Владислав Бахревский. МУРАВЕЙКА
ЛЯГУШАТНИК

 

Владислав Бахревский
Муравейка

 

1

Было так ласково. Муравейка благодарно приник к муравью-нянюшке, вышел из куколки и тоже стал муравьём. А если ты муравей, принимайся за работу.
      В зале куколок стояла душная жара. Нянюшки отворяли ходы к воздуху.
      Муравейка ухватил сосновую иглу. Сгоряча большую. Потянул - сил хватило! - поддалась. Потащил тесным продыхом на вершину муравейника.
      Вернулся за новой иголкой - нянюшки переносят куколок ближе к свежему воздуху.
      Пахло травой, сосной, утром.
      Муравейка подхватил куколку, тёплую, нежную, и решил свою судьбу.
      - Я - нянюшка!
      Пока носили куколок, в зале стало свежо.
      - Солнценосы! Где солнценосы? - встревожились нянюшки.
      Мимо Муравейки строем прошли тёмно-рыжие муравьи. Он за ними.
      На вершине муравейника солнценосы сошлись в тесную кучу и замерли.
      Муравейка был счастлив. Он среди своих, среди родных, едино со всеми делает нужное дело. И тут Муравейке стало горячо. Лучи солнца накалили панцирь. Муравейка пришёл в отчаянье: ещё минуточка, и он сгорит. Но муравьи вдруг разом устремились в самый широкий продых, ведущий в зал куколок.
      Нянюшки затворили ходы, и тепло солнценосов согрело воздух. Всем было уж очень хорошо, и Муравейка твёрдо решил:
      - Я - муравей-солнценос!
      А муравьи, согревшие куколок, построились и пошли на обед.
      И тут Муравейка вспомнил: он ведь с самого рождения ничего не ел!

 

2

      В зале, куда пришли солнценосы, стояли муравьи-бочки. У этих муравьёв были огромные зобы. Пахло мёдом, цветами и чем-то очень хорошим, своим.
      Солнценосы подходили к муравьям-бочкам и брали нектар. Муравейка тоже подошёл, но взял из капельки искорку.
      - Тебе работать, ешь досыта! - строго сказал Муравейке командир солнценосов.
      - Но муравьёв так много! - осмелился возразить Муравейка.
      - Одной бочки хватает на целый месяц ста муравьям! - Командир не рассердился, ему нравился Муравейка: совсем молоденький, а заботится обо всём муравейнике.
      Муравейка задумался: быть муравьём-бочкой - служба благородная.
      - Это самые терпеливые работники, - сказал командир уважительно. - Никто из них ни единой капли не съест из бочки. Целый месяц держат суровый пост.
      - Будь муравьём-бочкой! - приказал себе Муравейка.
      И насторожился. Странные звуки раздавались совсем близко.
      - Слышите? - спросил командира Муравейка. - Кто-то грызёт наш муравейник.
      - Мельники трудятся. Загляни в соседнюю залу.
      Муравейка заглянул.
      Зал огромный. Муравьёв множество, и все заняты одним делом: перетирают челюстями зёрна, сухие травы, коренья. Мука горой от пола до купола.
      - Вот оно, настоящее дело муравья! - осенило Муравейку.
      Принялся искать место.
      И тут его ожгло жестоким запахом беды. Муравьи-мельники всколыхнулись, потекли колоннами по разным ходам. Муравейка догадался: на муравейник напали враги.
      Раздумывать было некогда: помчался сразиться. Неведомо с кем - лишь бы защитить муравейник.
      Он бежал по чёрному ходу. И вдруг выпал из дома-крепости на траву.
      Усы выставил, лапками вцепился в землю!
      А кругом - Белый Свет и Зелёный Мир.
      Муравейник вершиной уходит в небо. За муравейником - сосна. Каких высот достигает сосна - умом не объять! Зелёная шапка загораживала солнце.
      А воевать не с кем. От муравейника раскатываются во все стороны волны радостного запаха: работайте! живите! Шишка упала - вот и вся напасть.
      Муравейка видел: солдаты, кольцом оцепившие муравейник, уходят. У всех огромные головы, челюсти - ужасные.
      - Работать! Работать! - спохватился Муравейка, но стоял на месте. Нянюшкой быть прекрасно, солнценосом - прекрасно, муравьем-бочкой - трудно, да ведь замечательно, а уж мельником и солдатом…
      Ничего не успел решить. Его уже коснулись усы. Перед ним стоял муравей, и Муравейка уже всё знал о собрате. Усы рассказали.
      Муравей-добытчик нёс в муравейник паука. Паук в свою паутину поймал земляную пчелу, кузнечика, множество малых насекомых: осий, наездников, блестянок.
      - Спеши, ты принесёшь богатую добычу!
      - Как мне найти паутину? - спросил Муравейка.
      - Дорогу я пометил. Касался травы и земли моим брюшком.
      - А чем пахнет твоя дорога?
      Добытчик удивился:
      - Муравьиная дорога пахнет муравьями.
      Они расстались, и Муравейка сказал себе:
      - Всё решилось само собой. Я - муравей-добытчик.

 

3

      Он шёл муравьиной дорогой по зелёному миру, по белому свету. Дорога вывела из густой травы на песок, поросший хвощами. Всюду стояли сосны, только маленькие, много меньше муравейника. Муравейка засмотрелся на сосны, и тут его усов коснулись усищи.
      Огромный солдат-муравей просил у Муравейки помощи. Чёрные маленькие муравьи угнали из стада лучших тлей!
      - Я бегу на подмогу пастухам. Чёрные муравьи ходят колоннами, их великое множество, но мы накажем разбойников, отобьём наших сладких коровок. А ты, брат мой, постереги стадо, заодно медку отведай.
      Тля паслась на траве, на высоких стеблях. Муравейка одну облизал. Сытно, сладко, сил прибыло. Но что надо делать, когда работаешь пастухом? Обежал вокруг стада. Всё спокойно. Ещё раз обежал. Ещё! Ещё! И придумал. За стадом надо смотреть с высокого стебля.
      А это что такое? Совсем рядом шевелилась и поднималась земля. Неведомое пробивается к солнцу.
      Муравейка забежал на растущий бугорок и не прогадал. Его поднимала к небу какая-то сила.
      Посмотрел вокруг, а это высыпали под сосенками златоголовые маслята, Муравейка сидел на шляпке гриба! Маслёнок рос, рос, и чем выше, тем дальше было видно.
      Вот оно, стадо тлей. А это пчёлы, они садятся на цветы и улетают с нектаром. От львиного зева на земле солнечно. Синий ленок - капельками неба, от багряной липучки пахнет мёдом.
      Стрекоза крыльями протрещала. Прозрачные крылья сверкают, стрекозы разносят солнечный свет, как муравьи-солнценосы тепло.
      И тут на край шляпки села прекрасная бабочка парусник. Накрыла грибок крыльями. Муравейка поднялся на задних лапках, чтоб коснуться усиками чуда, но бабочка улетела; зато на ветку сосны, совсем рядом с маслёнком, опустилась другая бабочка. Пяденица. Пяденица на иглах хвои принялась откладывать яйца. Будет много удивительных бабочек.
      И тут Муравейка разглядел вдали большое движение. Пожалел, что не солдат, челюсти совсем не грозные. Но в бою главное не робеть.

 

4

      Муравейка перешёл на край гриба, изготовился к сражению. И - разглядел! Муравьи-пастухи гнали стадо тлей.
      Старший пастух остался доволен службой Муравейки.
      - Ты смотрел за стадом с высоты гриба. Твоя сообразительность полезная, а потому назначаю тебя командиром отряда. Двадцать муравьёв возьмут по одной тле. Отнесёте стражам нашей границы.
      У муравьёв всё так быстро. Отобрали самых тучных тлей и - в поход. Гнать было бы долго, несли сладких коровок на себе.
      Муравьиная дорога пахнет муравьями и далями.
      Долго шли цветущим лугом, перебежали полевую дорогу, заросшую пахучей ромашкой. Вступили в розовое царство клевера. На цветах клевера паслись грозные шмели.
      Пробираться через травяные дебри с тяжёлой ношей, хоть она и медовая, - несладко. Ты иди - и придёшь. Выбрались на открытое место. Паук лежит лапками кверху, но живой.
      - Его ужалила Чёрная Оса, - объяснили муравьи своему молоденькому командиру. - Надо взять паука. Целая гора еды.
      - Если паук - добыча Чёрной Осы, она где-то близко! - Муравейка был встревожен.
      И верно. К пауку подбежала Чёрная Оса. Потрогала усиками, укусила челюстями - не пробудился ли, и убежала.
      Муравейка оставил свою тлю и пошёл посмотреть, чем занята Чёрная Оса.
      Увидал - земля летит из-под лапок. Оса рыла нору.
      - Собирается спрятать свою добычу, - догадался Муравейка.
      Муравьям он сказал:
      - Наша еда медовая. Зачем нам сражаться за паука с ядовитой осой? Задача у нас - как можно скорее дойти до границы.
      Клевера не кончались, а день угас, стало темно. Дождь пошёл.
      Нашли ямку, прикрытую листом подорожника. Спрятались от дождя, от ночи. Но под листом земля голая. А сладким коровкам, чтобы жить, нужна вода. Влага в траве.
      Муравейка сам отправился поискать пригодное для стоянки место.
      Поднялся на горку, а на горке и травы высокие. И все стебельки покрыты тлёй.
      Муравейка обошёл стадо сладких коровок: где же пастухи? Ни единого.
      - Да ведь это стадо ничьё!
      Увидел пчелу. Села на бугорок, задними лапками держит листик. Пчела-листорез.
      Нырь! Исчезла в норке. Нет, пчела не хозяйка тли.
      Но что за шум?
      Побежал посмотреть: дождевая вода катилась вниз.
      Муравейка помчался к своим. Успели! Вынесли сладких коровок из-под листа. Через мгновение их убежище накрыло водой.

 

5

      Коровки, которых принесли муравьи, паслись с вольными коровками.
      Утром подняли стадо, погнали к границе.
      Тля ползёт медленно, а впереди - неодолимое препятствие: быстрый ручей дождевой воды. Муравьи разбежались искать переправу и не нашли. А Муравейка сообразил: привёл солдат и стадо к зарослям ивы. Ивы плакучие, их ветви склоняются до земли далеко за ручьём.
      Путь трудный, но муравьям труды не страшны. Каждый нёс на себе тучную тлю вверх по дереву, среди извилин коры, потом по ветке, по голым прутикам. А дальше с листа на лист - и вот она трава.
      Муравейка перенёс свою коровку, дождался самого большого, самого грозного солдата и отдал командирский приказ:
      - Перенести всю тлю!
      Сам он с Большим Солдатом поспешил к пограничникам за подмогой.
      Большой Солдат и Муравейка взяли своих коровок и - вперёд, вперёд!
      Царство муравейника под сосной было великое.
      Муравьиная дорога привела Большого Солдата и Муравейку на край земли. Зелёное, синее, живое обрывалось у чёрной железной стены. Половину дня они шли вдоль преграды. А дальше - свет, лужайки и огороды.
      Дорога между грядками картофельного поля привела в заросли моркови. Здесь переждали ночь. Утром дорога, пахнущая муравьями, повела Большого Солдата и Муравейку по ласковой траве гусиные лапки, нырнула под плетень, и они очутились в стране цветов.
      Большой Солдат остановился.
      - Мёдом пахнет, как в пчелином улье! Отведаем нектара! Заодно и наши сладкие коровки на цветах попасутся.
      Муравейка выбрал самый высокий цветок, взбирался, взбирался и очутился на солнце! Это была шляпа цветущего подсолнуха.
      Подсолнух сплошь золотой, а по золоту сверкали как драгоценные камни крошечные осы-блестянки.
      С радостным гудом на подсолнух сели пчёлы. Работали быстро, вид у всех благодарный. Нектара много.
      Тяжко опустилась рядом с Муравейкой сколия-гигант. Огромная, но никого не потревожила. Мёда хватало всем.
      И тут грянул грозный рокот. Прилетел шершень. Завис и бросился на пчелу. Убил. Убил блестянку. Напал на другую пчелу, ужалил и унёс.
      Радость общего мира померкла для Муравейки.
      Спустился на землю, позвал Большого Солдата, и они отправились со сладкими коровками своей муравьиной дорогой.
      Ночевали в старом берёзовом пне. Пень был источен слониками-трухляками, спаленки у трухляков были удобные, и кругом - чудо. Пень даже изнутри светился лунным светом.
      - В муравейник бы такой пень! - помечтал Муравейка.
      Ночью был дождь.
      Утром согреться на солнце вышло множество улиток.
      И снова - чудо. За каждой улиткой тянулась серебряная дорога.
      - Улитки землю украшают? - спросил Муравейка Большого Солдата, но Солдат об улитках ничего не знал.
      И тут Муравейка увидел сияющую зелёным панцирем жужелицу.
      - Такая прекрасная! - Муравейку охватил восторг.
      Но прекрасная жужелица напала на прекрасную, добрейшую улитку.
      У Муравейки горе, а Большой Солдат ликовал.
      - Мы пришли!
      Они были на холме, а внизу по зелёному полю катились зелёные волны.
      - Ветер разгулялся, - сказал Большой Солдат.
      - А что это? Такое бескрайнее…
      - Пшеница! Царство собирателей зёрен. Этих муравьёв мы зовём жнецами. Граница идёт по краю поля, где васильки растут.

 

6

      Рыжие пограничники обрадовались сладким коровкам.
      Генерал наградил Муравейку. Коснулся его усов своими генеральскими усищами. Генерал тотчас отдал приказ: послал двести муравьёв за стадом сладких коровок.
      Пограничники жнецов пришли приветствовать гостей. Жнецы были могучие, чёрные, их панцири поблёскивали.
      Соседей пригласили лизнуть сладких коровок. Угощение понравилось, и жнецы повели в свои норы на пир генерала, Большого Солдата и Муравейку.
      Жили жнецы в огромном подземелье. Показали рыжим соседям свои кладовые.
      Отборные зёрна пшеницы занимали пространство не меньшее, чем под сосной.
      Хлеб - еда сытная. Генерал, Большой Солдат и Муравейка возвращались из гостей отяжелевшие. По дороге домой Муравейку напугал зелёный лист. Сам шёл по траве.
      - Что это?
      - Муравей-листорез, - объяснил генерал, и Муравейка разглядел: лист накрывает сверху доброго на вид муравья. Бывают пчёлы-листорезы, а бывают муравьи-листорезы.
      Генерал смотрел на ползущий лист, и запах от генерала шёл хороший, но печальный.
      - Листорезы - собратья удивительные! - сказал генерал, коснувшись усами усов Муравейки. - Они приносят листья в норы, пережёвывают и растят грибницу. Это их пища. Когда у листорезов вырастают крылья, самки улетают с кусочками грибницы. Ищут место для нового муравейника и сразу начинают выращивать грибы.
      - А почему вам так жалко муравья, несущего лист? - спросил Муравейка.
      - Ты удивительно внимательный, - похвалил генерал. - У листорезов беда. Неведомо почему они убывают. В их норы вселились ломехузы. Эти жуки дают листорезам свой нектар, как нам тля, но даже такая щедрая помощь не приносит муравьям-листорезам спасения.
      Генерал так пошевелил усами, как мы с вами всплескиваем руками. У Муравейки вместо сладко пахнущей капельки выступила на брюшке капелька горькая. Эта горькая капелька пометила дорогу к жилищу листорезов.

 

7

      С отрядом пограничников Большой Солдат и Муравейка охраняли границу.
      Муравейке почудилось: запах одной из муравьиных дорожек очень уж непривычный. Побежал по этой дорожке и увидел муравья-листореза. Муравей был много меньше Муравейки, но тащил что-то огромное, пахнущее сильно, вкусно, а на спине бедняги сидело два толстобрюхих жука.
      Муравейка кинулся освободить листореза от наездников и услышал запах отчаянья.
      - Не трогай безглазок! - кричал листорез. - Они живут под землёй, во тьме. На свету быстро погибают. Я нашёл их, я их спасаю!
      И принялся кормить жуков. Да так, будто они родные личинки, - изо рта в рот.
      - Я помогу тебе, - решил Муравейка и подошёл к странной ноше листореза. - Что это?
      - Грибница. Нашёл в старых заброшенных норах. И безглазок там нашёл.
      Даже вдвоём тащить грибницу было тяжело. Какой же сильный этот маленький листорез! Муравейка терпел-терпел, но попросил остановиться, передохнуть.
      - Я тоже устал, - признался листорез, ссаживая со спины безглазок.
      И вдруг повернулся в одну сторону, в другую и шевелил, шевелил усами.
      - У вас, у рыжих муравьёв, случилось что-то нежданное!
      - Но я ничего не чувствую! - удивился Муравейка.
      Листорез кинулся искать норку.
      Тут появился Большой Солдат.
      - Муравейка! Пастухи прислали гонца: наше стадо сладких коровок окружили садовые муравьи. Они крошечные, но их тысячи. Мы выступаем в поход, нас ведёт сам генерал.
      - Прощай, листорез! - крикнул Муравейка, но Большой Солдат остановил своего командира.
      - Ты остаёшься здесь. Генерал прислал тебе своего маленького друга. Позаботься о нём.
      Со спины Большого Солдата на спину Муравейке перебрался крохотный муравьишка.
      Большой Солдат поднял на прощанье усы кверху и убежал на войну.

 

8

      Вместо участи солдата, вместо сражений - в няньках. Обидно, да ведь и тревожно. Не за себя, за маленького муравья. Примут листорезы нежданных гостей или придётся скитаться в одиночестве?
      Но никто не спросил Муравейку, зачем он явился в подземелье. Работник затаскивал грибницу, помогая другу листорезу отнести безглазок в глубокие чёрные норы, отворял продыхи в зале куколок… И уж только потом накормил своего маленького. И тут муравьишка коснулся усиками усов Муравейки.
      - Генерал приказал узнать, что губит муравьёв-листорезов. Как спасти подземный муравейник?
      Муравейка ободрился. Он, оказывается, нянюшка для прикрытия, а на самом-то деле - разведчик.
      И - призадумался. Чтобы открыть тайную тайну - надо жить жизнью листорезов.
      Сказал своему другу:
      - Я хочу принести пользу вашему дому. Какая работа самая нужная?
      - Самое нужное - грибница, - сказал листорез, - но тебе надо подружиться с ломехузами. Пойдём укладывать их яйца. За работу они дадут нам своего нектара.
      И Муравейка нежданно попал в самое оберегаемое место в муравейнике.
      Работы было много. Ломехузы отложили яйца, и Муравейка с другом листорезом и с другими муравьями укладывал яйца в тёплые гнёзда. Ему одно было удивительно: листорезы яйца от своей царицы укладывали вперемежку с яйцами ломехуз.
      Когда работа была закончена, к Муравейке подошёл небольшой рыжевато-бурый жук.
      - Мы обнаружили мёртвые яйца муравьёв. Их надо вынести из муравейника. Но прежде получи свою награду.
      Муравейка видел, как муравьи радостно лакомятся бусинками влаги с золотистых волосков, росших на ломехузах.
      Его друг листорез съел целых три бусинки, но маленький муравей успел коснуться усиками усов Муравейки.
      - Будь осторожен!
      Муравейка бусинку в рот взял, чтобы выкинуть, но почувствовал благоухание, сладость, радость и съел.
      Они с листорезом вынесли мёртвые яйца из муравейника, и листорез предложил:
      - Пошли за грибницей! Притащим разом всё-всё-всё, одним махом!
      Они побежали по старой муравьиной дороге, но почему-то небо ослепляло, как само солнце. Травинки сверкали да ещё - приплясывали.
      - Это же земля пляшет! - догадался Муравейка.
      Ему казалось: он видит самого себя, бегущего по пляшущей земле. Он был громадный и едва помещался между горизонтами. Сделал шаг передней правой лапкой - земля прогнулась. Как быть дальше, Муравейка не знал. Он забыл, сколько у него ног, какой ногой надо шагнуть.
      - Дружище! Листорезик! - закричал Муравейка. (Вы, я думаю, помните: все разговоры у муравьёв - усами и запахами.) - Листорезик, ты где? Я, кажется, вырос, а ты - всё тот же?
      - Я - лужа мёда! - ответил листорез счастливым голосом.
      - Хорошо! - порадовался за друга Муравейка. - Но ноги-то не идут. Знаешь, всё-таки это непонятно!
      - Это очень понятно! - сказал маленький муравей, сидящий на Муравейке. - Ломехузы вас опоили. Вы - пьяные!
      - Пьяные? - удивился Муравейка. - А почему ты сердишься? Это очень весело, быть пьяным.
      - Конечно, весело. Только ноги не идут, голова не работает, дело не делается. А вы, проспавшись, снова побежите к ломехузам, чтобы одурить себя их сладким ядом.
      - Ты несправедлив! - вскричал Муравейка. - Я бодр, я мог бы повалить сосну, которая растёт возле нашего муравейника. Я мог бы! Я мог бы!
      И обмер: листорез лежал на спине лапками вверх.
      Муравейка подбежал к другу.
      - Ты живой?
      - Ещё бы не живой. Я держу небо!
      Муравейка помнил: сам-то он огромный, земля прогнулась под передней правой лапкой. Однако до листореза добежал. Всё это было непонятно.
      Муравейка лёг, поднял лапки, но вместо неба на его лапки улёгся розовый сладкий сон.
      Проснулись листорез и Муравейка, не помня, где они.
      - Почему мы лежим кверху лапками? - удивился Муравейка.
      - Небо держите, - вздохнул маленький муравей.
      - Где мы?
      - На старой муравьиной дороге.
      - Мы шли за грибницей! - вспомнил листорез.
      Тяжко перевернулись, постояли, пошагали.
      До норы шли молча.
      Вот она!
      Чёрная, запах из-под земли смрадный, но листорез забежал в нору и позвал:
      - Помоги вытащить грибницу!
      Муравейка собрался с духом, пошёл на зов во тьму, наткнулся на грибницу, ухватил.
      Потянули - вытянули.
      На солнышке стало веселей.
      - Это наш старый дом, - сказал листорез. - Я не помню, какая напасть одолела весь мой род. Но меня спасла крылатая муравьиха. Она была совсем небольшая, а я как раз взял и родился. Я последний, кто рождён в нашем доме. Крылатые муравьихи, улетая, уносят грибницу. Но муравьиха взяла меня, я зову её мамой. Она - царица нашего нового дома.

 

9

      В подземном городе листорезов грибницу и работников встречали ломехузы.
      - Какой же ты сильный! - радовались они Муравейке. - Вы с листорезом трудитесь сообща, получайте свою награду.
      Ломехузы привели друзей к большому жуку, с его золотого брюшка свисали крупные капли нектара.
      - За большую работу - большое вознаграждение. Вы можете взять по пяти капель.
      Муравейка лапкой не успел пошевелить, а листорез уже заглатывал третью каплю.
      Маленький муравей тревожно постукивал лапками по спине Муравейки, но тот взял каплю, опустил в зобик и тотчас завопил:
      - Мне тесно! Побегу наружу, чтоб не развалить эти стены! За грибницей! За грибницей!
      Топал ножками, но слышал за спиной злорадное шуршание: ломехузы смеялись над опьяневшим.
      Муравейка выскочил на солнце, кружился на одном месте, упал на спину. Встать ему помог маленький муравей, дал ему ухватиться за свою заднюю ножку.
      Ломехузы это видели. Пьяный Муравейка по старой муравьиной дороге отправился за грибницей. Горячий работник, но надолго его не хватит.
      А маленький муравей и Муравейка добрели до густо росших манжеток. Муравейка отрыгнул яд в чашечку манжетки.
      Тотчас прилетела златоглазка, выпила нектар ломехузов, на златоглазку налетел огромный шершень, сожрал несчастную, взлетел и тяжко рухнул на землю.
      - Ломехузы травят листорезов! - закричал Муравейка и не мог остановиться: - Ломехузы травят! Листорезов! Ломехузы травят листорезов!
      Маленький муравей потрогал усы Муравейки усиками, а потом дал ему изо рта в рот бусинку нектара незабудки.
      Стало ясно и страшно.
      - Если бы я выпил все пять капель большой ломехузы, я уже никогда бы не вспомнил самого себя. Что же нам делать?
      - Осмотрим нору. Наш друг листорез был мал, когда его унесли из погибшего дома, но он не забыл самое важное.
      Муравейка поднялся на задние лапки.
      - Он не забыл, что родился последним!
      - На нашем листорезе кончился его род, - сказал маленький муравей.

 

10

      В глубинах омертвелого дома все ходы были затхлые, заплесневелые.
      - Давай отыщем место, где нянюшки ухаживали за куколками! - предложил маленький муравей.
      - Это просто! - сообразил Муравейка. - Куколки пахнут, как все дети!
      И примолк. Они шли по шёлковой дороге, иногда под лапками похрустывало - так похрустывают прошлогодние высохшие листья деревьев.
      - Что же это такое? - Муравейка обнюхал дорогу. - Пахнет листорезами.
      - Мы идём по крыльям! - догадался маленький муравей.
      - Откуда здесь столько бабочек?
      - Мы идём по крыльям летающих муравьёв-листорезов.
      Муравейка так и замер на месте. Молчали.
      - Если здесь столько крыльев летающих листорезов… - Усы у Муравейки дрожали. - Если здесь столько крыльев, никто на этих крыльях не улетел…
      Муравейка бегал туда-сюда в отчаянье.
      - Ломехузы убийцы! Убийцы! Ломехузы убийцы!
      - Не шуми! - попросил Муравейку маленький муравей. - Чем больше мы знаем, тем меньше должны говорить.
      Муравейка вдруг замер.
      - Крылья - вот они. Но где мёртвые листорезы? Очень даже странно…
      - Листорезы сами отгрызли свои крылья, - открыл правду маленький муравей.
      - Сами?! Что за выдумки!
      Муравейку обуял гнев на маленького глупого муравьишку. И он ужаснулся:
      - Сами… Не захотели расстаться с пьяным нектаром ломехузов.
      Тихо было в убитом доме. Уж так тихо.
      - А мама листореза не прельстилась сладкой отравой. Унесла сына на крыльях туда, где солнце, где травы, где такой большой белый свет. - Муравейка коснулся головой крошечной головы маленького муравья. - Я не хочу к ломехузам. Нам ведь открылась правда.
      - Но мы так мало знаем о самих ломехузах! - Маленький муравей твёрдо посоветовал. - Мы здесь подзадержались. Возьми неподъёмную грибницу, я тебе помогу тащить. Ломехузы не догадаются о наших розысках.

 

11

      Ломехузы встречали рыжего муравья у самого входа в подземный город. Грибницу, которую он притащил, подхватили листорезы, потащили в свой огород, в котором ничего не росло, кроме грибов.
      Муравейке хотелось увидеть друга листореза, но в нору то и дело входили муравьи, таща кусочки листьев, отрезанных ровно, красиво.
      "Зачем им столько листьев?" - подумал Муравейка и спохватился: маленького муравья тоже не было, а ломехузы с четырёх сторон. Муравейка был уверен: его ведут напоить ядовитым нектаром. И он сделал вид, что ему невтерпёж отведать сладости.
      Ему дали всего одну каплю. Муравейка отложил её в зобу, ждал ещё награды, но ломехузы раздавали нектар листорезам.
      - Я заслужил большего! - взъярился Муравейка, отнял нектар у одного листореза, у другого, у третьего, самих муравьев разбрасывал по сторонам.
      Ломехузы были в восторге от пьяницы, а Муравейка вдруг обнял одного жука и все бусинки, что были в зобу, впрыснул новому приятелю.
      Ломехузы тоже пьянели от своего нектара. Жук, выказывая дружбу, потащил Муравейку запутанными ходами, и они очутились в зале, где созревали в яйцах муравьи и ломехузы.
      - Я тебя угощу настоящей едой, дружище! Смотри!
      Жук проткнул яйца муравья челюстями и жужжал от удовольствия. Муравейка тоже подошёл к яйцу, но жук оттолкнул его.
      - Это же наше! Смотри на меня! Я научу тебя различать яйца. Видишь, сколько убитых яичек. Я потому и большой, что кормлюсь муравьиными зародышами. Вся их сила во мне.
      Муравейку охватило отвращение. Муравьи-листорезы смотрят на жуков как на спасителей, а ломехузы пожирают потомство хозяев дома, своих кормильцев.
      Муравейка не убил ни единого яйца листорезов. Он выдал себя.
      После притворного пиршества с пьяным жуком хотел выйти из подземелья, но все дороги ему перекрывали ломехузы.
      Тогда он притворился, что яд всё-таки его дурманил. Упал в одном из переходов и заснул.
      Ломехузы сонного охраняли, но Муравейка и вправду спал.

 

12

      Приснилось: его несут, будто он грибница или листок.
      Проснулся. Верно. Несут.
      Муравейка зашевелил лапками, но его усов коснулись усы муравья-листореза.
      - Замри!
      - Меня спасают! - Муравейка замер, но листорез ткнулся в один выход и отступил. В другой - попятился. В третий - остановился.
      - Все выходы перекрыты. Ты чем-то не угодил ломехузам.
      Они стояли бок о бок и не знали, что делать.
      - А где мой маленький муравей? - спросил Муравейка.
      - Ты был один.
      - Здесь я! - Усики к усам. - Идите за мной. Я прорыл ход. Ход узкий, но протиснитесь. Я пойду позади вас, буду ход заваливать.
      Это было долгое протискивание: лапка, голова, ещё одна лапка. Теперь одним бочком, другим бочком. Две лапки средних на свободе. Потянул себя, потянул - вытянул.
      Листорезу за Муравейкой было легче, но поменяться местами они уже не могли.
      И резкий запах! Замрите!
      Замерли.
      Услышали, как шевелится подземелье: ломехузы и листорезы искали Муравейку.

 

13

      Журчал ручеёк. Ночь. Всё небо усыпано светящимися муравьями.
      - Какая широкая у них дорога! - Муравейка смотрел на Млечный путь, и ему очень хотелось быть на этой дороге. И вдруг сделал открытие: - Листорез! Мама у тебя была с крыльями. Крылатые муравьи улетают на небо.
      - А я и не знал! - удивился листорез. - Моя мама на этой дороге?
      Маленький муравей испугался.
      - Умолкните! Трава шевелится. У ломехузов теперь всюду засады.
      - Мы - успеем! - сказал листорез. Он подвёл Муравейку к манжетке. - Встаньте с маленьким муравьём на середину листа.
      Работал быстро, перегрызая ножку манжетки. Перегрыз, потащил к ручью, столкнул в воду.
      - Листорез, ты где? Листорез, что с нами делается? - не понимал происходящее Муравейка.
      - Вы уплываете! Прощайте, друзья! Манжетка корабль надежный, она принесёт вас к своим, и сильным, и могучим, и рыжим муравьям!

 

14

      Муравейка стоял в удивлении. Он не бежит исполнить важное дело. Он не тащит на себе груз, такой полезный, такой нужный муравьям. Никого не спасает, никого не кормит, не охраняет. Он стоит!
      В первый миг после рождения он уже тащил сосновую иголку.
      Это очень странно - ничего не делать.
      Взошла луна. Каждая волна в ручейке, а их было как муравьёв в муравейнике, несла свою луну.
      - И я хочу носить луну! - Муравейка смотрел на берег: куда бы он мог отнести луну? К листорезам? Но у ломехузов и луна станет пьяная.
      И тут Муравейка вспомнил о пчеле-листорезе. Пчёлка луне порадовалась бы. Пчёлы любят солнце. Про луну надо у них спросить.
      Бывает ли у пчёл лунный мед? Или звёздный? Собранный ночью?
      Муравейка смотрел на луну, смотрел и заснул. Сколько ведь всего пережил.
      Проснулся. Листочек манжетки стоит на месте, а берега бегут, бегут.
      На широком листе лилии сидела зелёная лягушка. Листочек проплыл мимо лягушки, и Муравейка понял - не берега текут навстречу, это листочек плывёт по волнам.
      И вдруг - дивный запах своих. На берег высыпали муравьи. Но Муравейка и маленький муравей плыли мимо.
      Появился генерал и сразу всё решил. Муравьи ухватили стрекозу, стрекоза лапками вцепилась в лист манжетки. Муравьи стрекозу потянули, и кораблик выехал на берег.

 

15

      С генералами долго не говорят. Генерал дотронулся усами до молодых усов Муравейки - и всё ему стало известно: про ломезухов, про несчастных муравьёв-листорезов, и про то, какие они герои, - Муравейка и маленький муравей.
      Генерал направил Муравейку в муравейник с донесением. Пришлось расстаться с маленьким чёрным муравьём. Пообещали не забывать друг друга, где бы ни были. И шёл Муравейка по огромному царству один-одинёшенек.
      Попал в грозу. Осмотрелся: а место знакомое. Здесь нора у пчелы-листореза.
      Муравейке за пчелу тревожно было: а вдруг и в норках пчёл ломехузы?
      Заглянул в пчелиный дом - вот так чудо! Листик к листику. Зелёный ход идёт глубоко. Войти? Но хозяйки нет.
      - Так я ведь от дождя ищу укрытие. Чужого мне не надо.
      Вошёл Муравейка в нору.
      Запах медовый, воздух сладкий.
      Быть воспитанным трудно, когда перед тобой открываются тайны мира.
      Осмотрел Муравейка жилище пчелы без спросу. Глубоко в нору пройти не получилось: мёдом заполнено.
      Пора бы подкрепиться, но чужого мёда Муравейка не тронул. Задерживаться в чужой норе тоже не стал. Громы далеко уже гремели.
      Побежал Муравейка к родному муравейнику радостно. За пчёлку радость. Земля радость. После тёплого дождя каждая травинка благоухает - благодарит небо и Белый Свет за влагу, за жизнь.
      Муравейке тоже хотелось обнять всю землю, с её цветами, её травами. Сошёл он с муравьиной тропы, побежал в просторы. И - стоп! Земля шевелится.
      Вспомнил Муравейка о маслятках. Захотелось на землю сверху посмотреть. Встал на точку роста. Травы раздвинулись, вырастало что-то белое, большое, а пахло грибами.
      Скрип, скрип, скрип. Земля уходила вниз очень уж быстро. Муравейка оказался на шляпе гриба-дождевика.
      Дождевики, они ведь копия воздушные шары!
      Муравейка никогда не видел воздушных шаров, но он трогал усами воздух и Белый Свет. Воздух и Белый Свет рассказывали ему о себе. А гриб рос, рос, рос, рос, рос, рос…
      Дождевик - это тебе не маслёнок, а гриб-великан.
      Солнце садилось, и Муравейка видел сверху, как закрывают лепестки ромашки. Многие цветы прятали от ночи свою красоту. А гриб рос, рос, рос, рос, рос…
      Пришла ночь. Побежали по белой небесной муравьиной дороге муравьи-звёзды. Легли на травы ветры. Замерли. Поднялись туманы над ложбинами. А гриб рос, рос, рос, рос, рос, рос…
      Муравейку разбудило солнце. Нагрело не хуже солнценоса.
      Побежал по грибу, а ему конца-края нет. Земля далеко внизу.
      - Гриб дорос до неба! - догадался Муравейка. И задумался. Какая польза рыжим муравьям и муравьиному царству, если он головой упирается в синее небо?
      Это для нас небо там, где летают самолёты. Есть птичье небо, небо вершин деревьев. Есть небо травы, небо муравья.
      Дождевик, на котором Муравейка провёл всю ночь, вырос огромным.
      Тебе сколько лет? Восемь? Тогда ты повыше намного дождевика. На сантиметр. Гриб-дождевик мог бы помериться ростом с мальчиком, которому семь лет. Девочки в семь лет выше мальчиков, но всё равно гриб был на изумление Белому Свету.
      Муравейка бегал по кругу и не мог понять, где же гриб кончается.
      Когда чего-то очень-очень хочется, всё вокруг получается само собой.
      Ветер-озорник подхватил Муравейку, понёс, понёс и опустил на лист лопуха.
      Листья у лопуха широкие, стебель почти как деревце, и Муравейка вспомнил сосну возле родного муравейника. Сосна уходит в небо неведомо как высоко и наверняка доросла до небесной муравьиной дороги. А это значит, муравьиное царство вширь растекается по земле, а ввысь оно до неба.
      Муравейка помчался по лопушиному листу на муравьиную дорогу.

 

16

      Муравьи ничего и никого не забывают. Муравейка разыскал сеть паука и притащил в муравейник самую большую паучью добычу: кузнечика.
      О своём хождении доложил сторожам, и солдаты повели его к маршалу. Маршал, услышав историю о ломехузах, поспешил с Муравейкой к царице.

 

17

      В тот день царица отложила тысячу яиц - будущую тысячу прекрасных рыжих муравьёв - и отдыхала.
      Муравейку подвели к государыне, и она коснулась его усов.
      - Я тебя узнала, сын мой. Ты из племени мудрецов и героев! - воскликнула царица.
      Царица одарила Муравейку запахом, имя которому - желанный. Это был нежный, ласковый запах, да ещё с каплей влаги. С людьми такое бывает: от большого счастья мы ведь плачем.
      - Муравейка задумал раздвинуть границы государства нашего величества! - Царица исторгала запахи величия и согласия. - Я, государыня муравейника под сосной, благословляю героя взойти на вершину сосны и установить границу с царством небесных муравьёв.
      Царица позволила Муравейке вкусить царской влаги, влаги восторга и счастья.
      Ну а если в тебе кипит восторг и ты светишься от счастья, твоя жизнь становится драгоценной, как жемчуг на дне океана, как солнце днём, как луна ночью.
      Полетел бы, но крылья у Муравейки пока что не росли. И он понял. В царициной палате среди множества муравьёв стояла Муравеюшка. Когда Муравейка поравнялся с ней, она коснулась его.
      И вспыхнула, и стала до того рыжей, как солнце.
      Муравейка, сам не зная почему, остановился и дал Муравеюшке частицу царицыной влаги.
      И тут раздался зов государыни: Муравейку вернуть немедленно!
      "Царской влагой делиться, должно быть, непозволительно!" - подумал Муравейка и поспешил к царице защитить Муравеюшку.
      Царица выглядела величаво. Приказала телохранителям:
      - Принесите то, что мы храним!
      Наступило царственное молчание. Двери наитайнейшей комнаты отворились и муравьи-хранители, огромные, неприступные, вынесли прозрачный золотой кристалл.
      - Это - янтарь, - сказала царица. - Смотри!
      В янтаре, в самом его центре, Муравейка увидел муравья. Панцирь, лапки, усы! Всё как у всех.
      - Этот муравей - вечный! - сказала царица. - Ему столько же лет, как нашей Земле. Он - наша муравьиная правда. Он хранит нас от беды. Янтарь - древняя смола. Твой путь опасен, Муравейка. По сосне текут потоки благоуханных солнечных слёз. Их называют живицей. Затвердевшая живица приносит много пользы муравьям. Но берегись молодой! Стоит её коснуться лапкой или даже усом - и ты пленник. А теперь с богом! Да приведёт тебя дорога в тот край, куда стремится твоё сердце.
      И Муравейка пошёл. По долгим ходам родного муравейника. Видел мельников, нянюшек, солнценосов.
      Из муравейника по мураве. Трава-мурава приласкала путника. По суровым корням - и вот она, сосна.
      Путь неведомый, но очень уж высокий.
      Внизу корней кора сосны была тёмной. Борозды неровные. Муравейка казалось, он идёт среди гор. Ему встречались селения пауков, совсем крошечных. Они ловили в свои паутины мошек.
      И вдруг - пещера. Из пещеры, из-под отжившей коры вышла дивной красоты бабочка. По чёрным крыльям струился шёлковый свет, узор по краям крыльев белый. И что-то было там синее.
      Муравейка замер, а бабочка, оправив свой наряд, сложила крылья, а когда снова их раскрыла, - полетела.
      - Первое чудо на моей дороге! - сказал себе Муравейка.
      Чёрная кора отступила, и наш герой шёл по золоту. Иные чешуйки нежной, тонкой коры трепетали на ветерках. Сияли как живые. Им хотелось взлететь с ветром. Ветры принесли удивительный запах, да такой… Муравейка рванулся навстречу, а лапки вросли в золотую кору - не пустили.
      Сверху медленно-медленно ползла безупречно круглая, светящаяся как солнце, манящая запахом капля смолы.
      Ах, как хотелось прикоснуться к этой капле усами. Узнать все её тайны. Муравейка попятился и пошёл по стволу, обходя опасное место.
      От пережитого страха, от бесконечного хождения всё вверх Муравейка устал.
      "А ведь многие муравьи крылатые!"
      Подумал о крылатых муравьях, а они - облачком. Такие свободные, такие счастливые!
      Муравейка смотрел на крылатых, на рыжих сверху. Он не знал, что это такое - зависть. Радовался счастливцам.
      И - чёрные! С неба, с синего - стрелой. Ещё стрела, ещё! Ласточки.
      - К сосне! Садитесь на сосну! - кричал Муравейка крылатым муравьям. Не подумал: птица муравья и с дерева может склевать.
      Крылатые рассыпались в воздухе, ласточки улетели к облакам.
      Муравейке было одиноко. На земле у муравьёв врагов нет, а на счастливых, на крылатых охотятся ласточки…

 

18

      Ночевал Муравейка среди окаменелой смолы. Рассвело - в поход. Показалось, земля внизу покачивается. Чем выше, тем заметнее. И стало понятно: это не земля пришла в движение. Раскачивается на ветру вершина сосны. А вот ещё одно чудо! Зелёная трава на небе!
      Когда достиг вершины, увидел: это не трава, это зелёные иглы на сосновых ветках.
      Ветки вдруг всколыхнулись, закачались. Из гнезда на вершине сосны взлетела большая чёрная птица.
      Птица полетела по небу, а Муравейке идти было некуда. Сначала приуныл, а потом обрадовался.
      Вот она, граница великого царства рыжих муравьёв. Он, Муравейка, первый часовой на этой новой границе.

 

19

      Ждал звезды на небесной муравьиной дороге.
      Терпение иссякло и пришлось сочинять стихи. Стихи вмещались в одно слово, и Муравейка сочинил множество стихотворений.
      Муравей. Муравей. Муравей. Муравей. Муравей. Муравей. Муравей. Муравей.
      Слово-то единственное, но все стихи сочинены с большим чувством. Главное, о разных муравьях.
      Солнце ушло. Небо стало серебряным. Воздух задрожал вдруг от шума крыльев, и на гнездо опустилась чёрная как ночь птица.
      Это был ворон.
      Муравейка сочинил стихи про ворона. Про одного.
      Стихи получились совсем уж короткие, но на небе проступила звезда.
      Ворон каркнул, со звездой поздоровался и заснул.
      Со звездой остался Муравейка. Он немножко подождал, а потом спросил:
      - Скажите, светлая, как пройти на небесную дорогу муравьев?
      В ответ молчание. Звезда была уж очень печальная, не услышала муравья.
      Но звёзды вспыхивали одна за другой. Оставалось подождать, когда высветится дорога.
      Дорога высветилась, и Муравейка поспешил к небесным муравьям.
      Пробежал по самой высокой ветке, по самой колючей иголке, а пути в небо - нет!
      Всю ночь бродил Муравейка по веткам вершины. Звёздное небо повернулось, как огромное колесо. Муравейка заснул на ходу и упал в гнездо, на спину ворону.

 

20

      Проснулся от взмахов крыльев. Летели.
      Над лентой реки, над муравейником людей. Над зелёным морем пшеницы. А над лесом на них просыпался дождь.
      Ворон спустился на древний тысячелетний дуб, встряхнулся от воды, и Муравейка упал. На дубовый лист, с листа - в раскрытый цветок мальвы и поспешил на землю.
      А на земле надо работать, идти к цели. И Муравейка пошёл.
      Он неведомо как далеко от сосны, от муравейника, от родного царства рыжих муравьёв. Он за тридевять земель от родины. Тридцать три муравьиных царства отделяют его от царицы, которой он служил как сын отечества.
      Под лапками шуршало. Он шёл по скорлупкам желудей. Добротный строительный материал.
      Выбрал длинную гладкую пластину, потащил.
      Солнце припекало - тащил, солнце ушло за деревья - тащил. Роса на траве выступила - тащил. На небо взошла звезда, та самая, печальная.
      Муравейка остановился. Куда он идёт? Ни единого муравья не встретилось за целый день…
      Если не слышно запаха муравьиной дороги, это же - одиночество. Муравейка уронил капельку влаги, и от земли пошёл запах муравья. Родной, желанный.
      Нет, лучше ни о чём не думать.
      Муравейка схватил ношу, потащил. Стало совсем темно - шёл и шёл. И - замер.
      Звёзды! Впереди сияли звёзды. Неужели незаметно для себя он взошёл на небесную звёздную дорогу?
      Ноша стала невесомой. По росинкам скользила. Муравейка мчался поглядеть на звёзды вблизи. И упёрся - в дерево.
      Это был пенёк, на пеньке - светлячки.
      Надежды грохнулись с небес, да так, как падает гром. В кромешной тишине.
      И будто солнце взошло.
      Пенёк! Старый, изгрызенный короедами и прочим народом, - это же муравейник! Будущий.
      Муравейка втянул свою ношу в деревянную нору.

 

21

      Страшный гуд сотрясал деревянную нору. Муравейка выбежал из укрытия. Светло! Утро, но гуд и землю сотрясал. Муравейка даже лапки стал отдёргивать от трепещущей тверди.
      Пригляделся - шмель.
      Шмель стоял у своей норы и жужжал и гудел.
      Это был жужжало-барабанщик. Он будил шмелей, чтоб за работу принимались.
      - И мне пора! - сказал себя Муравейка.
      Притащил крепкую веточку липы, стебелёк цикория, сухую травинку. И перестал торопиться. Ветер принёс запах сосны. Не близко. Но теперь он носил иглы.
      Работал, работал, а солнце поднималось, поднималось. Панцирь у Муравейки раскалился. Он оставил ношу и спрятался от солнца в пустую белую башенку - домик травяной улитки.
      День за днём, с утра до темна. Столько дорожек натоптал, пахнущих муравьём, никто не пришёл к нему. А жизнь пенька стала веселей. Пришли и поселились ногохвостки, клещики, зелёные клопики, крошечные, в радостных панцирях, жучки… Муравьишку бы!
      И вот однажды возле древней сосны Муравейка услышал еле приметный запах муравьёв.
      Обошёл сосну, обежал округу - никого. Вернулся к дереву - запах муравьёв шёл из-под земли. Но листорезов не видно.
      Глубоко под корнем нашёл заброшенный ход.
      Долго бродил Муравейка подземными ходами. Отчаялся. И вдруг его усов коснулись усы.
      - Муравей! - возрадовался Муравейка.
      - Я страж подземелья, - сказал ему муравей.
      - А я живу в замечательном пеньке. Я один, но муравейник у меня строится. Идёмте со мной.
      - Нет, - сказал страж подземелья. - Мы не пойдём туда, где Белый Свет. У вас леса горят, у вас половодья, у вас медведи - любители муравьёв, у вас - люди. Они разоряют муравейники ради забавы, без какой-либо корысти.
      - Но у нас солнце! - Муравейка сказал о солнце, и ему стало радостно. - У нас луна. Мы ночами видим, как по небесной дороге идут небесные муравьи.
      - Нет! Нет! - Страж подземелья даже слушать не хотел Муравейку.
      - У нас сладкие коровки! Мы пасём их, и они дают нам сладкое молоко. У нас пчёлки-листорезы, у нас муравьи-листорезы. У нас столько цветов, и у каждого цветка свой нектар. У нас Белый Свет!
      - Уходи! Мы познали Белый Свет, а теперь познаём глубины земли.
      Что было делать? Муравейка отступил и по своему следу вернулся из-под земли на землю. А на земле - утро.
      Радуясь лёгким лапкам, сладкому воздуху, свету и… Стоп! На стеблях тысячелистника - жирная тля.
      - Вот тебе и стадо!
      Муравейка отведал сладкого молока, взвалил на себя двух коровок и потащил к пеньку.
      Потащить всех коровок сил не хватило, надо ведь муравейник строить. Но небольшое стадо завёл.
      И опять день за днём, иголка за иголкой.

 

22

      Муравейка притащил гусеницу, попавшую в паучью сеть. Думал порадовать соседей. И вдруг - никого! Ногохвостки, клещики, зелёные клопики, крошечные, в радостных панцирях, жучки - ушли.
      Муравейка встревожился. Грозит беда? Обежал вокруг пня - обычная жизнь. Послушал лапками дрожание земли. Ничего небывалого. Забрался на вершину пня. Солнце, синее небо, зелёная земля. Всё - чудо! Соседи ушли, потому что он - один. Потому что построить муравейник в одиночку - не по силам даже ему, такому старательному.
      Жить в пеньке отшельником? Уйти в норы к муравьям чёрного подземелья?
      Муравейка стоял, замерев на изумрудном островке мха. Ничего не делал.
      Понимал! Он, Муравейка, ничего не делает. Такое с ним было, когда плыл по ручью. Но тогда он плыл по важному делу, спешил всем существом своим спасти муравьёв-листорезов от коварства ломехузов.
      А теперь у него лапки опустились. Он лёг на ласковых стебельках мха.
      И заснул.
      И когда он заснул, прилетела стрекоза. Со стрекозы сошла на зелёный мох - Муравеюшка.
      - А ведь я о тебе всё время думал! - сказал Муравеюшке Муравейка. - Вот видишь - лежу. Строил-строил, а построенного сразу и не углядишь.
      - Будем строить вдвоём, - сказала Муравеюшка. - Я ведь вот она.
      - Ты вот она, но проснусь, и до тебя будет тридцать три царства.
      - Ты, наверное, забыл сегодня поесть. Потому и устал.
      Муравеюшка подошла к Муравейке и поделилась с ним нектаром, который принесла из муравейника под сосной.
      - Какой удивительный сон! - изумился Муравейка.
      Тут Муравеюшка потрогала усиками усы Муравейки и сказала:
      - Пошли, покажи мне наш дом.
      Муравейка на задние лапки встал.
      - Так это ты! Да как же ты нашла…
      Но усики-то усов уже коснулись. Муравейка знал всё о приключениях Муравеюшки.
      Он по сосне на небесную дорогу муравьёв, и она за ним. А вот на землю прилетела не на вороне, а на вороньем пёрышке. Муравейка улетел в ту сторону, где солнце всходило. Добрый ветер принёс ей запах Муравейкиной дороги. Своих крыльев не было у Муравеюшки, да ведь ног-то шесть. Шагали, шагали, шагали, шагали…
      Через большую реку перебралась Муравеюшка на сапоге лесника. Лесник из леса пришёл к реке, сел в лодку и переплыл на другой берег.
      Сапоги лесника пахли далёким лесом и Муравейкой.
      А почему нашла его? Да потому, что на Белом Свете живёт и здравствует счастье. Счастье прислало Муравеюшке ветерки, и один ветерок, пахнущий дорожками Муравейки, указал ей путь.
      А ещё есть такая мудрость.
      Если твой муравей уж так далеко, что лучше забыть, потому что жизни не хватит дойти до него, сделай первый шаг и ступай себе как только можется.
      Муравеюшка первый шаг сделала и пошла. Когда уже совсем становилось безнадёжно, принималась считать шаги, а ножек - шесть, тут сразу собьёшься со счёта.
      Озеро на пути? Вот они, стрекозы. Посочувствуют, перенесут.
      Зачем долго рассказывать. Терпеливым и верным судьба как мать родная.
      Отправились Муравейка с Муравеюшкой на работу, нашли сосновую иголку, понесли дом строить. Вдвоём понесли. Вдвоём за другой пошли.
      Но однажды Муравеюшка сказала:
      - Ты рассказывал мне о муравьях в подземелье. Нам так хорошо на солнышке, а они во тьме копошатся. Пошли, приведём их.
      - Пошли, - согласился Муравейка. - Ещё раз попытаемся. Вдвоём, может, и получится.

 

      Последнее
     
      Если бы вы это видели, радовались бы, как я радуюсь, как Муравейка и Муравеюшка.
      Зелёным лугом, по синим незабудкам, между васильками и ромашками шли муравьи муравьиной дорожкой к муравейнику… Муравейник, правда, был очень невелик в тот счастливый день.
      А теперь - на удивление.
      Муравьёв в муравейнике, огненно-рыжих, - многие тысячи, и среди них Муравейка и Муравеюшка.

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2015