Анна Анисимова. ОДНАЖДЫ МЫ С ПЕТЬКОЙ
ЛЯГУШАТНИК

 

Анна Анисимова
Однажды мы с Петькой

 

Однажды мы с Петькой подружились

Я копался в самой глубокой луже за домом. Я играл, что эта лужа ? огромный океан, который затопит любую землю. Я месил лужу замечательными резиновыми сапогами! Я чавкал, хлюпал и плюхал этой лужей. Устраивал водоворот и два раза обрушивал на деревья цунами. И в конце концов придумал вырыть великий лужный канал!
      Я решил, что если сделаю между лужами глубокую траншею, то вода в лужах соединится и - ура! - канал готов! Но трудноватая это оказалась штука. Я протопал на одном месте, наверное, тысячу шагов. А лужа так и оставалась своего размера.
      И вдруг рядом с моей лужей остановились ботинки. Скучные ботинки. Мокрые - все в веснушках от лужной воды.
      - Меня зовут Петька, - сказали ботинки в веснушках.
      Разве мне было дело до такой ерунды - кого и как зовут? Вот если бы он помог мне вырыть великий канал! Тогда я готов до конца жизни звать его Петькой.
      Но ботинки в веснушках сами пошли в соседнюю лужу:
      - Смотри, как лучше делать. Сначала надо ногами грести в стороны, а потом быстро двигаться вперёд.
      Но я не стал смотреть. Я просто стал делать - и скоро наши лужи соединились в канал и даже весело зажурчали, как речка. Не ударил Петька в грязь лицом!
      Мы стояли в нашей лужной речке и чувствовали, как она плещется по нашим сапогам и ботинкам. Это было так хорошо, что и говорить ничего не хотелось. И ещё я немножко боялся, что Петька сейчас зазнается: я-то в резиновых сапогах делал канал, а он - в ботинках. Но вместо этого Петька сказал:
      - А знаешь, у молокозавода на соседней улице лужи белые и пахнут, как молоко. Если там вырыть канал, получится молочная река.
      Тогда я обрадовался и вот что сказал:
      - А знаешь, когда лужи подмерзают, их можно разбивать вдребезги. И за это ничего не будет.
      А больше мы ничего не сказали. Просто подумали: если мы так хорошо дружим лужами, то почему бы нам не дружить друг с другом?
      И мы взяли и стали дружить.

 

Однажды мы с Петькой смеялись

      - Давай кулаками мериться, - предложил я Петьке и стал боксировать перед ним. Я здорово боксировал. Правым кулаком - левым кулаком, правым - левым. У меня такие славные кулаки - как отточеные булыжнички.
      Но Петька почему-то мои кулаки совсем не оценил. Он сказал:
      - Понимаешь, кулаки - это как-то скучно. Кулаками любой дурак помериться сможет... А мы ведь с тобой не любые дураки, правда?
      - Тогда ростом давай, - сказал я и убедительно приосанился. Так, что мои лопатки на спине друг об друга поскрежетали. Рост у меня хороший - половина папиного!
      - Не-е-ет, - протянул Петька и как будто незаметно шею вытянул. - Ты всю жизнь живёшь на третьем этаже, а я только на втором. Ты же на целый этаж выше меня! Нечестно!
      Я не сдавался:
      - Может, ногами?
      - У тебя ботинки на вырост!
      - Зубами?
      - Твои в два ряда растут!
      - Животами?
      - Ты сегодня на одну котлету больше съел!
      - Головами?
      - Ты весь волосами зарос! Головы толком не видно!
      И тут я не выдержал:
      - Сколько можно! Ну не носами же!
      Но Петька вдруг страшно обрадовался:
      - Слушай! Точно! Носами!
      Он даже заскакал от восторга.
      - Ты только посмотри на мой нос! На нём может сделать сальто маленький сноубордист, - и Петька щёлкнул пальцем по своему вздёрнутому носу. - А у тебя нос картошкой ? с такого носа сноубордист полетит головой в сугроб.
      И он стал смеяться. Скакал и смеялся этот Петька. Низенький! Худющий! С коротенькими волосами и малышовыми кулачками! Скакал и смеялся. Так, что я не выдержал и тоже давай хохотать во всё горло. А то вдруг он смехом предложит помериться. Нет уж! Пусть остаётся с носом!

 

Однажды мы с Петькой управляли самолётами

      - Это мой самолёт летит, - ткнул пальцем в небо Петька.
      - А это мой, - ткнул рядышком я.
      Наши самолёты, как мухи по стеклу, ползли по небу ровно и уверенно.
      - Осторожнее! - со знанием дела предупредил меня Петька. - Не разгоняйся и не лихачь! А то серьёзная авария будет.
      А я ответил:
      - А ты не дыми так сильно! А то другая авария будет. Смотри, какой след после тебя! Мне руль не видно!
      Наши самолёты летели как друзья - по соседству.
      - А я сейчас мёртвую петлю сделал, - похвастался Петька.
      - Что-то я не видел, - засомневался я.
      - А я её очень-очень быстро сделал. Чтобы пассажиры не заметили и не заплакали, - объяснил Петька.
      Наши самолёты летели послушно, чтобы не заблудиться в небе.
      - Ой, а у меня почти бочка получилась! - закричал я.
      - Какая ещё бочка? - тоже закричал Петька. - Ты разве не видишь? Вон птицы летают!
      - А я им погудел, чтобы знали, - объяснил я. - Вот так: ту-ту-туууууу!
      - Ты сообразительный пилот, - похвалил меня Петька.
      Наши самолёты ещё раз погудели - теперь уже друг другу. И стали держать курс в разные стороны.
      - Пока, увидимся в Африке, - попрощался Петькин самолёт.
      - Лучше ты ко мне, в Китай, - а мой махнул ему напоследок крылом.
     
     
      И они дружно скрылись за горизонтом.
      А во двор на машине въехал Петькин папа. Он остановил машину посередине дороги, высунулся и стал громко сердиться, что парковаться негде. Весь двор был занят машинами. И только небо было чистым. На небе почти рассеялись две полоски от наших самолётов.

 

Однажды мы с Петькой поломали дом

      Я зашёл за Петькой гулять и мы стали спускаться по лестнице вниз. Вдруг я не выдержал и ка-а-а-ак чихнул. Аж лестница вздрогнула. Тогда Петька тоже ка-а-а-ак чихнул ? штукатурка с потолка посыпалась! Я снова чи-и-и-ихнул ? мне даже форточка похлопала. И Петька опять чи-и-и-и-хнул ? свет в подъезде выключился! Хорошо, что уже дверь на улицу! Уф! Солнце! Свобода! И людей так много рядом с подъездом. Все в ярких жилетах и касках. Серьёзные, как на линейке в школе. А вокруг инструменты сияют, коробки и разные пакеты красивыми башенками стоят. И всё лентами опоясано. Праздник! Только люди почему-то смотрят на нас недовольно, будто мы им торжественный момент испортили. И пальцами куда-то над нами тычут. Мы с Петькой тоже глянули. Ой-ой-ой! Прямо от подъезда до самой крыши по дому тянулась большая трещина! Даже огромная! Трещинища! Вот это мы почихали! Мы же с Петькой поломали дом! Сейчас нам влетит!
      - А ну живо отсюда! - крикнул человек в самом большом жилете. - Для кого объявление вешали?
      И чего он нас спрашивает? Если бы для нас вешали ? мы бы с Петькой такой праздник точно не пропустили.
      - Я кому сказал?! - снова крикнул Самый большой жилет.
      Как кому? Нам сказал. Наверное, он ещё не понял, что это мы поломали дом.
      Мы с Петькой переглянулись и живо припустили вперёд. Только Петька по дороге не выдержал и снова ка-а-а-к чихнул! За нашими спинами тут же что-то забухало, загрохотало, повалилось!..
      - Не оборачивайся, Петька, - попросил его я. - Слышишь? Ни за что! Не! Обора!-а-а-апчхи!-вайся!

 

Однажды мы с Петькой были пиратами

      Когда Петьке лечили правый глаз, ему поверх глаза налепили кружок из марли.
      - Ты, Петька, вылитый пират! - позавидовал я.
      - Ну что ты, - возразил Петька. - У настоящего пирата на глазу должна быть чёрная повязка. А у меня-то - белая!
      - А ты у нас добрый пират, - объяснил я этому дуралею. Не понимает своего счастья!
      И вдруг меня осенило! Добрый пират - это такой пират, который творит добро после обычного пирата. Я быстро схватил Петьку за руку и поволок к себе - делать для меня чёрную наглазную повязку. Если есть добрый пират - должен быть и обычный! Факт!
      Из бархатной подстилки на стул я вырезал пухлый кружок - ничего что кривой. Главное - большой, издалека будет видно! Приклеил этот кружок к пояску от маминого халата - Петьке осталось только повязать его на мою голову. Красота! Ну и кто из нас вылитый пират? - посмотрел я на Петьку. Петька и не спорил кто. Он-то уже был разок вылитым пиратом - знает, что теперь моя очередь.
      А потом мы снова отправились на улицу. Схема была простой: я творю зло, а Петька - добро.
      Я пулей промчался мимо бабы Вали. Хвать! - вырвал у неё из рук сумку и в кустах спрятался. Баба Валя как завопит на весь двор! А Петька из кустов тут как тут: "Вот ваша сумка, баба Валя. Только не вопите, пожалуйста!" Молодец добрый пират!
      А я опять за своё - схватил машинку маленького Серёжика и в кусты. Серёжик кричит будь здоров - я специально его за голос выбрал. Но добрый пират снова тут как тут: "Ну чего ты, Серёжик, не реви. Это же игра такая. Вырастешь - тоже пиратом будешь…"
      Отличная из нас с Петькой пиратская команда получилась. Только мне дома здорово досталось. Но мой добрый пират и здесь пришёл на выручку! Я же говорил, что он творит добро!
      В следующий раз тоже попрошу себе глаза полечить. Надо же и мне как-нибудь помочь Петьке.

 

Однажды мы с Петькой были спасателями

      Мы накопили денег и пошли их тратить.
      А у магазина воздушные шарики на привязи. Рвутся в небо, бьют копытами:
      - Эй, кто-нибудь! Спасите-помогите! На волю отпустите!
      И мы купили сразу всех воздушных лошадей. Три упряжки.
      Первая тройка умчалась от Петьки галопом - застоялись лошадки!
      Вторая от меня уже повежливее - рысцой. Залюбуешься!
      А потом Петька задумался:
      - А вдруг у нас с тобой завтра денег не будет? Давай лучше этих трёх отпустим завтра. Растянем удовольствие.
      Я галопом, ой... то есть быстро согласился.
      А назавтра воздушные лошади сдулись. Запутались в нитках-поводьях. Лежат в морщинках, стариковатые. Ни о чём не просят. Зато мы с Петькой стоим над ними: "Эй, кто-нибудь! Спасите! Помогите!"

 

Однажды мы с Петькой командовали осенью

      - Ну-ка, деревья, на жёлтые и красные листья рассчитайсь!
      - Жёлтые!
      - Красные!
      - Жёлтые!
      - Красные!
      - Жёлтые!
      - Жёлтые!
      - Эт-то что за вольности? Поменяться с красными местами!
      - Красные!
      - Жёлтые!
      - Красные!
      - Жёлтые!
      - А это кто совсем лысый? Выйти из строя!
      - Жёлтые!
      - Красные!
      - Жёлтые!
      - Красные!
      - А здесь почему до сих пор зелёные листья?
      - Простите, мы форму в лете забыли!
      - Вот постойте и подумайте над своим поведением. Может, покраснеете!
      Так мы с Петькой шли по улице и командовали напропалую. И нас все слушались.

 

Однажды мы с Петькой решили завести домашнюю ёлку

      - Ёлка, которая растёт дома, это очень полезная штука! - уверенно заявил Петька. - Дед Мороз куда кладёт подарки? Под ёлку! А если ёлка домашняя, значит, подарки под ней будут появляться целый год!
      Это Петька неплохо придумал. Просто очень неплохо. Мне как раз нужен был новый насос к велосипеду и звоночек погромче. Ещё бинокль и гоночная машинка на управлении. И снегокат с блестящими полозьями. Но всё сразу просить у Деда Мороза как-то невежливо. А если просить целый год - то ерунда, конечно! Разве ему трудно?
      Но Петька прервал мои мечты:
      - Нет! Польза от ёлки знаешь в чём? Когда ёлка хорошо разрастётся, она пустит корни в квартиру ниже. И тогда в этой квартире можно будет качаться на корнях, как на лианах!
      Ой как здорово Петька придумал! Просто очень здорово! Если б у меня были лианы, я стал бы ого-го! Ловким, крепким, сильным! Я бы как мартышка - туда-сюда на них летал, сюда-туда. Забыл в комнате портфель? Вжиу! В один момент за ним слетал. Мама зовёт обедать? Вжиу - я уже на кухне. Жаль только, что эти лианы будут в квартире у бабы Вали. А она и так вечно жалуется, что я громко топаю. Даже когда я просто хожу. А уж качаться на лианах у неё дома вряд ли пустит. Зато когда она заснёт, я потихоньку спущусь по корням домашней ёлки вниз и самую малость покачаюсь - взиу-взиу, взиу-взиу. А когда баба Валя проснётся, я стану уже таким крепким, что в один момент окажусь у себя дома. Она ничего и не заметит!
      - Нет, - снова сказал Петька. - Настоящая польза в том, что, когда ёлка хорошо разрастётся, она верхушкой вылезет на крышу. Тогда если ночью лечь на крыше под нужным углом, то будет казаться, что на верхушке у ёлки звезда!
      И как только Петька это придумал?! Просто космически! Не какая-нибудь там электрическая звезда будет на нашей ёлке, а самая настоящая! Которая без всякой розетки может светить ночи напролёт. А если надоест - можно будет поменять её на другую. Тоже настоящую. У такой домашней ёлки миллион миллионов звёзд в запасе!
      Но Петька и на этом не успокоился.
      - Нет, нет и нет, - сказал он. - Всё-таки самая настоящая польза знаешь в чём? Когда домашняя ёлка вырастет, в квартире будет домашний лес. Сидишь как будто дома, а на самом деле в лесу. Воздух ? свежий-пресвежий! Мама жутко обрадуется! Ведь дома полезный ёлкин воздух ни одна машина не загрязнит. А можно ещё белку домашнюю завести и шишки на ветках развесить - пусть белка скачет и орешки грызёт.
      Тут я уже ничего не подумал, а просто потянул Петьку искать белку. Дед Мороз пока ещё пришлёт подарки! С бабой Валей договариваться надо. Миллионы миллионов звёзд никуда от нас не денутся. А вот домашняя белка!..

 

Однажды мы с Петькой чуть не потеряли друг друга!

      Вдруг откуда ни возьмись у Петьки появились дальние родственники. И он уехал. Хотя даже не знает их! А дальние родственники - они ведь почему дальние? Потому что живут далеко-далеко. В чужой далёкой стране. В Антарктиде! И теперь Петька без меня будет играть с пингвинами. Или нет... Дальние родственники живут ещё дальше - на другой планете. Ходят вместе с инопланетянами и говорят по слогам: "Пе-тя, при-вет". Будто я тоже так не могу! Ясно же, что не видать мне Петьки сто лет. Сто лет я буду один, без Петьки, играть с эхом, управлять самолётом, превращаться в огурца! А когда он вернётся от своих дальних родственников обратно, у меня борода будет, как у старика Хоттабыча - седая и длинная. Петька будет дёргать меня за бороду, чтобы я желания исполнял. И я, конечно, буду исполнять. Но каждый раз приговаривать: "Только чтобы больше никаких дальних родственников! Чтобы больше ты никуда не уезжал!" А Петька, конечно, будет соглашаться: "Да ну их, этих дальних родственников, они только и умеют что твердить: "Пингвины - это тебе не игрушки!" А инопланетяне вообще ни одной нашей игры не знают. Знай твердят своё "Пе-тя, при-вет".
      Так я думал и бродил совсем один по лужам. А через несколько часов Петька вернулся. Я так обрадовался, что его отпустили эти дальние инопланетяне, что немножко расстроился, - я уже привык, что у меня для Петьки выросла исполняющая желания борода.

 

Однажды мы с Петькой управляли зонтиком

      Я шёл в школу. Петька, как обычно, ждал меня у своего подъезда.
      - Петька, здорово! - крикнул я ему.
      Но он на меня даже не посмотрел.
      - Станция "Чёрная речка", - сказал Петька куда-то в сторону. И раскрыл над собой зонт.
      Чего это он такой деловой? - уставился я на него.
      - Заходите! Пожалуйста! - в ту же сторону сказал Петька и недовольно на меня покосился: чего это я такой непонятливый?
      Я шагнул к нему под зонт.
      - Осторожно! Двери закрываются! - предупредил Петька и сделал рукой гудок: ту-ту. А! Это чтобы я понял, что он - машинист. Ловко придумал: ведь метро самый верный транспорт в городе! Быстро домчимся до школы!
      И мы поехали.
      Как это было удобно! Раньше-то мы ведь пешком шли, а теперь ехали под зонтиком. Дома - только успевай мелькать. Пешеходы - не путаются под ногами, все уступают дорогу зонтику. Машины - стоят в пробке и завидуют.
      Скоро на пути нам попался одноклассник Молчанов.
      - Тпру-у-у, - почему-то сказал Петька и остановил зонтик. - Станция... "Гостиный двор"! - объявил он для Молчанова. Но Молчанов смотрел на Петьку и молчал.
      - Заходите, пожалуйста, - знаками показал я ему. Молчанов стал молчать на меня.
      Тогда Петька пригрозил:
      - Осторожно! Двери закрываются!
      А вот это подействовало! Молчанов молча вошёл под зонтик. И мы двинулись дальше.
      Мы с Петькой ехали и держались за зонтик, а Молчанов ехал и держался сам по себе. Машинисту Петьке не понравилась такая обстановка в вагоне.
      - Уважаемые пассажиры, держитесь за поручни! - попросил он.
      Молчанов будто ждал этого объявления.
      - Держусь! - отрапортовал он и от души ухватился за зонтик...
      ...В школу под зонтиком приехало семь довольных пассажиров и один ну очень довольный машинист. То ли ещё будет, когда мы поедем под зонтиком в дождь!

 

Однажды мы с Петькой заплутали

      Мы шли по улице Плуталова и как заплутали: то по правой стороне пойдём, то по левой, то пробежимся, то поскачем, то задом наперёд попробуем. Плутали что надо! Пока на улицу Бармалеева не попали. Это мы опасную ситуацию подпустили! От Бармалеев хорошего не жди - с пелёнок известно! Поэтому мы с Петькой дунули с этой улицы и очутились на Большой Пушкарской. И разошлись! Ох как мы разошлись! Не каждый ведь день повезёт заплутать на такую улицу - с пушками! У меня пушка вышибала снаряды так: БУХ! БУХ! БУХХХ! И дома падали с красивым грохотозвоном: БДЫЗЖЬ! БДЫЗЖИУ! А у Петьки зубов передних нет и пушка с присвистом оказалась: ФЫЩ! ПЩИУ! ФЫЩ! ФЫЩ! Но всё равно громко. Потому что улице с таким названием как следует шуметь надо! Мы почти всё обстреляли пушками на этой улице. Так что прохожие и собаки попрятались в подворотни, а из окошек высунулись самые бесстрашные жители и попросили дать ну хоть немножечко тишины. Что ж. Мы с Петькой не жадные. Мы свернули на Малую Пушкарскую и убавили звук у наших пушек. бух! фыщ! бух! фыщ! бух-бух! фыщ-фыщ! Но и на этой улице все сплошь противники пушек! И зачем они только там ходят?! Это ведь сама улица так звучит. Как маленький пушечный оркестрик. Это ведь прислушаться надо! Почувствовать! Мы свернули на Саблинскую. Ах так! Тогда вот вам! - махнул я саблей. И вот! - махнул Петька. А больше мы не захотели махать - скучные эти сабли. Тихие, незаметные...
      Так мы с Петькой плутали-плутали и на улицу Рентгена выплутали. А по этой улице же идёшь и рентгеном просвечивашься! И всё видно про тебя и без слов ясно! Как мы с Петькой обрадовались! Прямо заскакали от такой прозрачной радости. И пушки наши сразу проснулись и по новой палить начали! А люди смотрели на нас внимательно и соображали: "Вот это у них пушки! Мощно! Очень мощно! Интересно, до Льва Толстого долетит?"
      Не ту улицу Пушкарской назвали - факт!

 

Однажды мы с Петькой болели

      Весной был ледоход. Хотя на самом деле это больше похоже на ледоплыв. Мы с Петькой стояли на мосту и глядели вниз: по реке плыли льдины, а на них стояли чайки. Это у чаек такой любимый вид спорта - кататься на льдинах.
      - Видел, как она её обогнала? Видел? - показал пальцем Петька.
      Это чайка на льдине в виде кирпича - вжиу! - как на сноуборде промчалась мимо другой чайки.
      Я решил поддержать отстающую и закричал:
      - Хей-хей-хей-хей!
      Я знаю: так обычно лыжникам кричат, чтобы они ускорились.
      Отстающая оказалась послушной. Она сразу поняла меня. Поднялась со своей льдины и стрелой опустилась на другую - на маленький квадратик рядом с "кирпичом". Теперь наши с Петькой чайки имели равные шансы попасть на подиум - закатиться на льдинах под мост.
      - Поднажми-и-и! - завопил Петька кирпичовой чайке. - Не сдава-айся! Быстре-е-е!
      А чем я хуже?! Я тоже не сдавался и кричал своей:
      - Ещё немножко, миленькая-а! Давай-давай, миленькая-а!
      Честное слово, моей чайке понравилось, как я кричу. Она привстала и даже поаплодировала мне крыльями. От этого льдина сделала хороший рывок и гордо вошла под мост первой.
      - Урррааа! - запрыгал я на мосту. - Мы победили! Наша взяла!
      Но Петька прервал моё торжество:
      - А наша тоже во льдах не пропадала! Соревнования продолжаются! К нам плывёт много-много чаек! Начинаем командную гонку!
      Точно! К нашему мосту приближались огромные льдины, на которых сидело сразу по несколько чаек.
      - Спорим, мы вас сделаем, хоть нас и меньше? - Петька мигом выбрал себе команду. И не успел я согласиться, как он отсчитал: - На старт! Внимание! Марш!
      Теперь на Петькиной льдине соревновалось три птицы, а на моей - четыре. И его льдина не стеснялась толкать мою!
      - Эй, ребята! Аккуратнее гребите! Это не по правилам! - возмущался я.
      Но Петькина команда шла уверенно, как скорая помощь:
      - Уа-уа-уа!!!
      Она проворно подсекла мою четвёрку и вырвалась вперёд.
      - Миленькие!!! Тетёхи!!! - орал я как только мог. - Вы что!!! Вас же больше!!! Ну-ка взяли!!!
      Но куда там! Петькины чайки рулили своей льдиной прямо перед моими. Так что моим тетёхам никакого бы времени на обгон не хватило. Петькины чайки видели это и хохотали. Льдина раскачивалась и скоро с триумфом влетела под мост. Петька так громко закричал-запрыгал, что все спортсменки загорланили "ура" и взлетели со льдин в голубое небо.
      Богатый день, когда ледоход! Чайки занимаются любимым видом спорта, а мы - болеем изо всех сил!

 

Однажды мы с Петькой защищали двор
от инопланетного вторжения

      Летом к нам во двор зашли женщины с лыжными палками в руках. Прямо двумя шеренгами зашли. И потопали себе по двору, отталкиваясь палками от тротуара.
      - Ты когда-нибудь видел, чтобы на лыжах только с палками ходили? - спросил меня Петька.
      - Нет, - ответил я. - Но ведь летом на лыжах по асфальту шершаво. Они бы лыжинами запутались и свалились горкой - поднимай их потом.
      А женщины шли ровненько, по сторонам не смотрели, только друг с дружкой шептались: "Этэ-тэ, ата-та".
      - Всё равно, - заупрямился Петька, - что-то здесь не так. Вот твоя мама ходит с лыжными палками?
      - Чего ей ходить, - удивился я, - она только по магазинам бегает.
      - Так! - обрадовался Петька. - А моя мама ходит с лыжными палками?
      - Это мне у тебя спросить нужно, - сказал я.
      - Спрашивай, - сказал Петька.
      - Твоя мама ходит летом с лыжными палками?
      - Нет! - гордо ответил Петька и продолжил опрос: - А баба Валя?
      Я вспомнил свою соседку:
      - Ха! Баба Валя лучше палкой кого-нибудь прогонит!
      - Вот! - сказал Петька. - Я же говорил, что здесь что-то не так.
      А женщины уже обходили нас своим строем. Всё так же стучали палками и шептались. Этэ-тэ. Тук-тук. Ата-та. Тук-тук!.. И тогда - ох! - в один момент мы всё поняли! Это ведь не женщины с палками, а инопланетная армия! Палкоходцы! Высадились на территорию нашего города, взяли лыжные палки для конспирации, ходят, присматриваются и палками сигналы выстукивают: "Тук-тук! двор подходящий! ата-та! можно приступать к завоеванию!" Мы с Петькой как догадались про это, сразу встали плечом к плечу и грозно выпрямились вслед уходящим женщинам. Ну-ну! Пусть только попробуют! Если на нас вздумают - мы свой двор ни за что не отдадим!

 

Однажды мы с Петькой были в космосе

      - Смотри, как я прыгаю! - крикнул Петька и взлетел над батутом. - Выше облаков!
      Это была правда. Я стоял на земле и видел, какой большой кусок неба мелькал между батутом и Петькой. Целых два облака в этот кусок влезало. Но всё же - вот расхвастался!
      Я вскарабкался на батут, пристегнул ремни и - тьфу Петькины облака!
      - А я - ещё выше! - крикнул я Петьке, отрываясь от батута. - Я на Луне! Ты думал, чего она днём на небе зря висит?! Это она меня ждала!
      Петька увидел, что я лунатик, и тоже попрыгал космос покорять.
      - А я на Марсе! - крикнул он. - На Луне-то уже были люди, а я - первый человек, который побывал на Марсе!
      У меня в глазах аж заоранжевело!
      - То-то с тебя песок сыплется! - заорал я ещё громче и прыгнул выше. Ещё выше! - Ха! А я на Нептуне, слышишь? На водной планете! - кричу и пальцами на него брызгаю - чтобы перестал хвастаться. Но где там.
      - А я уже кольца на Сатурне считаю! Прыгаю через кольца похлеще любого акробата в цирке!
      - А я уже на Юпитере, видел? - кричу. - Тут всё как в нашем Питере, только впереди стоит буква Ю.
      - А я... я на Юмоскве! - орёт Петька и снова больше хвастается, чем прыгает! - Юпитер все знают, а Юмоскву - я открыл! Потому что я первый до неё допрыгнул!
      Он этой Юмосквой все знания мне сбил. У меня мозг как будто батут стал, а знания прыгали на нём и я ничего сообразить не мог. Но я как следует поднапрягся и крикнул так, чтобы на всех планетах было слышно:
      - Привет, чёрная дыра!!! Я прыгаю в тебя!
      Тут на самом деле меня засосала чёрная дыра. Во мне всё заклокотало, голова оторвалась и стала кружиться, как круглая планета, сама по себе. С ушами. И в эти уши наблюдательная женщина кричала нам с Петькой, что наше время прыгать уже вышло...
      Мы прибатутились. Уселись прямо на землю, надеваем кроссовки - а в ногах ещё столько прыгучести осталось! Что мы застегнули наскоро липучки и попрыгали дальше. И знаете, мы прыгали ещё выше, чем на батуте! Выше всего космоса!

 

Однажды мы с Петькой были летом зимой

      На улице было жарко до трусов. Я зарылся руками и ногами в песочницу и представлял, что ползу по пустыне. Что я потерял своего верблюда и теперь совсем один. Что я страшно хочу пить, а до ближайшего оазиса сто километров. Так что через много-много лет, когда в пустыне откопают мой скелет, на его месте выроют глубокий колодец, чтобы любой путник мог напиться холодной воды. Брррррррр - вот какой холодной!
      И вдруг в мою спину прилетел снежок. Он запенился на моей горячей спине, как молоко на плите. "Ну всё, - подумал я, - солнечный удар! Прощайте, люди! Скоро скелет будет готов! Не забывайте!"
      Но в меня прилетел ещё один снежок. Ну что такое! Кто мне мешает в скелет превращаться?!
      Я обернулся и увидел Петьку.
      - У катка! - Петькины глаза сверкали как солнцы. - Снег выкинули! Целая горка снега у катка! Бежим!
      Легко сказать! Я же ещё в пустыне! Я же раздет! А если замёрзнем?
      Но Петька меня быстро пропесочил:
      - Эх ты! Мёрзнут только взрослые!
      Тогда я махом распесочился и мы побежали.
      У крытого катка, где можно кататься зимой и летом, правда лежала куча снега. Прямо на поляне с ромашками.
      - Что бы такое сделать, чтобы потом не пожалеть? - задумался Петька. - А то ведь летний снег раз в сто лет бывает!
      - Давай в снежки, - предложил я. - Ты ведь в меня уже кинул парочку, а я - нет!
      И, не дождавшись ответа, я слепил снежок и сразу кинул. Точнёхонько в коленку попал! Но Петька не обиделся.
      - Ещё! - улыбнулся он.
      Тогда я второй снежок в него запульнул. Прямо в яблочко - в пузо! А он снова:
      - Ещё!
      И третий туда же! И четвёртый! А после пятого Петька крикнул:
      - Хорош добро переводить! Придумал! Просто слепим снеговика. А то летом снежки - это слишком приятно.
      И мы стали лепить. Руки у нас были ещё горячее спин. Снег от таких горячих рук был покладистый, не кусался - и снеговик получился быстро. Правда, немножко с травой закатанный. Но это ничего. Он же летний! Глазами мы ему сделали ромашки, рот выдавили пальцами. А на голову снеговику Петька свою бейсболку натянул.
      - Думаешь, поможет? - засомневался я. - Сегодня печёт, как в духовке! От него даже скелета не останется!
      Петька посмотрел на снеговика - тот добродушно щурился в ответ.
      - Ну и что! - сказал Петька. - Зато это самый неунывающий снеговик на свете! Он скоро растает, а всё равно - улыбается!
      Тогда я тоже снял свою кепку и надел её на снеговика. Держись подольше, летний!

 

Мы с Петькой круглый год

      Осенью в воздухе стоит дождь. Выходишь вроде на улицу, а на самом деле в гигантскую ванную. Будто кто-то жарко помылся в ванной и она вся запотела. Я добираюсь до Петьки распаренный и чистый.
      - С лёгким паром! - говорит мне Петька.
      - Спасибо, - отвечаю я и смахиваю со лба мокрые капельки.
      Зимой что ни вечер, то темно. Луна в такую темень выкатывается с неохотой. Мы с Петькой подбадриваем её, подмигиваем. А она стесняется - прячется за крыши и подглядывает за нами своими кратерами.
      Весной хочется, чтобы звонок с урока был в любую минуту. Мы приносим учительнице велосипедный звоночек. Он для неё как кольцо на палец - в самый раз. Надевай и тренькай пораньше. Но звонок просто так лежит на столе. Когда нам особенно невмоготу, мы прислушиваемся, - он звенит для нас шёпотом.
      А летом - свобода! Хоть все уроки любуйся, как работает башенный кран.
      - Крановщик - это тот, кто в детстве любил башни из кубиков строить, - говорит Петька. - Если ты любил в кубики играть - считай, станешь крановщиком. Я стану.
      - А если не любил? Если просто на шкаф лазил? - интересуюсь я. - На высокий?
      Петька прикидывает:
      - На кране можно до неба достать, на шкафу - до потолка. Считай - тоже.
      Ура! Мы оба станем крановщиками!
      - Да, - говорит Петька. - И всегда будем видеть друг друга. Даже издалека.
      А я добавляю:
      - И при встрече будем жать другу другу стрелы!

[в пампасы]

 

Электронные пампасы © 2014