Егор Арсеев (14 лет, г. Кириши). ДОМ ОСЬМИНОГА
ПОДЛЕСОК

 

Егор Арсеев
(14 лет, г. Кириши, Ленинградская обл.)
Дом Осьминога

 

Сначала мы очень долго ехали в поезде. Первый день мне всё нравилось: смотреть в окно, за которым мелькают деревья и маленькие домики, реки и мосты, разные города. Нравилось сидеть за откидным столом и есть картофельное пюре из стаканчика, засыпать под стук колёс. Напротив нас на полках разместились две девушки-студентки. Они быстро нашли общий язык с мамой, играли со мной. На боковых местах тоже ехали люди - сварливая тётенька, которая всем была недовольна, и лысый молчаливый дяденька, наверное, её муж.
      На второй день все как-то разом погрустнели, в вагоне становилось душно. И тогда мама предложила поиграть в слова: один человек загадывает название предмета, находящегося здесь, а остальные игроки задают вопросы, на которые можно получить ответ - "да" или "нет". Среди отгаданных слов были "стол", "полка", "шуруп", "дерматин", "нос", "волосы". Очередь дошла до Наташи, кудрявой, в веснушках девушки. Она хитрым взглядом осмотрела окружающих и сказала:
      - Готово! Загадала!
      Сколько мы ни старались, отгадать так и не сумели. Я посмотрел на наших "боковых" соседей и громко крикнул:
      - Лысина!
      - Правильно, - смущённо подтвердила Наташа.
      - Я угадал! Лысина! Лысина! - радовался я.
      Мужчина встал, взял полотенце и куда-то удалился. Мама покраснела и попросила:
      - Егорка, замолчи, пожалуйста, видишь, какая неприятная ситуация получилась.
      - Да уж, ездят тут всякие, дурацкие игры придумывают, ещё и детей смеяться над взрослыми уважаемыми людьми учат, - проскрипела "боковая" тётенька.
      - Извините, - попросила прощения мама.
      А девушки, едва сдерживая смех, уставились в окно.
      Я достал из рюкзака конструктор "Лего" и принялся собирать робота. По узкому проходу сновали туда-сюда разные люди, предлагая журналы и газеты в дорогу, мороженое, пирожки и лимонад. Моё внимание привлёк шум в соседнем купе - парень лет семнадцати, перекладывая вещи на своей полке, не мог найти мобильный телефон. Он обращался к пассажирам, объясняя, что лишь на пять минут вышел в тамбур, а телефон совсем новый и дорогой. Ему сочувствовали, даже помогали искать, но телефона нигде не было. Мне было очень жаль этого парня.
      Я вспомнил случай, произошедший со мной лет в пять.
     
     
      Утром, крепко держась за мамину руку, я бодро шагаю в детский сад. Погода стоит отличная: ярко светит осеннее солнце, на деревьях уже появились жёлтые, красные, бордовые листья.
      Вчера папа подарил мне игрушку - сине-белый вертолётик, и сегодня я несу её с собой.
      Если вертолёт надеть на специальное устройство и дёрнуть за шнурок, то он поднимается высоко-высоко в воздух и может долететь даже до верхушки самого высокого дерева или до крыши вон той многоэтажки. Я бережно несу вертолёт, крепко прижимая коробку. Ребята-то как обрадуются!
      Я люблю ходить в детский сад и дружу со всеми детьми из группы, но как у любого человека, у меня есть настоящие друзья - Дима и Лера. Не удивляйтесь, что среди них - девочка. Лера играет всегда с мальчишками во все наши игры: она смелая и никогда не оставит друга в беде.
      - Я приду за тобой сразу же после тихого часа, - говорит мне мама и целует в щёку, - веди себя хорошо! Договорились?
      - Ага! - отвечаю я и бегу в раздевалку.
      Там уже собрались ребята. Я открываю коробку и показываю всем новую игрушку.
      - Ой! Как здорово! - кричит Влад. - А мне дашь поиграть?
      - Какой красивый! А как он летает? - интересуется любознательная Ира.
      - И мне тоже, - произносит Женя.
      - А после него мне запустить можно? - просит Дима.
      - Мы будем пускать вертолёт по очереди - сначала я, потом Лера, за ней Дима, после - все остальные, - успокаиваю я ребят.- Пойдёмте в группу.
      После утренней зарядки и завтрака нас наконец-то ведут на игровую площадку, она усыпана разноцветными листьями, которые шуршат под ногами.
      Девчонки сразу же занимают беседку, рассаживая там своих кукол. Аня сегодня - учитель, Ира - врач, Оля - парикмахер, Алина - воспитатель.
      А мальчики и Лера ждут, пока я приготовлю наш вертолёт. И вот всё готово к старту! Первым вертолёт пускаю я. Он взлетел, оборвав с дерева серебристую паутинку, которая, переливаясь, закружилась в воздухе, поднялся высоко в небо, так, что превратился в маленькую точку. Ребята радостно смеются и хлопают в ладоши. Наш вертолёт взлетает снова и снова. Мы искренне радуемся, если кому-то удаётся поднять его выше других.
      Время прогулки закончилось быстро, и нас зовут в группу.
      - А завтра принесёшь? - спрашивает меня Лера.
      - Да я каждый день его носить могу, - радостно обещаю я.
      После тихого часа за мной приходит мама, и я рассказываю, как интересно мы провели день.
      - Игрушку в группе оставишь или домой заберёшь? - улыбаясь, спрашивает она.
      - Ай! Я же забыл его на детской площадке, - кричу я и несусь по лестнице на улицу. - Подожди, я мигом!
      Вот и площадка, но на столе игрушки нет, нет её и в беседке. Всё ясно, вертолёт скатился на землю и его засыпали листики, - я начинаю искать его, разгребая ногами опавшую листву. Но там тоже его нет.
      - Сын, когда ты оставил вертолёт здесь? - слышу я мамин голос. Она сидит на скамейке и почему-то смотрит на меня грустными глазами.
      - Перед обедом.
      - Тогда пойдём домой, не найдёшь ты его.
      - Это почему?
      - Потому что нет его уже здесь.
      - Как это? - не понимаю я. - Ведь я никому не разрешал его брать! Значит, он на площадке, просто я плохо ищу.
      - К сожалению, Егорка, есть такие люди, которым не требуется разрешение, чтобы взять чужое, - погладила она меня по волосам и прижала к себе. От неожиданного открытия у меня защипало в носу и из глаз предательски потекли слёзы.
      - Хочешь, я куплю тебе такой же! - успокаивала меня мама.
      Всю дорогу домой мы молчали. Уже войдя в квартиру, я сказал:
      - Нет, мам! Я завтра поищу хорошо! И обязательно найду! Я ведь никому не разрешал его брать.
      Я разделся и пошёл играть в свою комнату, только мне совсем не игралось. Мама готовила ужин на кухне и говорила с кем-то по телефону. Вечером с работы пришёл папа и, когда мы сели ужинать, достал из пакета коробку, точно такую же, с новым вертолётиком.
      - Это тебе, Егор!
      - Спасибо, только я не хочу больше такую игрушку.
      - Не хочешь, отнеси в сад, - растерялся папа.
      - Конечно, пусть ребята играют, - излишне бодро включилась в разговор мама.
      - Хорошо, отнесу.
      После ужина мама читала мне "Волшебника Изумрудного города". Но даже моя любимая книга не могла поднять настроение.
      Ночью я долго не мог уснуть, всё думал и думал, что же это за плохие люди, что берут чужие вещи без разрешения. Неужели они живут в нашем городе? Как они могли взять мой вертолёт, ведь я же не разрешал им его брать…
     
     
      Вот и парень этот сейчас, наверное, не понимает, как можно взять без разрешения то, что не принадлежит тебе. Оказывается, плохие люди живут везде, но их всё же намного меньше, чем хороших.
      Наконец-то поезд остановился на нашей станции. Проводник помог нам выгрузить вещи. Мы стояли на перроне, но почему-то земля раскачивалась под моими ногами, а в ушах раздавался стук колёс.
      На автобусе по горному серпантину мы добрались до нужного места. Мама быстро нашла гостиницу, в которой мы остановились. Я вышел на балкон, прямо под ним - виноградная беседка, и там сидят мальчик и девочка.
      - Мам, я спущусь вниз, можно?
      - Далеко не уходи. Мы сейчас на пляж, - распаковывая сумки, разрешила она.
      Я скатился по лестнице и заспешил к беседке.
      - Привет, меня зовут Егор. Я только приехал с мамой.
      - Алёна и Лёша, - разом ответили ребята.
      - А вы давно здесь отдыхаете?
      - Пять дней уже! - гордо заявил Лёша
      - Егор, пошли, а то потом жарко будет, - позвала мама.
      - Вечером мы всегда в беседке играем, приходи, - пригласила меня Алёнка.
      - Приду! - помахал я рукой новым знакомым.
      Первый раз в своей жизни я увидел море. Оно было таким огромным и красивым! Его бирюзовая гладь так и манила в свои объятия. У берега плескались дети, а на пляже мы долго искали место, где бы расстелить покрывало и положить пляжные вещи. Я не мог терпеть более и попросил:
      - Мам! Я окунусь, можно?
      - Давай договоримся сразу - купаться только у берега, а если подальше, то со мной. Ты плаваешь не очень хорошо. Да и для неплохих пловцов море иногда бывает опасным.
      Но я уже не слышал последних маминых слов, потому что бежал к воде.
      Дни летели незаметно. Но однажды, проснувшись утром, я не увидел солнца, - за окном лил дождь, с гор потоками неслась вода, вспыхивали яркие молнии, раскаты грома, отражённые горами, звучали ещё громче.
      Ненастье затянулось не на один день. Ели мы в этой же гостинице, а потом я играл с Алёнкой и Лёшей. По вечерам мы с ребятами собирались на террасе и рассказывали друг другу всякие истории.
      - Егор, а ты в чудо веришь? - спросила меня как-то Алёнка.
      - Раньше верил, а теперь нет! - ответил я.
      - Почему ?
      - Да было дело! Смешно вспоминать об этом
      - Расскажи, пожалуйста, - попросил Лёша.
      Делать было нечего, крупные капли дождя барабанили по крыше террасы, и я начал:
     
     
      - Кто из вас не любит Новый год, этот волшебный праздник? Сначала вы пишете письмо Деду Морозу, а потом ночью под ёлкой находите подарок! Разве это не чудо?! Ко мне, например, Дед Мороз приходил каждый праздник. Я искренне верил в существование доброго волшебника.
      В нашем классе учился мальчик, Володя Степанов, так вот он утверждал, что никакого чуда вообще не существует и подарки под ёлку родители кладут. Мы с ним спорили, спорили, даже подрались тогда немного.
      30 января, как обычно, папа принёс домой ёлку, в квартире запахло хвоей, появилось праздничное настроение. Всей семьёй мы украшали лесную красавицу разноцветными шарами, сияющей гирляндой, блестящим дождём. Когда ёлка предстала во всей красе, родители ушли на кухню.
      А я, терзаемый сомнениями, посеянными в моей душе Степановым, решил, что в этом году во что бы то ни стало поймаю настоящего Деда Мороза.
      Дело оставалось за малым: смастерить и расставить ловушки. В ящике, где хранились старые игрушки, я нашёл колокольчики от погремушки, сломанной в раннем детстве, из маминой шкатулки достал крепкие чёрные нитки, их не заметишь в темноте, и приступил к работе.
      Как в комнату может попасть волшебник? Конечно же через окно или дверь. С окном я решил вопрос довольно быстро, повесив два колокольчика на нитке на ручку форточки. Теперь осталась дверь… Я протянул нитки через всю комнату несколько раз, закрепив концы за батарею и ножки дивана, на всякий случай пустив парочку кругов вокруг ёлки, развесил на нитках оставшиеся колокольчики. Критически осмотрев ловушку, остался доволен собой - все подступы к ёлке перекрыты.
      После вечернего чая, пожелав родителям доброй ночи и предусмотрительно поцеловав обоих, чтобы они лишний раз не имели повода зайти в комнату, я поспешил к себе. Засунув фонарик под подушку, я лёг.
      - Я не должен спать! Я не хочу спать! Я не стану спать всю ночь, - не переставая повторял я, но глаза закрывались сами собой и язык становился каким-то ватным. Как уснул, я не помню. Вдруг сквозь сон я услышал звон колокольчика.
      - Ага! Попался, - выдохнул я и полез за фонариком.
      Нетвёрдой рукой я нажал кнопку и направил луч на дверь. Там внизу шевелилось что-то маленькое и лохматое, в темноте зловеще сверкнули глаза. По моей спине пробежали мурашки. "Мама!" - хотел было крикнуть я, но чудовище мяукнуло. Это же моя кошка Муська!
      - Глупое животное! Ты испортишь мне всю охоту, - пожурил я её, освобождая кошкины лапы от ниток. Она благодарно заурчала и прыгнула ко мне на диван. Как ни старался я не спать на этот раз, опять ничего не получилось. Мне снился Дед Мороз, сидящий под нашей ёлкой, что-то объясняющий, и почему-то шёпотом, вот он снимает колокольчики с нитки, поднимает их и трясёт. Они звенят, звенят, звенят…
      Стоп! Звон раздаётся не во сне, грохот свалившегося тела разбудил меня окончательно. Я выхватил из-под подушки фонарик, но на этот раз он не включился. Но я не расстроился, ведь я буду первым ребёнком, поймавшим настоящего Деда Мороза! Я тихо сполз с дивана и по-пластунски начал передвигаться к выключателю. Оказавшись довольно близко к Деду Морозу, я обратил внимание, что обут он не в валенки, а в папины тапки. "Надо же, какие странные эти волшебники, они и уличную обувь в квартирах детей снимают", - подумал я.
      Резко вспыхнула люстра. Под ёлкой, запутавших в нитках, с блестящим свертком в руках, ослеплённый ярким светом, лежал… Думаете, Дед Мороз? Не угадали - мой родной отец! Слёзы обиды полились из моих глаз.
      - Это ты? А я верил! - закричал я. - Вы столько лет меня обманывали! Зачем?
      В комнату вбежала мама в пижаме голубого цвета, Снегурочка, понимаете ли! Из-под ёлки выбрался смущённый папа. Родители сели со мной рядом. Первой спокойно начала мама:
      - Послушай внимательно, сынок.
      - Не хочу, - продолжал плакать я, - уходите, обманщики!
      - Каждый раз, когда ты находил подарок под ёлкой, ты ведь был счастлив? - продолжила мама.
      - Был счастлив, - эхом отозвался я, - если бы я только…
      - И верил в чудо! А в чудо верят только в детстве! Мы просто хотели, - заговорил папа, - продлить тебе сказку!
      - Неужели за это на нас можно обижаться? - спросила мама.
      Я подумал, вспомнил, сколько радости приносили мне подарки, которые я находил под ёлкой, и уже примирительно проговорил:
      - Нет! Я уже не обижаюсь! Вы же хотели как лучше? Я вас очень люблю, - искренне признался я. - А ловушку я классную придумал, правда, пап?
      - Ещё какую! Когда зазвенел колокольчик, я хотел его обойти, а там другой, чувствую, равновесие теряю, а в темноте ведь ничего не видно. Вот я под ёлку и свалился, - уже со смехом закончил он.
      Мы с мамой тоже начали смеяться, припоминая подробности. Так вот и сидели втроём на диване и громко смеялись, а потом мне торжественно вручили подарок.
      - Можно я вас попрошу на следующий праздник тоже под ёлку что-нибудь положить? Так намного интереснее! - обратился я к родителям.
      - Только без ловушек! Договорились? - улыбнулся папа.
     
     
      - Такая вот история, - закончил я свой рассказ.
      Лёша и Алёнка долго молчали, каждый думал о своём.
      - Обидно, - тихо сказала Алёнка. - Зато я вам сейчас такую тайну открою!
      - Ну? - спросили мы с Лёшкой.
      Алёнку долго уговаривать не пришлось. Она затараторила:
      - У берега на нашем пляже живёт настоящий огромный осьминог!
      - Осьминоги у берега не живут, - авторитетно заявил Лёша.
      - А вот и живут, я сама видела, как он свои щупальца показывал, - не унималась девочка.
      - А это точно щупальца были? - спросил я. Верилось в Алёнкины рассказы как-то слабо, но в темноте даже самые необычные фантастические истории кажутся правдивыми. - Он только щупальца показывал?
      - Нет, он у берега такие волны поднял, что сразу же шторм начался, - продолжала загадочно Алёнка. - Наверное, дом себе строил и яму на дне рыл.
      - Как ему сейчас должно быть хорошо на море! Никто не беспокоит, отдыхающие на пляж не ходят, воду не мутят, - предположил Лёша.
      - А он на людей не охотится? - спросил я.
      - Не замечала! - ответила Аленка. - Наелся давно уже! Отдыхающие с мая месяца в море купаются, а сейчас август.
      На следующий день дождь закончился и горячее южное солнце быстро высушило землю. Во второй половине дня мы с мамой пошли на море. Работники пляжа добросовестно убрали территорию, море словно и не бушевало вовсе. Оно робко гнало слабые волны к берегу и казалось таким добрым и мирным.
      Мы плавали на нашем обычном месте. Мне страшно надоел резиновый круг, который меня заставляли брать каждый раз, как только я заплывал подальше. Я снял его, встал на ноги - как раз по шейку.
      "Что я, маленький? И без него справлюсь", - решил я и сделал шаг, другой - вдруг дно резко пропало, а я оказался в глубокой подводной яме. "Дом Осьминога!" - мелькнуло в моём сознании, и я усиленно забарахтался, заработал руками и ногами, всплывая на поверхность. Моя голова вынырнула из воды, я поплыл в море, удаляясь всё дальше от берега. Мне становилось страшно, не хватало воздуха, сил тоже осталось немного. Позвать на помощь я не мог - отчего-то пропал голос. Меня потянуло вниз, я опять оказался под водой. Но когда вынырнул снова, рядом увидел маму, крепко ухватился я за неё руками - теперь нас двоих накрыла вода с головой. Я не понимал ничего, а увидев снова раскалённое солнце, услышал мамин уверенный и спокойный голос:
      - Егор, отпусти меня, иначе мы утонем вместе, не бойся, я рядом.
      Пальцы мои разжались сами собой, а она продолжала так же спокойно:
      - А теперь постарайся лечь на живот, - она развернула меня к берегу, сильно подтолкнув, - давай работай руками и ногами, плыви, мой хороший, берег совсем рядом!
      То ли мамино спокойствие так подействовало на меня, то ли потому что я увидел недалеко купающихся людей, но страх прошёл. Я поплыл! Вот и берег!
      Мы, держась за руки, вышли из воды, сели на горячую гальку. У мамы дрожали руки и колени, по щекам, смешавшись с морской водой, текли слёзы.
      - Почему ты плачешь? Всё хорошо закончилось, - попытался я успокоить её.
      Она прижимала меня к себе, плакала и молчала. Дородная женщина долго смотрела на нас, а потом всё же решилась подойти.
      - Вы на самом деле тонули? - спросила она.
      - А как ещё тонуть можно? - удивилась мама.
      - А мы видим, берег совсем рядом, думаем - играют.
      - Ничего себе игры! Там яма огромная и глубокая, наверное, горные реки во время дождя вымыли. Найдите лучше спасателей, пусть опасное место как-то обозначат, детей на пляже сколько!
      "Но если за дело взялась моя мама, значит, и спасателей найдут, и флажки повесят, пойду поищу свой круг", - подумал я и осмотрелся вокруг.
      Метрах в тридцати от нас стояла девочка лет десяти и, размахивая моим кругом, кричала:
      - Ребята, кто потерял?
      Я побежал к ней, а когда вернулся обратно, то увидел, как несколько мужчин протягивают канат с красными флажками, огораживая опасное место. Мама спросила:
      - Ты очень испугался?
      - Нет, если ты разрешишь, я ещё искупнусь.
      - А воды не боишься?
      - Чего её бояться?
      - Молодчина ты у меня, сумел одержать верх над своим страхом, не запаниковал, поэтому мы и спаслись.
      Я сел рядом с мамой и стал смотреть на работу спасателей. А может, была права Алёнка, это не горные реки вымыли на дне огромную яму, это дом Осьминога?

 

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2007