коридор. Дверь уже открыла, но тут заметила в углу мамины туфли на каблуках и решила примерить... Такие они были красивые. Только неудобные - с туфлями это частенько случается. Вот каша в них и расплескалась по всей лестнице.
      - Пфу ты! - фыркнула. - Ну я и размазня! Надо же было так влипнуть!
      На этот шмяк все сбежались - и папа, и Нинка, и Дунька. И мама: на одной руке ногти покрашены, на другой ещё нет.
      Папа бросился каше помогать, да только весь перемазался:
      - Как же это вас угораздило, уважаемая!
      - Как, как! - каша шипела от обиды. - Да если бы я сама на себе не поскользнулась, ни за что бы вы меня не поймали! Сейчас бы уже сидела в поезде. А туфли эти ваши я не брала, они сами прилипли! Ой-ой... хорошо, что я такая мягкотелая, а то бы вся переломалась.
      - В каком ещё поезде?! - возмутилась Нинка.
      - В каком, в каком! Уехала бы на Крайний Север, и там бы меня никто от снега не отличил, - булькнула каша. - Такой побег сорвался. Прощайте, белые просторы... Прощай, мечта всей жизни!
      - У кого побег, а у кого завтрак! - Нинка встала руки в боки. - Хотя чего уж там говорить, я эту манную, с комками, всегда недолюбливала. Я даже рада, что она убежала.
      - А я не рад, я голодный! - обиделся папа. - Вчера суп удрал, сегодня каша. Завтра сосиски побегут. В общем, кто за то, чтобы наконец позавтракать?
      "Я за!!!" - хотела крикнуть собака Дунька, но вместо этого тихонько зарычала.
      - Я против, - сказала Нинка. - С вареньем ещё кое-как, но с дамской сумочкой... А ещё к ней мамин плащ прилип! И шляпка!
      - Какой ещё плащ?! - каша сжалась в комок. - А, вот этот плащик... Сама не понимаю, как это получилось! Но не могу же я голой ехать в поезде.
      - Действительно, - папа почесал в затылке. - Голой не может. Простынет.
      - И я против, - неожиданно сказала мама. - Она мне нравится. Она в этом плаще так на нашу бухгалтершу похожа, на Софью Прокофьевну. И вообще, я её прекрасно понимаю - всю жизнь ничего не видеть кроме плиты! Я бы тоже сбежала.
      Мама подула на ногти.
      - Плащ, сумочку, шляпку пусть забирает. Они как раз недавно из моды вышли. А позавтракать можно бутербродами. В редких исключениях.
      - Ураааа! - завопила Нинка. Но тут из соседней квартиры высунулся сосед Кузюкин и говорит:
      - Я всё видел в замочную скважину. Хочу оказать помощь в задержании опасной преступницы! У меня отличный хук справа - в детстве боксом занимался. Как хукну, мало не покажется!
      Нинка дрожащую кашу собой загородила:
      - Хукайте кого-нибудь другого! Никакая это не преступница. Это наша тётя с Крайнего Севера. Мы её на поезд провожаем.
      - На поезд? А почему все в пижамах и в тапочках? - Кузюкин принюхался. - Подозрительно!
      - А вот такая уютная семейная обстановка! - мама поправила на каше шляпку. - Пойдемте, тётя! Осторожно, здесь ступенька...
      А Дунька снова зарычала - но уже на Кузюкина. Она его по-собачьи недолюбливала.
     
     
      После того как каша уехала на поезде, перечмокав всех на прощание, мама, папа, Нинка и Дунька долго махали ей вслед кто платком, кто хвостом.
      - А туфли-то, туфли оставила на платформе! - опомнилась Нинка.
      - Придётся их снова в угол поставить, для красоты, пока кто-нибудь не прихватит, - вздохнула мама. - Слушайте, а мы плиту-то выключили?!
      И мама побежала. А за ней папа побежал. А за ним Нинка побежала. А за ней Дунька медленно пошла пешочком - она прекрасно помнила, как выключила плиту, но ей бы всё равно никто не поверил.

 

Диван

Папа с мамой купили новый диван, а Нинке строго-настрого запретили на нём прыгать, пока он не станет старым. Но Нинка подумала, что эти родители вечно что-то недоговаривают. Ведь если на диване не прыгать, то он, пожалуй, никогда не состарится! Да и ничегошеньки ему не сделается, если она только подпрыгнет, а "придиваниваться" не будет... Ведь если хорошенько махать руками, можно взлететь под самый потолок и парить там хоть до обеда!
      Если только хорошенько... Если очень сильно... Если как следует...
      Махать-махать-махать руками!!!
      Ну, ещё чуть-чуть!
      Ну!!! Эх, не в этот раз.
      И дивану что-то сделалось. Диван печально взвизгнул: ХРЮ!!! А потом ещё добавил: КРЯ! И под конец издал страшный БЗЗЗЯК!
      Родители всегда учили Нинку говорить правду и только правду. Так она и сделала:
      - Папа и мама, - сказала Нинка, входя в кухню. - Только не волнуйтесь. Мама, допей кофе, папа, доешь бутерброд. Наш новый диван хрюкает, крякает и бзякает. Можете сами проверить.
      - Так я и знала, - мама всплеснула руками, - что этот продавец подложит нам свинью. Надо было брать тот, кремовый, с подушечками. Я ведь говорила!
      - Про свинью говорила, - согласился папа. - А про утку и вот этого, который... что он там делает?
      - Бзякает!! - подсказала Нинка.
      - Про этого не говорила. И как они их всех внутрь запихнули-то! Надо позвонить в магазин и попросить, чтобы они свой диван с начинкой обратно забрали.
      - Это точно! - кивнула мама. - Клопов из дивана и то можно вывести, а вот свинью!..
      Но в магазине сказали, что диван с удовольствием заберут, а свинью, утку и того, который бзякает, - ни за что:
      - По этому поводу звоните, пожалуйста, в зоопарк!
      А в зоопарке сказали, что свинью с уткой ещё куда-нибудь пристроят, а вот того, который бзякает... уж очень он подозрительный.
      - Сдайте его в секретную лабораторию, там разберутся!
      В секретной лаборатории сказали:
      - Выезжаем немедленно! Только это секрет. Никому ни слова!
     
     
      - Ну вот, дело улажено, - мама похлопала по дивану мухобойкой. - Эй вы, трое, вылезайте. Свинья с уткой налево. Тот, который бзякает, - направо. С тобой отдельный разговор!
      - И не надейтесь, - раздалось из дивана. - Мы вам того, который бзякает, не отдадим. Он, между прочим, наш друг.
      - Вот это новости, - сказал папа. - А как он хотя бы выглядит?
      - Неплохо для своих лет, - послышалось из дивана сдавленное кряканье.
      - А он кусачий? - не выдержала Нинка.
      - Ещё какой кусачий. Но своих не трогает, - хрюкнули из дивана. - И не стыдно вам? Даже не познакомились, а уже в секретную лабораторию сдаёте.
      - Может, у него душа добрая! И глаза с длинными пушистыми ресницами! - сердито добавила утка. А тот, который бзякает, тихонечко бзякнул в знак согласия.
      - Мы без него никуда не поедем!!!
      Папа только развёл руками. А мама вздохнула:
      - Действительно, как-то нехорошо получилось... Но что же теперь делать?
      В этот момент раздалось три звонка: один очень громкий - это пришли из магазина диванов, другой потише - это подоспели работники зоопарка, и третий, еле-еле слышный, - это на цыпочках подкрались учёные из секретной лаборатории.
      - А ну-ка отдавайте нам диван! - пробасили работники магазина. - Разберём его на досочки!
      - А ну-ка подавайте нам сюда утку и свинью! - застучали в дверь служащие зоопарка. - Мы уже запасли для них большую клетку!
      - А нам, пожалуйста, того, который бзякает, - раздался из замочной скважины тихий шёпот. - Мы его будем изучать...
      Диван мелко задрожал. Мама с папой испуганно переглянулись, а потом дружно посмотрели на Нинку. И Нинка поняла, что никто, кроме неё, не спасёт ситуацию. Она подошла к двери, собралась с духом и выпалила:
      - Мы передумали! Нам очень нравится этот диван вместе с начинкой. Так что все свободны. И вообще... нас нет дома! И адресом вы ошиблись! Вот!
      Работники магазина и зоопарка недовольно хмыкнули и спустились гуськом вниз по лестнице. Последними ушли прилипчивые учёные из секретной лаборатории - они ещё долго подглядывали в замочную скважину, пока Нинка не залепила её жвачкой.
      На радостях мама и папа принялись в обнимку прыгать на диване, а диван весело хрюкал, крякал и бзякал. И всем это страшно нравилось. Особенно размахивать руками и парить под самым потолком. Правда, с непривычки они всё равно придиванивались. Придиванивались до тех пор, пока не упали без сил на мягкие подушки и не заснули...
      Погружаясь в сон, Нинка тихонько прошептала тем, кто сидел внутри:
      - Эй! Вы ведь не расскажете маме, что это я сломала диван?
      - Какие вопросы! - весело хрюкнула свинья.
      - Своих не выдаём! - крякнула утка.
      А тот, который бзякает, конечно, бзякнул. Ласково так. Добрая он был душа и отличный друг.

 

Бука

Мама сказала, что если Нинка сейчас же не соберёт игрушки, то за ними придёт Бука. Сложит в мешок и унесёт всё-всё до последнего кубика к себе в лес. Только Нинка маму не послушала и побежала мультики смотреть - если игрушки каждый раз собирать, то этак и играть расхочется...
      На минутку отвлеклась-то всего - глядь, а Бука уже Нинкину лошадку на колёсиках в дверь проталкивает! Пыхтит, язык высунула: тяжёлая лошадка-то... На плечах мешок, доверху игрушками набит, и по карманам целый конструктор распихала. А в волосах нечёсаных крошечная куколка запуталась.
      У Нинки чуть косички дыбом не встали:
      - Это что же вы такое делаете, тётенька! Уже и оставить нельзя ни игрушечки! Зайчонка старого без хвоста и того прихватила! Отдайте! - и за хлястик пальто Буку цап.
      А Бука знай себе пыхтит, дело делает.
      - Не виновата я, - бурчит, - работа такая. Дед Мороз игрушки приносит, а я уношу. Будешь себя хорошо вести до Нового года, он тебе их обратно подарит.
      - Ну уж нет, мы так не договаривались! Оставьте хоть один маленький кубик! Хоть пирамидку!
      - Тебе мама про Буку рассказывала? Рассказывала. Ты игрушки не убрала? Не убрала. Всё по-честному. Так отцепись же от моего пальто, наконец! Оно у меня одно, и то ветхое! - рассердилась Бука и топнула лохматой ногой. А пальто тихонько затрещало.
      - Мамы ещё и не такое рассказывают! Что если в носу ковыряться, то палец застрянет, например. Но это же че-рес-чур! - и Нинка так дёрнула за хлястик, что раздался трррррррык... и ветхое Букино пальто расползлось по заднему шву. А из дырки показался голенький розовый хвостик.
      - Ой... простите, - Нинка смущённо шаркнула ножкой. - Я не хотела. Хорошенький хвостик.
      - Ну, это уже ЧЕРЕСЧУР, - Бука с размаху швырнула мешок на пол. - Что за работа - ни тебе уважения, ни тебе удовольствия, одни убытки! Идём к твоей маме и пусть только попробует не зашить! Нитка с иголкой есть у неё?
      - Есть, есть! - Нинка бегом понеслась на кухню. - Мамааааа! Тут к нам Бука пришла в дырявом пальто!.. А у неё хвост, а у неё хвост!
     
     
      - Не дёргайтесь, а то я пришью вам память, - сказала мама, латая пальто прямо на Буке.
      У Буки от страха глаза стали большие, как у совы. Но Нинка её успокоила:
      - Это только так говорится - "пришью память". Как и про палец в носу! Или про Буку... Присказка.
      - Ага, понятно. Присказка, - надулась Бука. - В таком случае я всю грязную посуду из раковины тоже забираю. И вон те носки на спинке стула. Мне в лесной избушке всё пригодится.
      - Какую такую посуду?! - покраснела мама.
      - Вон ту красивенькую, в цветочек. Вы что, из неё башню строите? - хмыкнула Бука. - До потолка?
      - У всех бывают тяжёлые дни, - мама поспешно заштопала дырку и бросилась к раковине. - Нина, зови сюда папу! Пусть скорее приберёт носки. И снимет с верёвки в ванной мою любимую кофточку! - добавила она шёпотом, чтобы Бука не услышала.
      А Бука уже развалилась на диванчике и, пока мама, папа и Нинка бегали по квартире с пылесосом и наводили полный порядок, задорно щёлкала пультом телевизора.
      - Ух ты! Хорошая штука! У меня в избушке нет такого. Вы его давно от пыли протирали?
      - Буквально сию секунду! - мама в прыжке смахнула с телевизора, а заодно и с микроволновки, облачко пыли. А папе почему-то вдруг ужасно захотелось почистить плиту. Нинка тем временем зонтиком выцарапывала из-под дивана тапочки... Собака Дунька торопливо хрустела зарытыми под ковром сухариками.
      - Так-то лучше будет! - хихикнула Бука. - У деда Мороза, конечно, и шуба крепче, и детишки его любят... Но нет ничего приятнее, чем смотреть, как другие наводят порядок. Хорошая у меня работа! Душевная.
      Она вразвалочку прошлась по квартире, проверила пальцем, чистые ли подоконники, пересчитала рассаженные по полкам игрушки.
      - А где зайчонок без хвоста?
      Нинка развела руками:
      - Зайчонок - это подарок.
      - Мне?! - поперхнулась Бука.
      - Ну да. Я подумала, что Буке в этой лесной избушке, должно быть, страшно одиноко. А он уже такой старый, что ему лучше жить на природе.
      - Хорошая у меня работа... - икнула Бука, убирая зайца в нагрудный карман. - Душевная! Ему у меня хорошо будет. Я его на печку посажу, на самое видное место... Хотя нет, на печке у меня страшный беспорядок... И в сундуках бардак... Даже в валенках такое безобразие творится - стыдно сказать! Вся в работе, на хозяйство ни минутки. БЯКИ на меня нет, вот что!
      С этими словами Бука скрылась за дверью и, оседлав перила, поехала прочь, - долго ещё на лестнице отдавался эхом её басовитый хохот, а мама находила на ковре густую бучачью шерсть и нитки обветшалого пальто.

 

Художник Анастасия Холодилова

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2012