Надежда Белякова. СКВОЗНЯЧОК
NEW-СКАЗКА

 

Надежда Белякова
Сквознячок

 

Сквознячок любил летать по ночному городу, бегать по опустевшим улочкам, раскачиваться на ветвях деревьев, кувыркаться по крышам домов, зная, что не услышит брошенное в его сторону: "Ап-чхи! Фу! Сквозняк!"
      Но не только ради своих мальчишеских шалостей бродил он по городу - были у него и важные дела, с которыми никто другой не справился бы лучше.
      Как только Сквознячок слышал доносящийся откуда-нибудь детский плач, он сразу же устремлялся туда. Найдя дом, где, не желая засыпать, капризничал ребёнок, он незаметно влетал в форточку и напевал ему чудесные колыбельные, - так тихо, что слышать их мог только сам малыш. И самый отчаянный бузотёр засыпал сладким сном.
      Сквознячок знал множество колыбельных. Некоторые их них он находил в старинных книгах. А некоторые сочинял на досуге Библиотекарь городской библиотеки, в которой Сквознячок проводил почти всё своё время. Но он был не просто завсегдатаем библиотеки - он был занят там делом важным и серьёзным. Он был просто незаменим в кропотливой работе, требующей терпения, ловкости и сноровки, - работе над восстановлением потрёпанных временем и нерадивыми читателями старинных книг. Книги эти подклеивали, латали, заменяя переплёты и форзацы, сам Библиотекарь и его внучка. Но даже ловкие пальцы девочки не справлялись с этой тонкой работой, а Сквознячок своим лёгким дыханием мог поддерживать хрупкую израненную страничку сколько угодно, в то время как Библиотекарь и его внучка, вооружившись скальпелями, кисточками и клеем, спасали книгу или рукопись. Где надо, Сквознячок тщательно просушивал вклеенные взамен утраченных страницы. Нет, без Сквознячка спасти некоторые книги было бы просто невозможно: подчас даже самое бережное прикосновение к ветхим страницам приводило к их полному разрушению.
      Как-то раз, закончив работу, Сквознячок попрощался с друзьями и отправился полетать по городу, проветриться немного. Неожиданно слух его поразил совсем не детский плач. Горестный, в котором слышался и скрип и скрежет, он далеко разносился в ночной тишине. Сквознячок рванулся туда, откуда слышалось рыдание.
      То, что он увидел, поразило его. Посреди городской площади горько рыдала старая тюремная башня. Она плакала так, что каменная кладка скрежетала и крыша съезжала то на одну, то на другую сторону. Скрипели флюгера и чугунные засовы, дребезжали решётки, и даже башенки, главное её украшение, содрогались от рыданий.

      Когда-то наводившая страх своим видом, башня стояла заброшенной уже лет триста. Одна в спящем городе, она плакала, как маленькая беззащитная старушка.
      - Кто тебя обидел? Что случилось? - спросил Сквознячок, подлетая поближе.
      - Ах, это ты, Сквознячок… Я так несчастна! Я плачу оттого, что в нашем тихом уютном городе люди живут в соседстве, друг у друга на виду. И потому давным-давно перевелись у нас злодеи. Вора и того днём с огнём не сыщешь! - заливаясь слезами, ответила Башня.
      - По-моему, этому можно только радоваться, - сказал Сквознячок и, успокоенный, хотел было улететь. Однако Башня продолжала:
      - Я тоже хотела бы радоваться этому, но… я стала никому не нужна.
      - Что значит не нужна? Кто тебе это сказал?
      - Правитель города. Прошлым утром на этой самой площади он во всеуслышание объявил, что меня нужно снести. Прочитал горожанам указ о моём уничтожении прямо здесь, стоя в тени моих древних стен!
      - Указ? - удивился Сквознячок, начиная догадываться, что дело серьёзно.
      - Указ о том, что он, Правитель, повелевает снести меня следующим утром, потому что считает, что я старая рухлядь, уродующая своим видом прекрасное лицо города. Так и сказал. А ведь я не старая, я - старинная! Посмотри, как добротна моя каменная кладка, как изысканны мои башенки! А главное, я как никто другой была предана ему, почитала его ораторский талант! Всякий раз, когда в полдень, сверкая орденами и волоча за собой роскошную мантию, он выходил на площадь, чтобы прочитать собственноручно отобранные, а чаще всего им же и сочинённые новости на неделю вперёд, я бережно укрывала его от слепящего солнца щедрой тенью, падавшей от моих стен. Тень моя стелилась ковром к его ногам. Ах! Как любила я слушать его дивный баритон! О! Жестокая неблагодарность! - и Башня вновь сотряслась от рыданий.
      - Что правда, то правда! - согласился Сквознячок. - Ты чуть ли не единственная в городе, кому нравилось слушать, как Правитель читает свои указы и самодельные новости. Всем изрядно надоело, что он среди бела дня отвлекает людей от дел и заставляет слушать его, этого актёра-неудачника. А чтобы слушали его одного, ничего умнее не придумал, как строжайше запретить печатание и хождение настоящих газет. Видимо, решил, что правитель - это что-то вроде главной роли, а город - его собственный театр.
      - Смотри, светает! Ах! Скоро меня сломают и взамен былого величия останется только груда камней, - Башня тяжело вздохнула.
      - Я помогу тебе! - воскликнул Сквознячок. - Пока ещё не знаю как, но я спасу тебя! Обязательно спасу!
      - Ты такой маленький! Ты сквознячок, ты даже не сквозняк! - роняя слёзы, промолвила Башня.
      - Подожди! Не плачь! Я что-нибудь придумаю!
      - Что ты можешь придумать? Разве что сказку. Но какой бы чудесной она ни была, ей не спасти меня от разрушения…
      - Сказка! - подхватил Сквознячок. - Конечно, сказка! Только сказка тебя спасёт!
      - Ап-чхи! Ап-чхи! Не такой уж ты и слабенький, Сквознячок! Но - ап-чхи! - слишком усердный труд в библиотеке, похоже, не пошёл тебе на пользу. Это же надо такое выдумать: сказка может меня спасти! - Башня хотела ещё что-то добавить, но увидела появившихся на площади рабочих. Вооружённые ломами и лопатами, они направлялись прямо к ней.
      - О-о-о! - в страхе задрожала Башня.
      - Хватит ныть! Вот увидишь, всё будет отлично! - и, подлетев к приближающимся рабочим, Сквознячок завыл что было мочи.
      - Я мятежный дух Франкенштейна! - гудел он в ухо то одному, то другому. - Я кровожадный Джек-потрошитель! Кто смеет лишать меня моего вечного пристанища?! Я, призрак Синей Бороды, предупреждаю каждого, кто посмеет нанести вред этим стенам, что переселюсь в его дом. И уж тогда забудьте о покое!
      Перепуганные рабочие разбежались, побросав инструменты.
      А Сквознячок так разошёлся, что не мог остановиться. Осмелев, он влетел в дом самого Правителя. И, улюлюкая и дурачась, принялся выкрикивать на разные голоса:
      - Слушай, глупец, издавший самый дурацкий из всех возможных указов! Ты приказал уничтожить тюремную башню, не зная, что она - пристанище множества неприкаянных душ живших когда-то злодеев. Разрушишь башню, и мы переселимся в твою спальню. Берегись!
      Разбуженный Правитель поначалу решил, что это страшный сон. Но убедившись, что это явь, вскочил и бросился сочинять новый указ.

      В полдень у стен старой башни Правитель в торжественном облачении читал горожанам новый указ:
      - Старая тюремная башня объявляется исторической достопримечательностью. С этого дня она находится под охраной нашего города.
      Слухи о призраках, которые будто бы бросились на защиту старинных стен, мгновенно разнеслись по городу.
      Башня была счастлива. В благодарность за чудесное спасение она упросила Сквознячка поселиться в её стенах и время от времени покрикивать истошным голосом, чтобы больше уж никому не пришло в голову разрушать её. И Сквознячок старался! Увидеть таинственную Башню и её мрачные казематы, полные духов, спешили толпы туристов со всех концов света. Зловеще скрипя, сами собой открывались перед ними тяжёлые двери. Гремели решётки на окнах. То тут, то там раздавались таинственные голоса, предсказывающие судьбу. Не прошло и месяца, как за Башней утвердилась слава пророчицы. Выставленный у входа бочонок с надписью "Пожертвуйте на ремонт исторической достопримечательности" быстро наполнялся до краёв. Башня гордилась тем, что тень её древних стен Правитель предпочёл прочим строениям города и по-прежнему ежедневно приходит сюда.
      Шли годы, и характер Башни становился всё несноснее. Память о прежней опасности постепенно утихла; неожиданно нахлынувшая слава затмила былую благодарность к спасшему её Сквознячку. Башня стал мнить себя великой знаменитостью, гордостью города, из милости пригревшей его у себя. Ссоры между ними возникали всё чаще: Башня спорила по любому поводу, то и дело из-за совершенной ерунды разгорались перебранки.
      Как-то солнечным утром, вернувшись из библиотеки, Сквознячок стал рассказывать Башне о своей работе.
      - Подумаешь! - не дослушав, фыркнула та. - Сидеть до глубокой ночи, подклеивать пропахшие пылью полуистлевшие страницы…
      - Как ты не понимаешь?! Мы дарим людям сказку! - попытался объяснить ей Сквознячок.
      - Дарите сказку? Это я, старинная Башня… не без твоей, конечно, помощи - это мы с тобой дарим людям сказку! Посмотри, сколько людей приезжает сюда! Вот что значит дарить людям сказку!
      - Глупая гордячка! - взорвался Сквознячок. - Да ведь это обыкновенный обман, и я решился на него только чтобы спасти тебя. Если бы ты знала, как противно мне дурачить людей! Как я устал греметь тяжёлыми кандалами и ржавыми решётками, открывать и закрывать двери твоих казематов! А ты, похоже, и сама поверила в эту белиберду и мнимое величие твоего обожаемого Правителя, этого несносного болтуна!
      - Да как ты смеешь непочтительно отзываться о нашем Правителе! За такое вольнодумство тебя надо бы отправить в тюрьму!
      - Да ведь ты и есть тюрьма! - рассмеялся Сквознячок. - И мне, живущему в твоих стенах, бояться нечего. Впрочем, пора на свободу!
      - На свободу? - забеспокоилась Башня. - Уж не хочешь ли ты сказать, что собираешься покинуть меня?
      - Библиотекарь сказал, что я давно заслужил отдых и могу отправиться на каникулы!
      - На каникулы? - не на шутку встревожилась Башня. - Куда же ты поедешь? Да и что в них хорошего? Вот я уже триста лет на каникулах и не нахожу в них ничего, кроме скуки. Да и какие у тебя могут быть каникулы? На каникулы отправляются с друзьями к морю или к бабушке в деревню. А тебя кто ждёт? Кому ты нужен, сквозняк безродный?!
      - А я скучать не буду! - заявил Сквознячок и, подлетев к краю парапета, громко крикнул куда-то вдаль: - Братцы мои! Северный, Южный, Западный и Восточный ветры! Прилетайте скорее, посмотрите, как я вырос и окреп! Я хочу полетать вместе с вами и повидать мир!
      - Эй! Не так громко! - прикрикнула на него Башня. - Видишь, внизу появился Правитель. Он начинает читать свои новости. Не мешай мне слушать его.
      И в самом деле, Правитель, откашлявшись, принялся поудобнее раскладывать листки, на которых его же рукой были написаны новости на день вперёд. Но не успел он произнести "Новостей сегодня нет и не предвидится! И это лучшая новость…", как в город одновременно с четырёх сторон ворвались ветры - старшие братья Сквознячка. Они откликнулись на зов младшего брата.
      Сметая всё вокруг, братья подхватили Сквознячка, и он полетел вместе с ними высоко-высоко. И, увлечённый полётом, не заметил, как ветром вырвало из рук Правителя листки и как сам он, побарахтавшись в воздухе, шлёпнулся посреди площади.
      "Так опозорить Правителя в глазах горожан… да что там опозорить… это покушение, не иначе…" - шептались между собой министры. И как только Правитель пришёл в себя, первое, что он сделал, - издал указ, гласивший: "Все без исключения ветры высылаются на все четыре стороны в 24 часа, так как являются государственными преступниками. Также караются законом все виды надувательства, раздувание пожаров, страстей и даже ветер в голове. Нарушителям и их укрывателям грозит арест".
      Город был потрясён этим нелепым указом. Больше всех опечалились моряки: как выходить рыбачить, если ветер не будет дуть в паруса? Растерялся и мельник: как молоть зерно, если ветер не будет толкать крылья мельницы? Волновались хозяйки: как стирать, если бельё в безветренную погоду не будет как следует сохнуть?
      - Как кораблики пускать? Как запускать воздушного змея? - хныкала детвора.
      Расстроен был и Библиотекарь - ведь работа по восстановлению ветхих книг и рукописей невозможна без Сквознячка.
      - Ничего, - стараясь казаться беззаботной, утешала его внучка, - пусть Сквознячок повидает мир! А мы будем работать тщательнее и со временем научимся справляться без него… Но как нам будет не хватать нашего весёлого дружка…
      Остаток того злополучного дня они провели молча, допивая остывший чай.
      Так в унынии прошла неделя, другая. И потянулась череда тусклых дней. По вечерам в городе слышался детский плач - ведь теперь некому было петь малышам колыбельные. Но однажды радостный и бесшабашный Сквознячок как ни в чём не бывало влетел в окно библиотеки. Комната наполнилась запахом цветов, фруктов и почти забытой свежестью вечернего летнего ветерка.
      - А вот и я! - воскликнул Сквознячок. - Принёс вам ароматы дальних стран. О, сколько чудесного повидал я на каникулах!
      Невозможно описать, как все трое обрадовались встрече. Однако друзьям пришлось рассказать Сквознячку о том, что произошло в его отсутствие. Тот был очень огорчён, узнав, что должен покинуть любимый город.
      Оставаться жить под крышей Башни было опасно - в любой момент могла нагрянуть стража и арестовать Сквознячка. Библиотекарь с внучкой стали думать, где бы спрятать друга. Но Сквознячку не хотелось подвергать их опасности - ведь в указе было сказано, что тот, кто предоставит убежище ветрам, сквознякам, ветеркам и малейшим дуновениям, также будет считаться преступником. Неосторожно задев штору или хлопнув форточкой, можно было легко себя выдать.
      - Надо бежать, - убеждал Сквознячок друзей. - Улетим туда, где вольно дуют ветры, и сможем спокойно продолжить работу.
      - Но как? Куда? - спрашивала девочка.

      - Друзья мои! Долой уныние! - подумав, провозгласил наконец Библиотекарь. - Сквознячок только что вернулся с каникул - не пора ли и нам немного отдохнуть? А Свознячок, повидавший мир, будет нашим проводником в предстоящем путешествии. Раз уж мы не в состоянии ничего изменить к лучшему, попробуем переждать плохие времена. В путь, друзья мои!
      - Ура! Все на каникулы! - и Сквознячок и девочка запрыгали от радости.
      - Берём только самое необходимое, едем налегке, - подбадривал друзей Библиотекарь. - Думаю, каникулы будут непродолжительными, потому что Зло и Глупость - а только эти две музы могли вдохновить нашего Правителя на написание указа, - так вот, единственное их положительное свойство, поверьте мне, что они не долгожители. Одно плохо: часто приходят на смену друг другу и поэтому кажутся бесконечными.
      Собрав все свои силы, Сквознячок поднял на плечи Библиотекаря и девочку и понёс их над опустевшим вечерним городом.
      На окраине они увидели старый ветхий домик. В окошке горел свет, а внутри плакал ребёнок. Опустив друзей на землю, Сквознячок юркнул в полуоткрытое окно и спел ребёнку одну из лучших своих колыбельных.
      Увидев, как сладко заснул малыш, друзья не сговариваясь решили, что не могут покинуть город, - несмотря на грозящую им опасность, они должны вернуться. Именно теперь, когда город стал таким печальным, он особенно нуждается в их сказках и колыбельных. И ещё они поняли, что не в силах оставить любимую работу в библиотеке.
      Тревога за судьбу библиотеки оказалась не напрасной. Вскоре после ухода хозяев её посетили непрошеные гости.
      Это было семейство известного пройдохи Крыса. Ничем особенным он не отличался - если не считать утончённого вкуса: он любил книги. Любил в самом прямом, а не переносном смысле. Кожаные переплёты с их особым, едва уловимым запахом клея казались ему изысканным блюдом, а библиотека - чем-то вроде огромного роскошного ресторана. Лакомиться книгами он приучил и всё своё семейство - супругу и сыновей. Обнаружив, что библиотека опустела, Крыс пришёл в радостное возбуждение.
      Сердобольная мамаша Крыса отправилась посмотреть, какую посуду оставили хозяева после своего ухода. И осталась довольна. "Наконец-то я смогу привить малышам хорошие манеры", - думала она, расставляя столовые приборы так, как это делали в приличных домах, куда по недосмотру хозяев ей иногда удавалось пробраться.
      Тем временем папаша Крыс с пристрастием гурмана обнюхивал переплёты, выбирая самые вкусные тома для предстоящего ужина, - ведь он хотел отпраздновать новоселье.

      Когда всё было готово, семейство, усевшись поудобней прямо на столе и изображая хорошие манеры, приступило к ужину.
      - Наконец-то библиотека наша! - торжественно объявил папаша Крыс.
      - Наша, наша! - радостно подхватили дети и супруга.
      Чокнувшись шампанским, припасённым Библиотекарем к Новому году, родители принялись объяснять крысятам, как, согласно этикету, следует обращаться с ножом и вилкой. Непослушные тарелки то и дело выскальзывали из лапок, и это при том, что на каждой лежало по старинному фолианту. Толстые переплёты источали аппетитный аромат. А пахучий клей, которым щедро проклеены корешки и форзацы книг!.. Вот истинный деликатес в мире гурманов-крыс!
      Желая выбрать местечко повкуснее, младший крысёнок стал перелистывать страницы, но засмотрелся на цветную картинку. Растроганный папаша сразу понял, что сын нуждается в совете.
      - Выбирай лакомые кусочки, малыш!
      - Это какие, папа? - пискнул крысёнок.
      - Это те, мой милый, где добро побеждает зло. Где добрые и мудрые сильнее злых и жестоких. Так что не забывай читать во время еды! Это очень полезно! А то, что мы не сгрызём, пусть читают люди!
      - Значит, - переспросил крысёнок, - люди будут читать только те сказки, в которых побеждают злые и бессердечные?
      - Конечно! Для этого мы и здесь! В этом наша будущая победа, - объяснил Крыс.
      Крысёнок был удивлён таким ответом.
      - Папа, но ведь тогда люди будут думать, что такими и следует быть. Они станут злыми и жестокими. Каким же страшным станет мир вокруг нас!
      - Ха-ха! - рассмеялся папаша. - Не бойся, малыш. Ты ещё не знаешь жизни. Всё как раз наоборот! Читающий такие книги вырастет с убеждением, что зло непобедимо. И станет считать зло и несправедливость неизбежными в своей жизни. Станет неспособен защищать свою жизнь, своих близких, станет жалким и беспомощным. А это значит, что…
      - Мы победим! Ура! Ура! Ура! - радостно подхватила остальные.
      - Приближая нашу победу, - заключил папаша Крыс, - не будем терять времени!
      С этими словами он, а следом за ним и всё семейство подвязали салфетки. Папаша Крыс взял старинную книгу и, открыв наугад, прочитал: "Принц был мужественным и справедливым воином, защитником обиженных и слабых…"
      - Вот что следует сгрызать без остатка! - пояснил он, вырывая страницу и деля её на четыре части, - по кусочку каждому. - Жуйте! Жуйте тщательно!
      Мамаша Крыса открыла другую книгу и прочла: "Злая ведьма, сверкая огненно-красными глазами, подмигнула лешему. Из-под её век взметнулись испепеляющие молнии, поразившие всё вокруг…"
      - Что ж, - подумав, сказала она, - это вполне пошловато. Следует сохранить. Пусть люди читают!
      Крыс-отец согласился с супругой и посоветовал ей для питания и воспитания детей выбрать что-нибудь назидательное, поучительное и доброе.
      - Вот, например: "…её доброе сердце…", - и, не дочитав, он вырвал лист и положил его на тарелку перед розовым носом сына. - Не оставлять ни кусочка! Жуй, жуй, малыш!
      Это было последнее, что он успел сказать, потому что дверь библиотеки резко распахнулась и на пороге появился Библиотекарь. Он был в гневе. Рядом с ним стояла его внучка, а над нею витал Сквознячок. Незаменимый в дороге зонтик очень кстати оказался в руках Библиотекаря. Ловко орудуя им, он вместе с друзьями бросился на защиту библиотеки. Бой был стремительным и успешным. Крысы бежали.

      Но радость победы была омрачена картиной страшного разорения. При виде израненных книг девочка не в силах была сдержать слёзы. Прижимая к груди книгу, которую так нещадно терзал Крыс ещё несколько минут назад, она сказала:
      - Это была моя любимая книга! А теперь… посмотри, дедушка, добрые и мудрые сказки превратились в злобную белиберду!
      - Мы восстановим недостающие места, - успокаивал её дедушка. - Книги вернутся к нам и будут жить среди нас прежней жизнью.
      И, желая поскорее утешить внучку, Библиотекарь решительно направился к шкафу, где хранился собственноручно сваренный клей и необходимые для работы инструменты. Следом за ним и Сквознячок радостно приступил к работе, по которой так соскучился за время скитания. Девочка перестала плакать и принялась за уборку, торопясь уничтожить следы крысиного погрома.
      Много дней и ночей, стараясь быть незамеченными, продолжали они своё дело. Как только темнело, высоко-высоко над городом, над деревьями и крышами домов появлялся Сквознячок, напевающий новые колыбельные детям. От этой ежедневной работы он так окреп и возмужал, что вряд ли кто-нибудь смог бы узнать в нём прежнего робкого Сквознячка. Он почувствовал в себе силу смелого вольного ветра. Порой ему даже приходилось сдерживать себя, потому что выросшая в нём сила стремилась вырваться на свободу. Теперь он был единственным ветром в городе.
      Однажды, пролетая над площадью, Сквознячок услышал в ночной тишине знакомое ворчание:
      - Опять скрипит моя лестница, опять болят мои кирпичики… О, как ломит мою крышу!
      Это выросший Сквознячок нечаянно задел старую Башню.
      - Кто это там не даёт мне покоя?! - скрипела Башня от крыши до фундамента. - Признаться, она была даже рада: было о чём поворчать теперь, с кем поссориться, а значит, пообщаться. Никому не нужная, она грустила ещё и оттого, что некого ей было больше охранять, нечем заняться, да и туристы с исчезновением Сквознячка появлялись всё реже, а потом и вовсе перестали приезжать.
      Башня зажгла старый фонарь, что давно без дела висел у входа, и увидела Сквознячка, летящего над спящим городом.
      - Стража! Сюда! Здесь ветер! - закричала она. - Ловите, ловите его! Ветер! Настоящий ветер! Ловите преступника!
      Появившиеся тотчас же стражники выпустили в Сквознячка множество стрел. А он в ответ стал громко петь им колыбельную. На шум выбежал Правитель города.
      - Всех арестовать! Всех! Всех! - кричал он.

      Сквознячок, ставший сильным вольным Ветром, запел ещё громче, стараясь усыпить ретивую стражу. Стражники вдруг почувствовали, что слабеют, и прямо на глазах один за другим сладко уснули. На шум из окон спящего города выглядывали жители. Они ликовали, приветствуя появление в городе вольного Ветра.
      А Правителя Ветер поднял над городом и понёс далеко-далеко. В пути его встретили родные братья ветры. Они подхватили Правителя, и с тех пор никто его больше не видел. Может быть, и по сей день летает он где-то над чужими странами.
      Башня была единственной, кого опечалило исчезновение Правителя. Видя, как уносит его всё выше и выше, она кричала вслед:
      - Вернись, дорогой! Как мне жить без твоих прекрасных новостей!
      И, пытаясь дотянуться до него, Башня подпрыгнула. В тот же миг стены её покрылись трещинами. Они росли и расширялись на глазах у изумлённых горожан, пока грудой камней Башня не рухнула наконец на площадь.

      Сквознячок вернулся в город, передав Правителя всем четырём ветрам. Увидев, что осталось от гордячки Башни, он загрустил, - ведь он один знал, как была беззащитна эта несуразная взбалмошная капризница. И, витая над руинами среди шумного веселья горожан, он заплакал.
      - Капель! Капель! Весенняя капель! - радовались горожане. - Свежий ветер принёс весну в наш город!
      Его слёзы, упав на то место, где раньше стояла Башня, пробудили к жизни первые подснежники. А вскоре и весна пришла в город.
      Обо всём этом и о других новостях, время от времени происходящих в городе, можно узнать из газет. С тех пор их свободно печатают в городе. Некоторые из них я и сам с любопытством перелистываю, сидя всё в той же городской библиотеке.

 

Рисунки автора

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2011